КалейдоскопЪ

Походный порядок

Общее число транспортов было: 27 с войсками, один флагманский, два ледокола. Походный строй — в двух кильватерных колоннах днем и в одной кильватерной колонне ночью. Транспортная флотилия делилась на четыре отряда:

1-й отряд (два отделения) — семь транспортов — два полка пехоты и четыре батареи;

2-й отряд (два отделения) — девять транспортов — два полка пехоты, две батареи и перевязочный отряд;

3-й отряд — пять транспортов — дивизионный обоз и перевязочный отряд;

4-й отряд — шесть транспортов — парковая бригада, два лазарета и дезинфекционный отряд.

Переход морем

Одновременно с выходом транспортов из Мариуполя для их встречи и конвоирования были посланы командованием к Керченскому проливу крейсера «Кагул», «Память Меркурия», «Алмаз» и авиатранспорт «Александр I» с миноносцами. На обязанности конвоя, находившегося под общим командованием начальника минной бригады, лежала задача осветить район пролива и очистить его от неприятельских подводных лодок, если бы оказалось, что они поджидают выход транспортов.

17 мая, когда корабли конвоя заняли в проливе назначенные им районы, «Алмаз» и «Александр I» приступили к несению намеченной воздушной разведки, спуская поочередно свои гидросамолеты до момента, когда транспорты окончательно миновали район Керченского пролива.

Главные силы в составе обоих линейных кораблей — «Мария» (флаг командующего) и «Екатерина» — составляли прикрытие, причем «Мария» прикрывала непосредственно транспорты в их движении, а «Екатерина» держалась у Босфора, поддерживая связь с дежурной у проливов подводной лодкой на случай выхода «Goeben» и других кораблей противника.

В 13 ч 50 мин транспорты, идя одной кильватерной колонной в числе 30 ед., стали выходить из канала, поступая под охрану конвоирующих кораблей. Отсутствие каких-либо признаков неприятельских подводных лодок указывало, что замысел операции остался для противника неизвестным и, таким образом, перенесение пункта посадки в глубокий морской тыл сыграло свою роль.

Ввиду того что перестроение транспортов в две кильватерные колонны (как это было намечено для дневного перехода) после их выхода из пролива сильно задержало бы десант в районе, считавшемся командующим транспортной флотилией опасным, последний условился с начальником конвоирующих кораблей, что этот день флотилия будет идти одной кильватерной колонной. Вместе с тем, начальник транспортной флотилии полагал, что за этот день транспорты сплаваются, привыкнут держать расстояние и вообще приобретут навыки совместного плавания в простейшем строю, после чего будет легче перейти к установленным строям в две колонны.

Ввиду того что однокильватерный строй для дневного движения не был предусмотрен инструкцией, начальнику конвоя пришлось дать новую диспозицию кораблям охраны. В дальнейшем переходе флотилия на следующий день шла в двух колоннах, ночью — в одной, как было установлено.

Весь переход был совершен благополучно. В ночь на 18 мая погода засвежела, и ветер развел крупную зыбь, от которой сильно страдали перевозимые войска и лошади.

На рассвете 19 мая открылись берега Лазистана, и с 5 часов утра начальник конвоя приказал «Александру I» и «Алмазу» начать воздушную разведку по всему району подхода к Кавата-Шан. С приближением транспортов к пункту высадки десант был встречен миноносцем, под проводкой которого транспорты одной колонной стали входить на рейд высадки.