КалейдоскопЪ

Комментарии

1

Трудно согласиться с такой постановкой вопроса. Кажется очевидным, что «стратегические директивы» не «в той или иной степени», а самым решительным образом влияли на «поступки и решения» командования флота Черного моря. Известно, что командующий флотом адмирал А.А. Эбергард — флагман весьма энергичный и самостоятельный — с получением сведений о прибытии в Босфор германских крейсеров «Goeben» и «Breslau» испрашивал разрешения верховного командования войти в пролив и нанести упреждающий удар по неприятельским кораблям. (Кстати, в конце 1903 г. капитан 1 ранга А.А. Эбергард, будучи флаг-капитаном штаба начальника эскадры Тихого океана вице-адмирала О.В. Старка, придерживался подобной точки зрения в отношении японцев.) Однако стремление черноморского командования взять инициативу в свои руки не нашло понимания ни в столице, ни в ставке. Благоприятные условия для внезапного нападения германо-турецких кораблей на российские порты были созданы не столько «пассивностью» и «нераспорядительностью» командования флота Черного моря, сколько осторожностью официального Петрограда и верховного командования, которые пытались всеми мерами оградить нейтралитет Турции и несколько раз «одергивали» А.А. Эбергарда. Это обстоятельство, впрочем, не снимает с повестки дня вопросы поддержания боеготовности сил и средств флота и береговой обороны в угрожаемый период, которые автор анализирует ниже.

2

Линейный (по германской классификации — большой) крейсер «Goeben», построенный в 1909–1912 гг. фирмой «Blohm & Voss» в Гамбурге, имел полное водоизмещение 25 400 т, на испытаниях развил скорость 28 узлов. Был вооружен десятью 280-мм, двенадцатью 150-мм и двенадцатью 88-мм орудиями и четырьмя подводными 500-мм торпедными аппаратами. Толщина брони достигала 270 мм (главный пояс), 90 мм (палуба), 230 мм (башни), 350 мм (боевая рубка) Численность экипажа — 1053 человека, в том числе 43 офицера. Накануне мировой войны вместе с крейсером «Breslau» составлял Средиземноморскую дивизию под командованием контр-адмирала В. Сушона, которая в начале августа 1914 г. прорвалась в Дарданеллы. После фиктивной продажи Турции был переименован в «Явуз Султан Селим» и служил в составе турецкого флота до 1960-х годов.

3

Легкий (малый) крейсер «Breslau» был построен в 1910–1912 гг. фирмой «Vulcan» в Штеттине. При полном водоизмещении 5587 т развивал скорость 27,6 узлов. Вооружение корабля в 1914 году составляли двенадцать 105-мм орудий, два пулемета и два подводных 500-мм торпедных аппарата, крейсер мог принять на борт 100 мин. Экипаж — 373 человека. В турецком флота получил название «Мидилли». В январе 1918 г. погиб на английских минах у о. Имброс.

4

Автор не вполне точен. В 1913–1917 гг. пост великого везира (садразама) — главы оттоманского правительства (Высокой Порты) — занимал египетский принц Саид Халим-паша, он же в 1913–1915 гг. исполнял обязанности министра иностранных дел. Упомянутый автором Энвер-паша накануне и в годы мировой воины являлся военным министром и начальником генерального штаба. Впрочем, известный германофил Энвер, будучи членом диктаторского триумвирата (вместе с министром внутренних дел Талаат-беем и морским министром Джемаль-пашой) и мужем племянницы султана (падишаха) Мехмеда V Решада, являлся одной из наиболее влиятельных фигур в военно-политическом руководстве Османской империи и главным инициатором выступления Турции на стороне Центральных держав.

5

Сазонов Сергей Дмитриевич (1860–1927) — известный отечественный дипломат, в 1910–1916 гг. — министр иностранных дел. Будучи весьма влиятельным политическим деятелем, активно проводил курс на сближение с Великобританией и Францией. В годы Гражданской войны входил в состав правительств А.В.Колчака и А.И.Деникина, представлял их на Парижской мирной конференции. Умер в эмиграции.

6

Эбергард Андрей Августович (1856–1919) — видный отечественный военно-морской руководитель, адмирал (1913 г.), член Государственного Совета (1916 г.) и Адмиралтейств-Совета (1917 г.). Родился в г. Патры (Морея) в семье российского консула в Пелопоннесе действительного статского советника А.И. Эбергарда. Выпускник Морского училища 1878 г. После шести лет корабельной службы на Балтике и в Тихом океана (фрегат «Князь Пожарский», канонерская полка «Дождь», корвет «Скобелев», фрегат «Герцог Эдинбургский», клипер «Наездник») был прикомандирован к Главному морскому штабу, после чего стал исправляющим должность флаг-офицера, а затем адъютантом управляющего Морским министерством адмирала И.А. Шестакова (1886 г.), вместе с которым совершил кругосветное плавание на пароходе Добровольного флота «Москва» и пересек по сухому пути Северо-Американские Соединенные Штаты. В 1894–1896 гг. — морской агент (атташе) в Турции. После возвращения из Константинополя был направлен на Черное море, где командовал миноносцем «№ 259», исполнял обязанности начальника штаба Черноморского флота (1896 г.), а затем служил в должности старшего офицера на канлодке «Донец» (1896–1897 гг.) и эскадренных броненосцах «Екатерина II» (1897–1898 гг.) и «Чесма» (1898–1899 гг.). В должности командира канонерской лодки «Манджур» (1899–1901 гг.) перешел на Дальний Восток и участвовал в подавлении «Боксерского восстания» в Китае, с 1901 г. временно командовал крейсером «Адмирал Нахимов». Осенью 1901 г. — временный градоначальник в Инкоу. В 1903 г. А.А. Эбергард занял пост флаг-капитана штаба начальника эскадры Тихого океана. В годы русско-японской войны был флаг-капитаном, а затем исправляющим должность начальника морского походного штаба адмирала Е.И. Алексеева — наместника императора на Дальнем Востоке и главнокомандующего всеми вооруженными силами, действующими против Японии. По окончании войны служил на Балтике в должности командира эскадренного броненосца «Император Александр II» (1905–1906 гг.), затем на Черном море — командиром линейного корабля «Пантелеймон» (1906 г.). В 1906 г. помощник начальника Главного морского штаба, начальник отдельного отряда судов, назначенных для плавания с корабельными гардемаринами (1906–1908 гг.) В 1908 г. назначен начальником Морского генерального штаба. С 1911 г. — командующий морскими силами (с августа 1914 г. — флотом) Черного моря. По мнению Морского генерального штаба и морского штаба главковерха, в руководстве флотом проявил пассивность и нерешительность, вследствие чего в июле 1916 г. был смещен с должности вместе со своими ближайшими помощниками. Уволен со службы в декабре 1917 г. В 1918–1919 гг. жил в Петрограде, работал в должности заведующего общим отделением управления мостовыми комиссариата городских хозяйств Летом 1919 г. в число других представителей старой государственной элиты был арестован, но вскоре освобожден (по некоторым данным, благодаря вмешательству бывшего матроса с канонерской лодки «Терец», помилованного А.А. Эбергардом после событий 1912 г.). Похоронен на Новодевичьем кладбище. Был награжден Золотым оружием с надписью «За храбрость» (1904 г.), являлся полным кавалером орденов Св. Анны и Св. Станислава, кавалером нескольких российских и иностранных наград.

7

10 октября 1914 г. германским послом в Константинополе Вангенгеймом и представителями младотурецкой верхушки было подписано соглашение, по условиям которого Германия обязалась предоставить Османской империи 5 миллионов лир золотом из 6 процентов годовых: 250 тысяч через 10 дней после подписания договора, 750 тысяч — через 10 дней после объявления Турцией войны России или Англии, а остальную часть — через 30 дней после начала военных действий в виде ежемесячных взносов по 400 тысяч лир. Первая часть займа поступила в Стамбул 26 октября. Для сравнения: в 1914 г. годовой бюджет военного министерства Турции составлял 6 миллионов, морского министерства — 1,2 миллиона золотых лир.

8

Лиман фон Сандерс Отто (1855–1929) — немецкий генерал, генеральный инспектор турецкой армии и глава германской военной миссии (1913–1918 гг.), командующий 5-й турецкой армией в Галлиполи (февраль 1915 г. — январь 1916 г.), командующий турецкими войсками в Палестине (1917–1918 гг.).

9

Мольтке (младший) Хельмут, граф, фон (1848–1916) — немецкий генерал-полковник, племянник генерал-фельдмаршала графа Х. фон Мольтке (старшего) — начальника генерального штаба и главнокомандующего прусской армией в австро-прусской (1866 г.) и франко-прусской (1870–1871 гг.) войнах. С 1906 г. — начальник генерального штаба. После поражения немцев в грандиозном Марнском сражении 1914 г., обозначившем крах германского плана войны, был заменен генерал-лейтенантом Э. фон Фалькенгайном, бывшим до этого военным министром.

10

Бетман-Гольвег Теобальд, фон (1856–1921) — германский государственный деятель. В 1905–1907 гг. — министр внутренних дел Пруссии, в 1907?1909 гг. — имперский статс-секретарь (министр) внутренних дел, в 1909–1917 гг. — рейхсканцлер (глава правительства).

11

Здесь ошибка Г. Лорея. Халил-бей (Халил Ментеше), о котором идет речь, являлся не министром иностранных дел, а председателем междлиса (палаты депутатов).

12

Сушон Вильгельм (1864–1946) — германский вице-адмирал (1916 г.). один из известнейших флагманов Первой мировой войны. Родился в Лейпциге в семье художника, на флоте с 1881 г… в офицерских чинах — с 1886 г. До 1902 г. служил на броненосце «Oldenburg», учебных кораблях «Mars» и «Charlotte», авизо «Pfeil», затем был назначен начальником «британской секции» Адмирал-штаба. В 1903–1905 гг. — начальник штаба Восточно-Азиатской крейсерской эскадры. В 1907–1909 гг. — командир броненосца «Wettin», в 1909–1912 гг. — начальник штаба Кильской морской станции, в 1912 г. — младший флагман II эскадры Флота открытого моря. В октябре 1913 г. вступил в должность командира Средиземноморской дивизии. В августе 1914 г. с крейсерами «Goeben» и «Breslau» прорвался в Дарданеллы и после фиктивной продажи кораблей Османской империи занял пост командующего турецким флотом. В 1914–1917 гг. руководил действиями германских, турецких и болгарских военно-морских сил. В августе 1917 г. был назначен командиром IV эскадры Флота открытого моря, с которой участвовал в операции «Альбион» — захвате Моонзундских островов. В октябре 1918 г. назначен начальником Кильской морской станции, с марта 1919 г. в отставке. Скончался в Бремене в возрасте 81 года.

13

Русский морской агент (атташе) в Турции — капитан 1 ранга А.Н. Щеглов, автор известного доклада «Значение и работа штаба на основании опыта русско-японской воины» (1906 г.), один из инициаторов создания Морского генерального штаба.

14

Кетлинский Казимир Филиппович (1875–1918) — один из выдающихся офицеров отечественного флоты, контр-адмирал (1917 г.). Окончил Морской кадетский корпус (1895 г.) и Артиллерийский офицерский класс (1902 г.). Во время русско-японской войны, будучи старшим артиллеристом эскадренного броненосца «Ретвизан», предложил организовать перекидную стрельбу через Ляотешань по японским кораблям, бомбардирующим Порт-Артур. С 1904 г. — флагманский артиллерист морского походного штаба адмирала Е.И. Алексеева, с 1906 г. — флагарт штаба командующего отдельным практическим отрядом Черного моря, с 1908 г. — штаба командующего морскими силами Черного моря. Старший офицер линейного корабля «Иоанн Златоуст» (1909–1911 гг.), преподаватель Николаевской морской академии (1913 г.). С началом мировой войны — флаг-капитан по оперативной части штаба командующего флотом Черного моря. Летом 1916 г. был смещен с должности вместе с комфлотом адмиралом А.А. Эбергардом, назначен командиром крейсера «Аскольд» и привел корабль из Средиземного моря в Англию, а затем на Крайний Север. С сентября 1917 г. — начальник Мурманского укрепленного района и Мурманского отряда судов. Убит в Мурманске неизвестными. Награжден Золотым оружием и несколькими орденами.

15

Примечательно, что перечень «положений», введенный в действие приказом адмирала А.А. Эбергарда № 587 от 9 августа 1914 г., являлся, в сущности, прообразом системы «оперативных готовностей», которая в межвоенный период была воссоздана в РККФ — сначала (в том или ином виде) на флотах, а затем — в 1939 г. — в масштабе всего Военно-Морского Флота.

16

Полные названия этих кораблей — «Великая княгиня Ксения», «Великий князь Алексей», «Цесаревич Георгий» и «Великий князь Константин». Указанные минные транспорты с началом войны были переоборудованы из пароходов Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ) и вошли в состав отряда заградителей под командованием контр-адмирала Н.Г. Львова.

17

Минная бригада Черного моря была сформирована несколько позднее — в декабре 1914 г. В описываемое же время дивизионы эсминцев и миноносцев были сведены в минную дивизию под командованием контр-адмирала А.Г. Покровского Последний начальствовал и над бригадой крейсеров, сформированной с объявлением мобилизации и также включенной в состав минной дивизии. В конце 1914 г. минная дивизия была разделена на самостоятельные, подчиненные непосредственно командующему флотом бригады крейсеров (начальник бригады — контр-адмирал А.Г. Покровский) и минную бригаду (командующий под брейд-вымпелом — капитан 1 ранга М.П. Саблин). Около этого времени были перенумерованы и дивизионы миноносцев. Ранее дивизион новых эсминцев типа «Дерзкий» именовался «нефтяным», в 1-й дивизион входили эскадренные миноносцы типов «Ж» и «З», во 2-й дивизион — типа «Лейтенант Шестаков» и в 3-й — миноносцы типа «Сокол» По новой же организации «нефтяной» дивизион стал 1-м, во 2-й дивизион были сведены достраивающиеся эсминцы типа «Счастливый, в 3-й — эскадренные миноносцы типа «Лейтенант Шестаков», в 4-й — типа «Ж», в 5-й — типа «З», в 6-й — миноносцы типа «Сокол».

18

Речь идет о капитане 1 ранга М.П. Саблине, который являлся не начальником минной бригады, а старшим из начальников дивизионов.

19

Начальник охраны рейдов — капитан 1 ранга В.З. Бурхановский.

20

Помощник начальника охраны рейдов — капитан 2 ранга В.И. Лебедев.

21

Начальник Севастопольской морской артиллерии — генерал-майор Г.П. Коркашвили.

22

Начальник штаба командующего флотом — контр-адмирал К.А. Плансон.

23

Крейсер «Goeben» под флагом контр-адмирала В. Сушона (командир — капитан цур зее Р. Аккерман) сопровождали эсминцы «Ташоз» под брейд-вымпелом начальника полуфлотилии миноносцев обер-лейтенанта О. Зоммера (командир — кидемли юзбаши (капитан 3 ранга) Тевфик Халит) и «Самсун» (командир — кидемли юзбаши Незир Абдуллах). На миноносцы были назначены и германские командиры — капитан-лейтенант В. Конн («Ташоз») и обер-лейтенант С. фон Шрадер («Самсун»). К указанному времени (6 ч 12 мин) крейсер, следуя за тралами миноносцев, спускался вдоль берега с севера, намереваясь «подойти на расстояние 75 кб ко входу в Севастополь и обстрелять корабли в гавани и военные сооружения» (из оперативного приказа В. Сушона). На самом деле «Goeben» оказался гораздо ближе к берегу (около 40 кб), подставив себя под действительный огонь береговых батарей.

24

Первый залп «Goeben» лег большим недолетом по батарее № 4 (Северная сторона), второй — у береговой черты, третий — перелетом (за батареей), четвертый — еще большим перелетом. Один из неприятельских снарядов попал в батарею № 16, вывел из строя 10-дюймовое орудие (по другим сведениям, разорвано при выстреле) и произвел пожар в погребах, который был быстро локализован. При этом погибли семь нижних чинов, 11 человек получили ранения. Далее снаряды германо-турецкого крейсера падали на внутреннем (Большом) рейде, где стоял флот. Несколько снарядов взорвалось на берегу, в районе морского госпиталя (там были убиты два больных матроса, еще восемь человек получили ранения), у угольных складов и в Корабельной слободе. По некоторым данным, на Корабельной стороне было убито и ранено восемь жителей. Один из снарядов попал в здание земской школы, разрушив классную обстановку (проживавший при школе учитель уцелел, но от пережитого стресса повредился рассудком).

25

Хронология событий не вполне точна. Первой (в 6 ч 28 мин) открыла огонь береговая артиллерия крепости, точнее, все батареи Северного отдела береговой обороны, за исключением мортирных, и одна 11-дюймовая батарея южного фронта. «Goeben» отвечал через две минуты. Неприятельский крейсер обстреливали восемь береговых батарей — всего 44 орудия калибром от 152 до 280 мм. Огонь был открыт с дистанции 45–50 кб и велся до ухода цели из зоны стрельбы (около 6 ч 50 мин); было израсходовано 360 снарядов. Кроме того, стрелял линейный корабль «Георгий Победоносец», из-за плохой видимости сделавший лишь три выстрела из носовых 152-мм орудий.

26

Речь идет о гидропланах «Curtis» американского производства, пилотируемых мичманом Б.Д. Светухиным и лейтенантом А.А. Тюфяевым. Оба летчика наблюдали «Goeben», ведущий огонь по Севастополю.

27

«Goeben» был вооружен 150-мм орудиями; 152-мм (6-дюймовой) артиллерии в германском флоте не было вовсе.

28

Дозорными миноносцами 1-го дивизиона командовали капитаны 2 ранга В.С. Головизин («Лейтенант Пущин»), А.А. Пчельников («Живучий») и С.А. Якушев («Жаркий»).

29

Трубецкой Владимир Владимирович, князь (1868–1931) — контр-адмирал (1917 г.). выдающийся командир и флагман Первой мировой войны, один из колоритнейших персонажей отечественной морской истории. Окончил Морской кадетский корпус (1891 г.), офицер подводного плавания по первому в Российском флоте списку подводников 1907 г. В русско-японскую войну командовал подводной лодкой «Сом» и вошел в историю как первый командир-подводник, атаковавший неприятеля. В годы мировой войны командовал дивизионами миноносцев, дредноутом «Императрица Мария» и минной бригадой Черного моря, принимал участие в многочисленных боях и минных постановках. Отличался хладнокровием, отвагой и инициативой. Был удостоен Георгиевского оружия и великобританского ордена Бани. Скончался в Шато-де-Тун под Парижем.

30

Минным транспортом «Прут» командовал капитан 2 ранга Г.А. Быков.

31

Из числа экипажа «Прута» погибли минный офицер лейтенант А.В. Рогуский, мичман К.С. Смирнов, судовой священник иеромонах о. Антоний, боцман Калюжный и 26 нижних чинов. На борт турецкого миноносца «Самсун» были подняты командир «Прута» капитан 2 ранга Г.А. Быков, старший офицер старший лейтенант Ю.Л. Лонткевич, мичман А.В. Архангельский, судовой врач надворный советник В.И. Алешин и 72 человека кондукторов и команды.

32

На двух шлюпках спаслись три офицера, кондуктор и около 140 человек команды, которые были подобраны вышедшими из Севастополя подводной лодкой «Судак» и госпитальным судном «Колхида».

33

Речь идет о минном крейсере «Берк-И-Сатвет» (бинбаши (капитан 2 ранга) Решит Хасан, германский командир — капитан-лейтенант Г. фон Меллентин).

34

С 10 ч 50 мин до 12 ч 40 мин крейсер «Breslau» (корветтен-капитан П. Кеттнер) выпустил 308 105-мм снарядов, ведя огонь с дистанций от 6 до 20 кб по нефтяным цистернам, цементному заводу, порту и находящимся в нем судам. Данных о расходе боезапаса минного крейсера «Берк-И-Сатвет» не обнаружено. В городе погибли два человека, один был ранен. Приводимые немцами сведения о «страшных разрушениях» (Г. Лорей) отечественными документами не подтверждаются.

35

Имеются в виду пароходы РОПиТ «Ялта» и «Казбек».

36

Крейсер «Гамидие» под командой ярбая (капитана 1 ранга) Васгда Михиттина (германский командир — корветтен-капитан барон Е. фон Коттвиц) открыл огонь в 9 ч 28 мин и выпустил по городу 150 снарядов. Любопытно, что перед началом обстрела катер с крейсера доставил портовым властям записку (на английском языке) следующего содержания: «По приказу адмирала Турецкого флота бомбардировка магазинов (складов — Д. К.) и кораблей, станции береговой охраны и железнодорожной станции начнется через два часа. Не только магазины, суда и проч., принадлежащие правительству, а также таковые, принадлежащие обществам, будут бомбардированы. Пожалуйста, отдайте приказ, чтобы народ покинул суда и места немедленно, так как мы не желаем убивать людей, женщин и детей (так в документе — Д. К.)» (перевод портового служащего С. Рогальского).

37

Это донесение, по-видимому, изрядно задержалось. «Breslau» появлялся в районе Керчи около 6 часов утра — еще до обстрела Новороссийска.

38

Речь идет о крейсере «Гамидие», который после обстрела Феодосии двинулся вдоль крымского берега на юго-запад, имея задачу «вести крейсерские операции вблизи Севастополя и к W от него и по возможности определять движение неприятельских морских сил» (из оперативного приказа контр-адмирала В. Сушона).

39

Около 15 часов «Гамидие» потопил 300-тонный парусник «Святой Николай» с грузом соли. По некоторым сведениям, судно было потоплено таранным ударом турецкого крейсера.

40

Имеется в виду пароход «Шура» (1223 т), затопленный посредством открытия кингстонов.

41

Турецким минным заградителем «Нулуфер» под командой германского офицера — капитан-лейтенанта резерва С. Седерхольма — был потоплен пароход Добровольного флота «Великий князь Александр».

42

Третье русское коммерческое судно, потерянное в этот день, — пароход «Ида», захваченный крейсером «Goeben» на обратном пути и отправленный в Константинополь с призовой командой.

43

Рассуждая о целях нападения кораблей германо-турецкого флота на российские порты 29 октября 1914 г., автор упускает из вида главную задачу контр-адмирала В. Сушона — вовлечение Османской империи в войну вопреки воле значительной части турецкого политического истеблишмента. Это, впрочем, не снимало с флота задач «нанесения некоторого материального ущерба противнику» и «морального впечатления».

Для оправдания вероломного нападения османское правительство сфабриковало версию о том, что утром 29 октября три русских миноносца и транспорт «Прут», якобы намеревавшиеся заградить минами устье Босфора, были перехвачены в открытом море турецким флотом, который затем нанес «ответный» удар по Севастополю.

44

Официальное германское описание войны на Черном морс указывает на то, что противник, напротив, не располагал сколь-нибудь определенными данными «ни о наличии и расположении минных и боновых заграждений, ни о вероятности противодействия со стороны неприятеля». Уверенно войти в порт турецким миноносцам помог буксир с двумя баржами, вышедший из Одесской гавани навстречу неприятельским кораблям. В некоторых отечественных документах содержится указание на то, что неприятельские миноносцы входили в порт под российскими флагами.

45

Обязанности начальника Отряда судов обороны северо-западной части Черного моря по совместительству исполнял капитан 1 ранга М.И. Федорович — командир строящегося в Николаеве дредноута «Император Александр III».

46

Командир канонерской лодки «Донец» — капитан 2 ранга З.А. Шипулинский.

47

«Хозяин» — заведующий погребом.

48

Имеются в виду эскадренные миноносцы типа «Шихау» (наиболее крупные и современные в турецком флоте) «Гайрет-И-Ватанийе» под командой кидемли юзбаши (капитана 3 ранга) Кемаля Али и «Муавенет-И-Миллийе» под командой бинбаши (капитана 2 ранга) Ахмета Саффета. На «Гайрете» находился командир флотилии миноносцев корветтен-капитан Р. Мадлунг, на «Муавенете» — командир полуфлотилии капитан-лейтенант Р. Фирле. Командиру флотилии была поставлена задача «атаковать находящиеся в Одессе неприятельские силы; уничтожить неприятельские пароходы, имеющие военное значение, поддержать заградительную операцию заградителя «Самсун» перед Одессой и Очаковом» (цит. по Г. Лорею).

49

Командующий (командир, не имеющий воинского чина, соответствующего своей должности) заградителем «Бештау» — старший лейтенант В.Е. Погорельский.

50

Немцы факт повреждения «Муавенета» артиллерией лодки «Кубанец» отрицают.

51

Командир канонерской лодки «Кубанец» — капитан 2 ранга Л.И. Фролов.

52

Пароход «Вампоа» — английский, «Португаль» и «Оксюз» — французские.

53

В данном контексте сравнение обстановки на Балтийском и Черноморском театрах представляется не вполне уместным. На Балтике основной район базирования флота (Кронштадт — Гельсингфорс — Ревель) располагался в тылу центральной минно-артиллерийской позиции, созданной с объявлением мобилизации. Неприятелю, задумавшему проверить на прочность «охрану подступов к базам», пришлось бы, таким образом, форсировать обширное минное заграждение и с боем прорываться в Финский залив, имея дело с заблаговременно развернутым Балтийским флотом. На Черном же море принципиально иными были и географические (многочисленные уязвимые пункты на всем российском побережье), и политические (наше верховное командование добровольно отдало неприятелю право первого выстрела) условия.

54

Угольная отрасль, являвшаяся более или менее развитой частью турецкой экономики, в 1913 г. обеспечила добычу 827 тыс. тонн угля, что покрывало потребности населения и промышленности страны. Большинство копей Угольного района принадлежали французской компании «Гераклея» и были взяты под контроль турецким правительством после вступления страны в мировую войну.

55

Это не совсем так. Еще до начала боевых действий на Черном море командующий флотом А.А. Эбергард через шефа внешнеполитического ведомства С.Д. Сазонова вошел в сношения с союзным морским командованием, обратив внимание англо-французов на возможность прибытия в Босфор вслед за «Goeben» и «Breslau» кораблей австро-венгерского флота. Это, по мнению комфлота, «лишило бы наш флот возможности оспаривать господство на море» и привело бы к «изменению стратегической обстановки в пользу наших противников, кто бы они ни были» (письмо командующего флотом Черного моря министру иностранных дел от 30 августа 1914 г.). После же вступления Турции в войну контакты между англо-французским командованием на Средиземном море и российским морским руководством приобрели более систематический характер, хотя далеко не всегда были эффективными. Особенно интенсивные попытки координации действий союзных флотов относятся к начальному периоду Дарданелльской операции, когда в штаб вице-адмирала С. Кардена был направлен русский представитель — капитан 2 ранга М.И. Смирнов.

56

Эскадренными миноносцами «дивизиона особого назначения» командовали капитаны 2 ранга В.Н. Черкасов («Гневный»), А.В. Зарудный («Беспокойный»), Э.С. Молас («Дерзкий») и В.Н. Борсук («Пронзительный»). Для «Пронзительного», только что завершившего приемные испытания, этот боевой поход был первым. Начальствовал над дивизионом капитан 1 ранга М.П. Саблин (брейд-вымпел на — «Гневном»), на дивизионе находился флагманский минный офицер минной дивизии старший лейтенант В.В. Николя.

57

Полный минный запас эсминца типа «Дерзкий» — 80 мин.

58

Тем не менее на этом «неудачном» заграждении подорвался минный крейсер «Берк-И-Сатвет» (2 января 1915 г.) и, по всей вероятности, погиб минный заградитель «Нулуфер» (около 19 ноября 1914 г.). Не вполне ясно, каким образом автор делает последний вывод («заграждение было в большей части уничтожено в момент постановки»), если из 240 мин при постановке взорвались 50.

59

Для охранения и проводки за тралами линейного корабля «Ростислав» (командир — капитан 1 ранга К.А. Порембский) и крейсера «Кагул» (флигель-адъютант Е.И.В. капитан 1 ранга С.С. Погуляев) были назначены миноносцы «Жуткий» (брейд-вымпел начальника 4-го дивизиона капитана 1 ранга князя В.В. Трубецкого, командир корабля — капитан 2 ранга А.И. Тихменев), «Жаркий» (капитан 2 ранга С.А. Якушев), «Живучий» (капитан 2 ранга А.А. Пчельников), «Живой» (капитан 2 ранга Н.Л. Сенявин), «Звонкий» (командующий 5-м дивизионом и командир корабля — капитан 2 ранга А.П. Гезехус) и «Зоркий» (старший лейтенант Б.М. Пышнов).

60

Огнем русских кораблей были повреждены пароход «Бейкоз» (1188 т) и буксиры «Дофен» и «Эоле», находившийся в зунгулдакской гавани.

61

Крейсер «Кагул» 22-мя 6-дюймовыми снарядами потопил пароход «Никха» (905 брт). Что же касается судна, «уничтоженного миноносцами» (точнее, миной Уайтхеда с «Жуткого»), то таковым был военный транспорт «Безм-И-Алем» (4523 брт). Однако этот пароход входит в число трех транспортов, о которых автор упоминает ниже как о «потопленных огнем эскадры».

62

Имеются в виду транспорты «Бахрие Ахмер» (3603 бтр). «Митхат Паша» (4455 брт) и упомянутый выше «Безм-И-Алем» с войсками и военным снаряжением. Таким образом, 6 ноября 1914 г. Черноморский флот отправил на дно четыре (но не пять, как следует из описания автора) неприятельских транспорта. Русские миноносцы подняли из воды 248 человек.

63

По свидетельству Г. Лорея, откровенно авантюристическое решение об отправке в Трапезунд ценных войсковых транспортов без охранения и прикрытия было принято турецким верховным командованием без согласования с командующим флотом контр-адмиралом В. Сушоном.

64

Жестокий норд-остовый шторм временами заставлял уменьшать ход до 3 узлов. Особенно тяжело пришлось миноносцам, на некоторых из них образовались остаточные деформации палуб и корпусов. Как докладывал в ставку командующий флотом, «корабль «Три Святителя» едва справлялся с водой в носовых отделениях и внушал даже опасения, «Ростислав» также держался очень плохо». Линкор «Три Святителя» и большинство миноносцев потребовали аварийного ремонта.

65

Итоговый вывод о «ничтожных достижениях» бомбардировок, как нам кажется, несколько некорректен. Трудность, а иногда невозможность использования турками штатного портового и прочего оборудования, очевидно, стали важными причинами снижения объемов добычи и транспортировки топлива (морской путь вывоза угля в Константинополь являлся, как выше указывает сам автор, единственным). Следствием этого стал «угольный голод», затруднявший ведение военных действий (особенно флотом) и вынудивший османское правительство прибегнуть к импорту угля из Германии в ущерб поставкам оружия, боеприпасов и военного снаряжения. Все это, видимо, вполне оправдывало расход русским флотом «громадного количества боеприпасов и угля».

66

Важным аргументом в пользу решения о «закупорке» Зунгулдака стали серьезные трудности в организации блокады гераклийского побережья. Опасаясь разделять силы эскадры из-за возможности противодействия со стороны крейсера «Goeben», адмирал А.А. Эбергард вынужден был выводить к турецкому побережье тихоходную «армаду» флота почти в полном составе. Эскадра, однако, не могла непрерывно находиться в неприятельских водах из-за необходимости возвращаться в Севастополь для возобновления запасов топлива, ремонта кораблей и отдыха команд. Кроме того, интенсивные крейсерства приводили к непомерному оперативному напряжению сил и преждевременному износу механизмов и без того не новых кораблей. Малочисленность же современных быстроходных эсминцев не позволяла переложить систематические блокирующие действия на легкие надводные силы; больших подводных лодок не было вовсе (первые из них — «Нерпа» и «Тюлень» — вступили в строй в феврале 1915 г.).

67

В состав отряда брандеров были включены старые пароходы РОПиТ «Олег» и «Россия» («Исток») и захваченные в Мариуполе неприятельские суда «Эрна» и «Атос.

68

Начальник отряда — командир линейного корабля «Ростислав» капитан 1 ранга И.С. Кузнецов.

69

Начальником «отряда пароходов особого назначения» был капитан 2 ранга С.В. Евдокимов (брейд-вымпел на «Олеге»), брандерами командовали лейтенанты М.М. Четверухин («Атос»), капитан дальнего плавания Скуфати («Олег»), лейтенант М.П. Ноинский («Исток») и лейтенант Л.В. Благовещенский («Эрна»).

70

Заградители контр-адмирала Н.Г. Львова «Великая княгиня Ксения» (флаг начальника отряда, командир — лейтенант М.И. Бужинский), «Великий князь Константин» (старший лейтенант Д.Г. Андросов), «Цесаревич Георгий» (старший лейтенант Н.К. Чайковский) и «Великий князь Алексей» (лейтенант Н.Г. Виноградский) имели на борту 680 мин различных образцов, однако около ста из них взорвались при постановке или не сбрасывались вовсе.

71

Охранение заградителей осуществляли эскадренные миноносцы «Лейтенант Шестаков» (капитан 2 ранга А.М. Клыков), «Капитан-лейтенант Баранов» (капитан 2 ранга Б.Б. Жерве), «Капитан Сакен» (капитан 2 ранга А.А. Макалинский) и «Лейтенант Зацаренный» (капитан 2 ранга Г.В. Фус) под командованием начальника 3-го дивизиона капитана 1 ранга князя В.В. Трубецкого (брейд-вымпел на «Лейтенанте Шестакове»).

72

Пароходы-брандеры в сопровождении крейсера «Алмаз» (капитан 2 ранга А.С. Зарин) вышли из Севастополя в 7 часов вечера 22 декабря. В полночь за ними последовали миноносцы 6-го дивизиона: «Стремительный» под брейд-вымпелом начальника дивизиона капитана 2 рана К.В. Мордвинова (командующий — старший лейтенант П.П. Савич), «Сметливый» (старший лейтенант С.М. Холодовский), «Свирепый» (старший лейтенант К.Ф. Дорожинский) и «Строгий» (старший лейтенант Г.Г. Чухнин).

73

На «Олеге» погибли три члена экипажа; получили ранения или были отравлены газами еще семь человек. В числе последних — начальник отряда брандеров кавторанг С.В. Евдокимов.

74

Речь идет о миноносца 4-го дивизиона «Жуткий» (капитан 2 ранга А.И. Тихменев), который ночью нагнал 6-и дивизион и, приняв миноносцы капитана 2 ранга К.В. Мордвинова за неприятельские, постепенно отстал и вернулся к отряду. Донесение командира «Жуткого» еще более уведомило капитана 1 ранга И.С. Кузнецова в присутствии в районе Зунгулдака турецких миноносцев.

75

Проводку «Ростислава» и «Алмаза» за тралами осуществляли миноносцы 4-го дивизиона «Живой» и «Живучий».

76

На поиск «Атоса» адмирал А.А. Эбергард направил эсминец 1-го дивизиона «Беспокойный».

77

Возвращаясь в Севастополь, флот еще дважды вступал в боевое соприкосновение с «Breslau». Около 13 часов 24 декабря германский крейсер был атакован миноносцами 1-го дивизиона, которые сблизились с неприятелем на 55–60 кб и, приведя его на правый крамбол, открыли артиллерийский огонь. Меткая стрельба миноносцев (по некоторым данным, с первых же залпов эсминцы добились накрытия) и приближение крейсеров «Память Меркурия» (флаг начальника крейсерской бригады контр-адмирала А.Е. Покровского) и «Кагул» вынудили германо-турецкий крейсер выйти из боя и полным ходом отойти на север. На рассвете (около 7 часов) следующего дня «Breslau», находясь в виду крымского побережья, приблизительно в 6 милях от м. Айя, обнаружил 6-й дивизион миноносцев. В 8 ч 30 мин, безуспешно обстреляв пятью-шестью залпами концевой миноносец «Сметливый», крейсер усмотрел дымы главных сил Черноморского флота и отвернул в море. Дивизия линейных кораблей (флаг вице-адмирала П.И. Новицкого на «Иоанне Златоусте»), склонившись в юго-западную четверть, привела противника на правый борт, однако пристрелка, начатая в 8 ч 52 мин «Златоустом», с первого же залпа показала, что дистанция слишком велика. Дозорные крейсера «Память Меркурия» и «Кагул», поддержанные дивизионом «нефтяных» эскадренных миноносцев, попытались сблизиться с неприятелем, но в половине одиннадцатого быстроходный «Breslau» скрылся из вида.

78

Помещенный в указанном приложении документ не имеет отношении к организации блокады, изложенной автором ниже. Разделение основных сил флота на тактические («маневренные») группы было установлено циркуляром командующего флотом от 12 августа 1915 г. Приведенные же в приложении 2 «Соображения оперативной части штаба командующего флотом о блокаде Угольного района» были утверждены в феврале 1916 г. — спустя полгода. В этот период в связи с наступлением Кавказской армии основные силы флота были отвлечены в юго-восточную часть моря, а в основу блокадных действий в Угольном районе была положена новая схема, основанная на оперативном взаимодействии эскадренных миноносцев и подводных лодок.

79

Речь идет о германском пароходе «Ирмингард» (4211 брт).

80

Очередной начальник 1-й маневренной группы — начальник дивизии линейных кораблей вице-адмирал П.И. Новицкий.

81

Эти сведения были достоверными. С 1 по 8 февраля в районе Зунгулдака находилась UB7 (обер-лейтенант В. Вернер), с 5 по 13 февраля — UB14 (обер-лейтенант Г. фон Геймбург).

82

«Поспешным» командовал капитан 2 ранга Б.Б. Жерве, «Громким» — капитан 2 рана Ф.О. Старк.

83

В охранение линкора «Императрица Мария» (флаг вице-адмирала П.И. Новицкого, командир — капитан 1 ранга К.А. Порембский) и крейсера «Кагул» (флигель-адъютант Е.И.В. Капитан 1 ранга С С. Погуляев) вступили эсминцы «Заветный» (капитан 2 ранга В.В. Бубнов) и «Завидный» (старший лейтенант П.Е фон Штильберг).

84

Все самолеты, принимавшие участие в налете на Зунгулдак, — летающие лодки «М-5» конструкции Д.П. Григоровича.

85

Поразить пароход «Ирмингард» пудовой (но не 30-кг) бомбой, которая попала в район дымовой трубы, удалось гидросамолету № 32 (пилот — лейтенант В.М. Марченко).

86

Девять аэропланов (остальные два вернулись, не сбросив бомб) сбросили в общей сложности 18 больших и 20 малых бомб, из них по главной цели — пароходу — 10 больших и 4 малых.

87

Речь идет о гидроплане № 37 (пилот — лейтенант Р.Ф. фон Эссен, наблюдатель — моторист 1 статьи Олейников).

88

Гидрокрейсер «Император Александр I» (командир — капитан 1 ранга П.А. Геринг) был атакован германской субмариной UB7.

89

Самолет № 35, повторно взлетевший сразу после атаки подводной лодки, обнаружил неприятельскую субмарину в 4 кб от «Императора Александра I».

90

Это не так. Напротив, именно в конце лета 1915 г., с созданием маневренных групп, каждая из которых была способна справиться с крейсером «Goeben», Черноморский флот перешел от недостаточно эффективных эпизодических к систематическим действиям на морских сообщениях противника, т. е. к собственно блокаде как высшей форме борьбы на коммуникациях. Немногочисленные и маломореходные подводные лодки, которыми располагал в это время неприятель, не могли оказать сколь-нибудь существенного влияния на порядок блокадных действий русских. Только спустя без малого год — в июне 1916 г. — усилившаяся подводная угроза и недостаточное количество эскадренных миноносцев заставили командование Черноморского флота откорректировать организацию блокады, отказавшись от использования тяжелых кораблей у Босфора и в Угольном районе.

91

В. Сушон вынужден был прекратить практику отправки крейсеров для обеспечения переходов угольных транспортов после боя у о. Кефкен 8 января 1916 г., в ходе которого изрядно обросший «Goeben» едва оторвался от преследования линкора «Императрица Екатерина Великая». Дело, таким образом, заключалось, не столько в том, что боевые корабли «расходовали много угля… при больших ходах во время боевых столкновений с блокирующими силами противника» и не «в атаках русских подводных лодок», сколько в том, что с вступлением в строй второго русского дредноута появилась реальная угроза потери крейсера «Goeben».

92

Автор, на наш взгляд, с некоторой тенденциозностью подходит к подбору фактов и документов для иллюстрации своих рассуждений, результатом которых должен стать вывод о нерешительности (или, во всяком случае, «большой наивности») и оперативной несостоятельности командования флота Черного моря. В частности, Н.В. Новиков забывает упомянуть об инициативе командования флота но поводу «десантной операции в восточной части Анатолии», высказанной в январском (1916 г.) «Плане операций…», и о тактических десантах, высаженных флотом на побережье Лазистана в ходе Эрзерумской операции в марте 1916 г. Обвинение командования флота в том, что при перевозках войск оно «выбирало пункты высадки на необороняемом побережье», вызывает по меньшей мере недоумение. Что же касается проекта десантной операции для захвата Зунгулдака, то автор так и не дает убедительных ответов на вопросы, поставленные адмиралом А.А. Эбергардом в цитируемых документах, однако делает голословное заключение о том, что черноморское командование «не считало десантные операции в числе задач флота».

93

Под брейд-вымпелом командующего минной бригадой капитана 1 ранга М.П. Саблина в море вышли «Гневный», «Дерзкий», «Пронзительный», «Жуткий», «Живучий», «Звонкий», «Зоркий», «Заветный» и «Завидный».

94

Речь идет о пароходах «Руслан» (брейд-вымпел начальника морской партии траления капитана 2 ранга Б.Г. Энгельмана, командир — лейтенант И.А. Морозов), «Россия» (лейтенант Л.В. Благовещенский) и «Царь» (лейтенант В.А. Бирилев), к которым присоединились заградители «Великая княгиня Ксения», «Великий князь Алексей» и «Великий князь Константин» в качестве мореходных тральщиков.

95

В охранение линкоров и гидрокрейсеров вступили по два миноносца 1-го и 4-го дивизионов. В проводке крупных кораблей за тралами участвовали и две пары миноносцев 4-го и 5-го дивизионов — «Звонкий», «Зоркий», «Заветный» и «Жуткий».

96

Командир гидрокрейсера «Император Николай I» — капитан 2 ранга А.В. Кованько.

97

В налете на Босфор были задействованы самолеты 1-го корабельного отряда авиации, пилотируемые лейтенантами Н.Р. Виреном (начальник отряда), В.В. Утгофом, Е.Е. Коведяевым, Н.А. Рагозиным, Р.Ф. фон Эссеном и Б.Н. Лучаниновым.

98

Имеются в виду миноносцы «Гайрет-И-Ватанийе» (кидемли юзбаши Хусейн Васфи Хусейн) и «Самсун» (кидемли юзбаши Азиз Махмут Мехмет Али).

99

Речь идет о турецком транспорте «Сейхун» (3013 брт).

100

Командир линейного корабля «Три Святителя» — капитан 1 ранга В.К. Лукин.

101

Начальник 2-й бригады линейных кораблей контр-адмирал князь Н.С. Путятин (флаг на «Трех Святителях»).

102

Примечательно, что задача корректировки артиллерийского огня кораблей авиацией корабельного базирования ставилась впервые в истории военно-морского искусства, во всяком случае, отечественного.

103

Впереди тралящего каравана шел миноносец «Живучий» под командованием старшего лейтенанта князя Я.К. Туманова.

104

Об обнаружении крейсера «Goeben» просигнализировал лейтенант В.В. Утгоф.

105

Официальное германское описание войны на Черном море ничего не сообщает ни о миноносце, обстрелянном русскими кораблями, ни о выходе турецкого флота из пролива.

106

В состав тралящей группы входили: первая пара — заградители «Великая княгиня Ксения» и «Великий князь Алексей», вторая пара — «Великий князь Константин» и «Св. Николай», третья пара — миноносцы «Звонкий» и «Жуткий», четвертая пара — «Заветный» и «Зоркий».

107

Подводных лодок противник еще не имел.

108

Командир линейного корабля «Пантелеймон» — капитан 1 ранга М.И. Каськов.

109

Полная горизонтальная дальность стрельбы артиллерии главного калибра «Пантелеймона» составляла 110 кб против 80 кб у «Трех Святителей».

110

Действиями крейсеров «Память Меркурия» (капитан 1 ранга М.М. Остроградский) и «Кагул» руководил начальник крейсерской бригады контр-адмирал А.Г. Покровский (флаг на «Меркурии»).

111

Крейсерами был потоплен турецкий пароход «Некат» (1532 брт).

112

Начальник минной бригады — контр-адмирал (с 30 апреля 1915 г.) М.П. Саблин.

113

Одновременно с артиллерийским обстрелом на Инаду (Иниаду) был произведен налет гидроаэропланов с «Алмаза» и «Императора Николая I».

114

По разным оценкам, в порту Констанцы было сосредоточено от 56 до 475 тыс. тонн нефти и нефтепродуктов при общей вместимости хранилищ 1 млн. тонн.

115

Автор ошибается. Имевшееся в Констанце топливо не годилось для отопления котлов русских «нефтяных» эсминцев; не привели к положительному результату и попытки смешать это горючее с соляровым маслом. Подходящий мазут имелся в Плоешти, но, как докладывал в ставку командующий флотом вице-адмирал А.В. Колчак, «он не доставляется в Констанцу вследствие препятствий, чинимых румынскими фирмами, и отсутствия содействия румынского правительства».

116

Не вполне ясно, что имеет в виду автор. Снижения интенсивности действий (не говоря уже о «бездеятельности») неприятельских подводных лодок в сентябре?октябре 1916 г. не зафиксировано.

117

Эскадренные миноносцы «Счастливый» (командир — капитан 2 ранга Г.В. Фус), «Пылкий» (капитан 2 ранга В.И. Орлов) и «Дерзкий» (капитан 2 ранга Н.И. Черниговский-Сокол) под командованием начальника минной бригады капитана 1 ранга князя В.В. Трубецкого (брейд-вымпел на «Счастливом»), вышедшие из Севастополя 27 октября, два дня продержались в штормовом море и, израсходовав запас топлива, возвратились в базу.

118

Начальник бригады крейсеров — контр-адмирал (с 10 апреля 1916 г.) К.А. Порембский.

119

Крейсер выпустил по нефтехранилищам 106 6-дюймовых снарядов.

120

С 7 ч 17 мин до 8 ч эскадренные миноносцы «Быстрый» (капитан 2 ранга А.А. Макалинский) и «Пылкий» на 20-узловом ходу сделали два галса, обстреливая из 102-мм орудий с дистанции от 25 до 60 кабельтовых порт, нефтебаки и неприятельскую батарею. Последняя открыла огонь по кораблям еще в 7 ч 15 мин, но успеха не имела.

121

Начальник 1-го дивизиона миноносцев капитан 1 ранга А.В. Немитц.

122

На сей раз командование отрядом было поручено капитану 1 ранга А.О. Гадду — командиру крейсера «Память Меркурия».

123

Крейсер стрелял не плутонгами, а «группами» — носовой (носовая башня и три орудия носового плутонга) и кормовой (кормовая башня и три орудия кормового плутонга). Носовая группа под управлением старшего судового артиллериста начинала пристрелку по нефтебакам, а в случае открытия огня береговой батареей — вела бой с ней. Кормовая группа под командой младшего артиллерийского офицера получала данные стрельбы от носовой группы и в любом случае вела огонь по цистернам.

124

Расход боезапаса крейсера «Память Меркурия» — 261 6-дюймовый снаряд по Констанце и 404 — по Мангалии.

125

Из 37 нефтяных резервуаров было подожжено 15.

126

К началу военных действий артиллерию морского фронта крепости составляли батареи «Тамара», «Барцхана», «Чорохская» (по две полевые пушки). «Черноморская» (четыре 190-пудовых 6-дюймовых орудия) и «Бурун-Табие» (четыре 6-дюймовых орудия Канэ и две полевые пушки).

127

Речь идет о 2-й бригаде линейных кораблей, базировавшейся на Батум с июня по август 1916 г.

128

Командирами морских батальонов были назначены капитаны 2 ранга Д.Д. Заботкин и В.Д. Чайковский.

129

Шуберт Константин Карлович — выпускник Морского кадетского корпуса (1896 г.), зачислен в штурманские (1905 г.) и артиллерийские (1907 г.) офицеры 2-го разряда. Старший офицер линейных кораблей «Евстафий» (1907–1908 гг.) и «Три Святителя» (1908–1910 гг.), командир эскадренного миноносца «Заветный» (1910–1914 гг.). Капитан 1 ранга (1916 г.). В годы Гражданской войны командовал отрядом судов белой Каспийской флотилии. В эмиграции жил в Югославии и Фракции, в 30-е гг. был членом военно-морского исторического кружка в Париже.

130

С конца октября 1914 г. по январь 1915 г. минный транспорт «Дыхтау» (старший лейтенант И.И. Григораш) выставил у Батума, Кабулети и Поти в общей сложности 572 мины в девять линий. Во время одной из постановок взрывом мины был поврежден корпус заградителя в кормовой части и ранено несколько членов экипажа.

131

Части гарнизона, которые обстреливали неприятельский крейсер из винтовок и двух полевых пушек, потеряли трех человек убитыми и четверых контуженными.

132

«Пейк-И-Шевкет» (бинбаши Хадми Хасан, капитан-лейтенант М. Билер), сопровождавший «Goeben», был минным крейсером (большим миноносцем с легким палубным бронированием), но не минным заградителем. В отличие от своего «систершипа» «Берк-И-Сатвета», этот корабль вообще не был оборудован для постановки мин.

133

Наместник императора на Кавказе — главнокомандующий армиями Кавказского фронта генерал от кавалерии граф И.И. Воронцов-Дашков.

134

Небольшая неточность. Флот Балтийского моря с началом войны был оперативно подчинен 6-й армии, фронту же (Северному) флот был переподчинен в августе 1915 г.

135

Ляхов Владимир Платонович — генерал-майор, комендант Михайловской (Батумской) крепости, начальник войск Батумской области и ее временный генерал-губернатор. Позже командовал Приморским отрядом Кавказской армии и успешно руководил действиями войск в Эрзерумской и Трапезундской наступательных операциях 1916 г. В чине генерал-лейтенанта командовал 1-м Кавказским армейским корпусом. Во время Гражданской войны командовал 3-м армейским корпусом Вооруженных Сил Юга России, а также войсками Терско-Дагестанского края. С лета 1919 г. — в отставке. Убит в Батуме в мае 1920 г.

136

Особенности взаимоотношений флотского и армейского начальства в этот период ярко характеризует следующий случай. В середине марта 1915 г. начальник штаба главковерха генерал от инфантерии Н.Н. Янушкевич направил непосредственно начальнику Батумского отряда судов (минуя, таким образом, командующего флотом) телеграмму с благодарностью верховного главнокомандующего за энергичные, в сравнении с остальным флотом, действия. Начальник отряда флигель-адъютант Е.И.В. капитан 1 ранга Д.В. фон Ден (сменил К.К. Шуберта в середине января 1915 г.), поставленный в весьма неловкое положение столь вопиющим нарушением флотской субординации, телеграфировал в ставку, что «действия миноносцев, удостоившиеся столь лестной оценки Его Императорского Высочества, произведены по указаниям и под прикрытием флота».

137

Эскадренный миноносец «Жаркий» (старший лейтенант В.И. Собецкий) отделился от флота, крейсировавшего в юго-восточной части моря, и пришел в Батум для ремонта холодильника 13 декабря (но не в конце октября, как полагает автор). На следующий день распоряжением командующего флотом миноносец был введен в состав Батумского отряда судов.

138

Ошибка в дате. Описанные события имели место 5 января 1915 г.

139

Миноносец «Живой» (капитан 2 ранга В.И. Лебедев) прибыл в Батум 5 января почти одновременно с появлением в виду порта крейсера «Breslau».

140

«Breslau» произвел 15 выстрелов с дистанции 16 кб.

141

7 января 1915 г. в Батум пришли миноносцы «Сметливый» (старший лейтенант С.М. Холодовский) и «Свирепый» (старший лейтенант К.Ф. Дорожинский). С их прибытием в составе Батумского отряда судов был сформирован сводный дивизион миноносцев под начальством старшего из командиров — капитана 2 ранга В.И. Лебедева. Порядок действий эсминцев на сообщениях противника выглядел следующим образом. Первый миноносец в течение полусуток крейсировал у занятого противником побережья, второй стоял в Батуме под парами в готовности сняться «по первому приказанию» и через 12 часов выходил на смену первому, третий находился в часовой готовности, на четвертом в течение пяти дней проводились переборка механизмов, чистка и выщелачивание котлов. При необходимости в море выходили три корабля. Район действий миноносцев первоначально ограничивался меридианом Хопы, а затем был расширен до Ризе (первый обстрел этого порта 21 января произвел «Живой») и даже до Трапезунда (впервые — 28 января тот же «Живой»).

142

Кроме того, в кампанию 1915 г. специально для действий на восточно-анатолийской коммуникации турок и содействия сухопутным войскам сюда направлялись 4-й и 5-й дивизионы миноносцев (с временным базированием на Батум). 25–27 февраля наступление Приморского отряда в районе Хопы было поддержано артиллерией линейного корабля «Ростислав».

143

Миноносцы «Строгий» и «Стремительный» пришили в Батум 1 января, канонерская лодка «Донец» — 16 января. Отряд кораблей в составе линкора «Ростислав» (его командир капитан 1 ранга И.С. Кузнецов начальствовал над всем отрядом), канонерской лодки «Кубанец» и миноносцев «Живой» и «Лейтенант Пущин» (на последнем — брейд-вымпел начальника 4-го дивизиона капитана 2 ранга И.И. Подьяпольского) прибыл в Батум 1 февраля. В директивном предписании командующего флотом коменданту Михайловской крепости от 30 января указывалось, что канлодка «Кубанец» временно зачисляется в состав Батумского отряда судов, линейному же кораблю и приданным ему миноносцам следует возвратиться в Севастополь через неделю — по истечении заявленного генерал-майором В.П. Ляховым срока наступления. Был установлен и порядок подчинения прибывших кораблей. При совместных действиях Батумского отряда и группы «Ростислава» командир последнего подчинялся начальнику отряда. При самостоятельных же действиях линейного корабля и миноносцев капитан 1 ранга И.С. Кузнецов имел право по своему усмотрению избирать способы решения задач, поставленных начальником Приморского отряда войск, и нес ответственность за вверенные ему корабли.

144

Римский-Корсаков Михаил Михайлович (1872–1950) — контр-адмирал (1919 г.). Окончил Морское училище (1890 г.), Артиллерийский офицерский класс (1897 г.), гидрографическое отделение Николаевской морской академии (1900 г.) Участвовал в подавлении «Боксерского восстания». Член следственной комиссии по делу о Цусимском сражении (1905 г.). Командир яхты «Стрела» (1908 г.), учебного судна «Верный», эскадренного миноносца «Лейтенант Заваренный» (1912 г.). Офицер Морского генерального штаба (1913 г.). Морской агент в Германии и Голландии (1914 г.). Начальник Батумского отряда судов (1915–1916 гг.) и командир Батумского временного военного порта (1916 г.). Командир линейного корабля «Три Святителя» и начальник Отряда судов северо-западной части Черного моря (1916 г.). На стороне белых участвовал в Гражданской войне на Юге. Умер в Копенгагене. Награжден георгиевским оружием «За отличие в делах против неприятеля» (1916 г.).

145

Речь идет о проведенной Кавказской армией (главнокомандующий — генерал от инфантерии Н.Н. Юденич), наступательной операции, впоследствии получившей название Эрзерумской. В основу замысла операции было положено стремление нанести упреждающий удар по 3-й армии турок и нанести поражение османским войскам в Восточной Анатолии до подхода подкреплений, освободившихся после эвакуации союзников с Галлиполийского полуострова. Приморский отряд, изолированный от основных сил армии горами Понтийского Тавра, имел 10 батальонов пехоты (в среднем — по 800 штыков), 3,5 эскадрона конницы и 9 дружин ополченцев при 52 орудиях. Противостоящие ему силы турок насчитывали 14 батальонов (в среднем по 500 штыков) при 10 орудиях.

При планировании операции Приморскому отряду была поставлена ограниченная задача — активными действиями сковать силы турок на приморском фланге и не допустить их переброски на главные — ольтинское и саракамышское — направления. Однако после неожиданных успехов русских — победоносного Кеприкейского сражения и захвата Эрзерума (17 февраля 1916 г.) — командование армии нашло возможным расширить задачи отряда генерал-майора В.П. Ляхова, нацелив его на овладение Ризе, важным опорным пунктом и портом неприятеля. Расширение задач Приморского отряда повлекло за собой и изменение функции морских сил — от демонстративных действий у побережья Лазистана до содействия наступлению войск на приморском направлении. Справедливо полагая, что решение последней задачи на длительное время отвлечет в юго-восточную есть моря значительную часть сил флота, в январе 1916 г. адмирал А.А. Эбергард выступил с инициативой о высадке в районе Трапезунда десанта в составе одного-двух корпусов «для содействия Кавказской армии в разгроме Анатолийской армии турок» путем нанесения удара «в ее тыл из Трапезунда на Эрзерум». Однако ставка, ссылаясь на недостаток войск, отклонила эту идею. Поэтому командование флота ограничилось выделением Батумского отряда судов, которому ставились следующие задачи: во-первых, содействие войскам Приморского отряда артиллерийским огнем и, возможно, высадкой тактических десантов, во-вторых, нарушение неприятельских морских сообщений и одновременно демонстративные действия для сковывания резервов противника на побережье и недопущения переброски подкреплений из европейской Турции, в-третьих, снабжение войск всем необходимым для успешного наступления, что было особенно важно при отсутствии в этом районе удобной прибрежной дороги.

146

Связь с берегом поддерживал только «Ростислав», остальные корабли связывались с ним обычными средствами — сигнальными флагами и семафором.

147

Совместные действия у устья реки Архаве планировались на два дня — 5 и 6 февраля. Капитаном 1 ранга М.М. Римским-Корсаковым была составлена диспозиция кораблей, являвшаяся, по существу, боевым приказом и наставлением для стрельбы по берегу. Для обстрела неприятельских позиции, который предполагалось вести в течение всего светлого времени суток (с 8 до 18 часов), назначались «Ростислав», «Донец» и «Кубанец», а при необходимости и миноносцы. В приложении к диспозиции давались указания по связи кораблей с берегом и таблица условных сигналов (несколько самых необходимых сигналов для целеуказания и корректировки стрельбы).

До начала боев у Архаве — 2–3 февраля — миноносцам «Лейтенант Пущин» и «Живой» предписывалось выполнить секретное задание разведывательной части штаба флота — высадить на побережье противника разведывательную группу.

148

Автор не вполне точен. Развертывание сил Батумского отряда началось днем 4 февраля. В полдень из Батума вышел «Ростислав» с расчетом провести ночь в море и на рассвете соединиться с остальными кораблями отряда у мыса Пиронит. В половине четвертого пополудни в море вышли канонерские лодки «Донец» и «Кубанец», которые переночевали на якоре в Хопе. В ночь для самостоятельного крейсерства к неприятельскому побережью был выслан «Строгий» (капитан 2 ранга Г.Г. Чухнин) Остальные миноносцы — «Лейтенант Пущин», «Живой» и «Стремительный» (последний — под брейд-вымпелом капитана 1 ранга М.М. Римского-Корсакова) вышли в 6 ч 30 мин 5 февраля и через час с четвертью вступили в охранение линейного корабля. Здесь начальник отряда перенес свой брейд-вымпел на линейный корабль, туда же перешел и генерал-майор В.П. Ляхов. Канонерские лодки следовали к устью Архаве самостоятельно в пределах видимости «Ростислава».

149

Имеются в виду «Лейтенант Пущин» и «Живой».

150

С 9 ч 15 мин до 9 ч 50 мин линейный корабль «Ростислав» выпустил по батарее № 1 двадцать 10-дюймовых снарядов с дистанции 60 кб и, по данным наблюдательно-корректировочного поста, добился восьми удачных попаданий.

151

Батарея № 2, расположенная в складках местности и представлявшая собой хорошо замаскированную цель, был взята под обстрел в 9 ч 50 мин. Огонь по ней велся, с некоторыми промежутками, около часа. Несмотря на получаемые с берега данные, стрельбу пришлось вести в основном по площади. Окончательно подавить батарею так и не удалось, и одно из орудий продолжало беспокоить наши войска в течение всего дня.

152

Сигнал «открыть беглый огонь» был дан начальником отряда в 11 ч 20 мин. Линейный корабль открыл огонь из 10– и 6-дюймовых орудий по дальним позициям неприятеля, в том число по блиндированному трехъярусному «кольцевому окопу», Ближние цели распределялись между противоминными пушками «Ростислава» и артиллерией канонерских лодок и миноносцев. «Донец» и «Кубанец» стреляли из 152-мм и 120-мм орудий на прицелах 40–60 кб, миноносцы — из 75-мм пушек с дистанции 13–15 кб. Артиллерийская атака достигла своего высшего напряжения.

153

Около полудня 5 февраля наши части форсировали вброд реку Архаве и закрепились на ее левом берегу. Во второй половине дня огонь «Ростислава» поддержал «Кубанец».

154

Неприятельская батарея № 2 была окончательно поделена огнем «Ростислава» к 10 часам.

155

«Кубанец» и «Строгий» действовали под руководством командира канонерской лодки капитана 2 ранга Л.И. Фролова.

156

Линейный корабль обстреливал район Вице из 152-мм и 75-мм орудии с дистанций 8—10 кб приблизительно с 12 до 13 часов. Кроме склонов, на которых могли находиться неприятельские войска, огонь велся по телеграфной линии и по горной дороге, которую в нескольких местах удалось обвалить.

157

8 февраля в район Вице — Атина выходили миноносцы «Лейтенант Пущин» и «Живой», 9 февраля — «Стремительный» и «Строгий», 10 февраля — «Лейтенант Пущин». 12–13 февраля — «Стремительный», 13 февраля — «Лейтенант Пущин» Кроме того, содействие войскам Приморского отряда оказывали корабли 3-й маневренной группы, направленной в юго-восточную часть моря для оперативного прикрытия Батумского отряда на время боев у Архаве. Так, утром 10 февраля крейсер «Память Меркурия», наблюдая стрельбу «Лейтенанта Пущина» у Вице, поддержал огонь миноносца, произведя четыре выстрела по предполагаемой турецкой батарее, но, не наблюдая падения снарядов, прекратил обстрел. На следующий день эскадренные миноносцы «Счастливый» и «Беспокойный», обходя побережье от Вице до Воны, разрушили несколько мостов на Трапезундской дороге.

158

Импровизированная рация, собранная связистами «Ростислава» и «Лейтенанта Пущина», обеспечивала дальность передачи 8 миль, приема — 5 миль. 13 февраля радиостанция была доставлена на передовую, на борту «Пущина», в дальнейшем ее использованием руководил флагманский минер 4-го дивизиона миноносцев.

159

Для оперативного прикрытия Батумского отряда 14 февраля в море вышла 2-я маневренная группа (дредноут «Императрица Екатерина Великая» и три эскадренных миноносца), которая 16–17 февраля крейсировала между меридианами Ризе и Вице в 20–30 милях от берега.

160

Миноносец «Жаркий» прибыл в Батум 13 февраля на смену «Живому», который был отправлен в Севастополь для ремонта.

161

Проводку за тралами и контрольное траление района боевого маневрирования линейного корабля «Ростислав» осуществляли миноносцы «Лейтенант Пущин» и «Жаркий».

162

«Ростислав» начал пристрелку из 152-мм и 75-мм орудий в 9 ч 13 мин, еще до подхода к Вице канонерских лодок (9 ч 50 мин).

163

«Кубанец» вел огонь в течение часа с дистанции 7,5 кб. «Донец» — до 15 ч 15 мин с дистанций от 20 до 40 кб.

164

Канонерская лодка «Кубанец» совместно с миноносцами обстреливала ущелье с 13 ч 30 мин до 14 ч 08 мин.

165

К этому времени русские войска отразили атаки турок, перешли в наступление, форсировали р. Абу-Вице-Дереси и завязали бой на ее левом берегу.

166

Процитированное автором указание генерал-майора В.П. Ляхова было получено «Лейтенантом Пущиным», когда миноносец приблизился на полкабельтова к селению Вице и с помощью семафора связался с находившимся на берегу сигнальщиком с «Кубанца». В течение всего дня никаких других директив и данных целеуказания с берега капитан 1 ранга М.М. Римский-Корсаков не имел, поскольку с отступлением турок в долину р. Вице-Су радиостанция корректировочного поста осталась в тылу наступающих русских войск. Не имея данных для корректировки огня, корабли стреляли по площади или прямой наводкой.

167

Речь идет об обстреле турецкой колонны, которую около полудня удалось рассмотреть в стереотрубы и дальномеры на дороге в верхней части хребта, разделяющего долины рек Абу-Вице-Дерси и Вице-Су «Ростислав» и «Кубанец» в течение 20 минут держали этот участок дороги под обстрелом из 152-мм орудий.

168

Речь идет о тральщиках-«эльпидифорах» № 18 и № 65 и транспорте «Корнилов» (№ 36).

169

По некоторым сведениям, собирательное название судов этого типа происходит от имени мариупольского купца Эльпидифора Парамонова — владельца первого подобного плавсредства.

170

Учитывая важность и сложность задачи, начальник Батумского отряда судов капитан 1 ранга М.М. Римский-Корсаков оставил руководство подготовкой и высадкой десанта за собой.

171

В обстреле позиций турок 4 марта принимали участие не только «Ростислав» и «Кубанец», но и миноносцы «Заветный» и «Завидный», которые дважды (в 13 ч 10 мин и в 15 ч 30 мин) приближались к берегу на 5 кб и по целеуказанию берегового поста обстреливали беглым огнем неприятельскую батарею (в первом случае) и окопы на краю плато.

172

Миноносцы «Заветный» и «Завидный» в течение часа с лишним производили контрольное траление подходов к Атине и маневренного района линейного корабля.

173

«Ростислав» подошел к месту высадки в седьмом часу, около 9 часов из Батума прибыл капитан 1 ранга М.М. Римский-Корсаков с четырьмя миноносцами.

174

В бою у Ташлы-Дере 6 (но не 7-го) марта участвовали миноносцы «Заветный» и «Завидный», которые в течение получаса энергично обстреливали оборонительные позиции турок с дистанции около 5 кб и вынудили неприятеля отступить.

175

Автор не упоминает о произведенной 7 марта переброске подкреплений для Приморского отряда с рейда Мепаври в район Аскароса (Ташлы-Дере). Войска перевозились тральщиком № 24 в охранении миноносца «Заветный»; на борту последнего находились генерал-майор В.П. Ляхов и чины его штаба.

176

Высадка десанта в Эргалин (западнее Ризе) началась в 15 ч 20 мин с тральщика № 24 (батальон пехоты) и понтонов, приведенных на буксире катера «Арго» (батарея полевой артиллерии). Охранение десантного отряда на переходе из Мепаври и прикрытие высадки осуществляли канонерская лодка «Кубанец» и миноносцы «Заветный», «Жаркий» и «Строгий».

177

Решение о создании в Батуме временного военного порта (по образцу Одесского) было принято 23 марта 1916 г. Назначенный на должность командира порта капитан 1 ранга М.М. Римский-Корсаков приступил к выполнению обязанностей по новой должности 8 апреля.

178

Временный военный порт в Ризе был сформирован 21 марта 1916 г. однако сосредоточение его сил и средств (четыре 6-дюймовых орудия, два прожектора, шесть сторожевых катеров, четыре гидросамолета, несколько тральщиков, баржи, противолодочное сетевое заграждение, одна рабочая рота) к началу операции завершено не было.

179

С точки зрения современной военной науки, проектируемую десантную операцию для захвата Трапезунда нельзя, конечно, отнести к разряду стратегических.

180

В кампанию 1916 г. в Черном море находились большие подводные лодки U33 под командованием капитан-лейтенанта Ганссера (с 11 марта по 14 ноября) и U38 капитан-лейтенанта Валентинера (с 23 мая по 12 августа).

181

Транспортная флотилия — объединение флота Черного моря, формировавшееся, в соответствии с «Положением о перевозке войск в Черном море» (1915 г.), «и реквизированных по военно-силовой повинности отечественных пароходов, зафрахтованных иностранных судов и судов флота, назначенных в состав ее командующим Черноморским флотом». По состоянию на 30 марта 1916 г., в состав флотилии входит 116 судов, которые были подразделены на три категории: «строевую» (транспорты, специально оборудованные для перевозки и высадки войск), «особого назначения» (угольники, плавбазы, госпитальный и буксирные суда, предназначенные для обеспечения сил флота) и «грузовую» (транспорты, с которых было демонтировано оборудование для высадки войск, предназначенные, таким образом, для перевозки грузов). Основной базой транспортной флотилии являлась Одесса. Командующий флотилией — вице-адмирал А.А. Хоменко.

182

Задача поднять два корпуса командованию транспортной флотилии ставилась, однако в полной мере решена так и не была. Причина этого заключалась в том, что значительная часть судов (к началу апреля 1916 г. — 45 единиц, то есть почти половина флотилии) постоянно отвлекалась для решения иных задач — грузовых перевозок в интересах войск Юго-Западного и Румынского фронтов, снабжения группировки войск Кавказской армии в Восточной Анатолии, транспортировки хозяйственных грузов и т. п.

183

По докладу командующего транспортной флотилией, фактическое количество перевозимых войск превысило расчетное на 30 процентов.

184

Весьма показательно, что ставка, которая спустя насколько месяцев обвинит командование Черноморского флота в нерешительности и безграмотности. в вопросе о десантной операции у Трапезунда проявила непоследовательность, а иногда своими директивными указаниями просто вводили адмирала А.А. Эбергарда в заблуждение. Так, 26 февраля начальник морского штаба главковерха адмирал А.И. Русин уведомил командующего Черноморским флотом о том, что в течение ближайших двух месяцев десантных операций не планируется, и потребовал увеличить количество транспортов, занятых в «подвозе снабжения». Уже через две недели, 10 марта комфлот получил противоположные указания — быть готовым высадить в тылу турок две пластунские бригады и, соответственно, прекратить передачу транспортов для грузовых перевозок. Однако уже через день — 12 марта ставка вновь изменила решение и поставила флоту задачу перевезти пластунские бригады к линии фронта.

185

Первоначальным планом начальника Приморского отряда предусматривалась немедленная, по мере прибытия пластунских бригад в Новороссийск, перевозка их в Батум. В дальнейшем, по мере развития наступления, предполагалось перебрасывать бригады к линии фронта или высаживать их в виде десантов.

186

Тезис, высказанный автором в пункте 4, выглядит весьма спорным и, очевидно, требует более основательной аргументации, в частности, хотя бы упоминания этих самых «сравнительно ничтожных задач».

187

Необходимость «разрешать на местах возникающие вопросы и создавать единое понимание идей и способов выполнения операций» была осознана не «только в самом конце, как полагает автор, а значительно раньше. Еще по опыту первых совместных действий Батумского отряда судов и Приморского отряда войск командованием флота были сделаны выводы о необходимости «участия представителя штаба флота в разработке плана наступления» и «согласования плана сухопутной операции с требованиями по выполнению главных задач, флоту поставленных». Однако все инициативы моряков в этой части повисли в воздухе.

188

Начальником высадки (должность учреждена 12 февраля 1916 г.) был назначен контр-адмирал М.И. Каськов.

189

В операции были задействованы 36 транспортов, разделенные на четыре отряда. Первый, второй и четвертый отряды предназначались для перевозки в Ризе соответственно 1-й и 2-й пластунских бригад и дивизиона горной артиллерии, а третий — для перевозки в Поти Сибирского артиллерийского дивизиона и колесного обоза 2-й бригады. Предстояло перебросить в обшей сложности около 18 тыс. человек, более 4300 лошадей, около 1400 повозок и кухонь, 26 орудий, 70 пулеметов, восемь автомобилей и другие грузы.

190

«Приказание Черноморскому флоту для выполнения операции подвоза подкреплений Приморскому отряду Кавказской армии» (директива № 12) было подписано адмиралом А.А. Эбергардом по докладу оперативной части штаба флота 24 марта 1916 г. Перевозка пластунских бригад потребовала привлечения основных сил флота и вылилась, по существу, в морскую операцию по защите морских сообщений.

191

В состав отряда оперативного прикрытия были включены эскадренные миноносцы «Пронзительный», «Беспокойный» и «Дерзкий» (при линейном корабле «Императрица Мария»), «Громкий», «Быстрый» и «Поспешный» (при линейном корабле «Императрица Екатерина Великая»).

192

Три гидросамолета нес и «Алмаз» (на «Александре» и «Николае» — по семь аппаратов). Кроме перечисленных автором кораблей, в состав охранения были включены посыльные суда «Казарский», «Летучий» и «Летчик».

193

Действиями транспортной флотилии руководил вице-адмирал А.А. Хоменко (флаг на транспорте «Руслан»), силами непосредственного охранения командовал начальник минной бригады контр-адмирал М.П. Саблин, отрядом оперативного прикрытия — командующий флотом (флаг на «Императрице Марии»), а в его отсутствие — начальник 1-й линейной бригады контр-адмирал свиты Е.И.В. С.С. Погуляев (флаг на «Императрице Екатерине Великой») В случае отсутствия комфлота в виду конвоя в права старшего флагмана вступал контр-адмирал М.П. Саблин.

194

В главах X и XI речь идет не о высадке десантов, а о перевозках войск (подкреплений) на побережье, уже занятое своими войсками.

195

Отряд судов базы высадки был сформирован 14 февраля. Кроме упомянутых автором «базных» транспортов «Бурдейль» (№ 9) и «Тревориан» (№ 68), в состав отряда входило посыльное судно «Великий князь Александр Михайлович».

196

Вместе с контр-адмиралом М.И. Каськовым на борту «Великого князя Александра Михайловича» на рейд Ризе прибыл генерал от инфантерии Н.Н. Юденич.

197

Суда транспортной флотилии были укомплектованы своими штатными (гражданскими) командами и имели, как правило, лишь по одному офицеру — коменданту транспорта.

198

«Аю-Даг» начал постановку в 7 ч 25 мин и в течение трех часов выставил сетевое заграждение длиной в 29 кб на глубинах от 75 до 130 метров. Течение скоростью до 0,5 узла несколько отклонило линию сетей от намеченной, и часть заграждения (длиной около 6 кб) сдрейфовала в сторону больших глубин.

199

В состав первого отряда входили транспорты №№ 73, 6, 29, 86, 60, 66, 20 и 24.

200

Дивизион горной артиллерии перевозили транспорты четвертого отряда №№ 13, 40, 75, 15, 34, 43, 10.

201

2-я пластунская бригада прибыла в Ризе на борту транспортов второго отряда — №№ 76, 8, 22, 67, 59, 55, 25. Флагманский транспорт № 95 шел порожняком.

202

Речь идет о транспортах «Белороссия» (№ 10) и «Великороссия» (№ 13).

203

Первый и четвертью отряды ушли в Поти, второй — в Батум. На подходах к Поти транспорт «Херсон» (№ 73) подорвался на дрейфующей мине (потери — один убитый и двое раненых), но остался на плаву и был приведен в порт.

204

В течение 20-минутного боевого столкновения линейный корабль «Императрица Екатерина Великая» (командир — капитан 1 ранга А.И. Сергеев) выпустил по крейсеру «Breslau» (корветтен-капитан В. фон Кнорр) 33 снаряда главного калибра. По немецким данным, русский дредноут третьим залпом накрыл германский крейсер, при этом борт последнего был в нескольких местах поврежден близкими разрывами снарядов. Контр-адмирал С.С. Погуляв дал было капитану 1 ранга В.Н. Черкасову (начальнику 2-го дивизиона миноносцев) приказ атаковать «Breslau» торпедами, но вскоре отменил атаку, вероятно, опасаясь оставлять дредноут в опасном районе без противолодочного охранения даже на короткое время.

205

Любопытная деталь. Не получив положительного ответа от командующего флотом, Н.Н. Юденич собирался апеллировать к верховному главнокомандующему (царю), чем, вероятно, склонил к компромиссу контр-адмирала М.И. Каськова, опасавшегося крайнего обострения отношений между морским и сухопутным командованием.

206

Имелся в виду великий князь Николай Николаевич — главнокомандующий Кавказским фронтом и наместник императора на Кавказе.

207

Характерно, что процитированной радиограммой Н.Н. Юденич, во-первых, вопиющим образом нарушил все договоренности о порядке взаимодействия армии и флота и, во-вторых, ввел А.А. Эбергарда в заблуждение — в момент отправления этого радио посадка пластунской бригады на «эльпидифоры» еще только начиналась. Видимо, главнокомандующий Кавказской армией рассчитывал поставить флот перед свершившимся фактом, возложив на морское командование всю ответственность за возможные последствия.

208

«Следящими за воздухом» надо, вероятно, понимать как «следящими за эфиром».

209

Речь идет о миноносце «Стремительный».

210

Переход «Пантелеймона» (капитан 1 ранга Э.С. Молас) в Батум прикрывала 1-я маневренная группа в составе линкора «Императрица Мария» (брейд-вымпел контр-адмирала К.А. Порембского, командир — капитан 1 ранга князь В.В. Трубецкой) и двух эсминцев 1-го дивизиона.

211

Директива морского штаба ставки о перевозке 127-й и 123-й дивизий в район Трапезунда была издана 23 апреля 1916 г.

212

Общая задача флота, задействованные силы и их частные задачи, организация командования и схема проведении операции были определены «Предписанием Черноморскому флоту для выполнения операции перевозки 127-й пехотной дивизии из Мариуполя в Трапезонд» (директива командующего флотом № 14 от 12 мая 1916 г.).

213

В связи с предстоящим усилением Приморского отряда и развертыванием его в 5-й Кавказский корпус был назначен новый начальник отряда — генерал— лейтенант В.А. Яблочкин. 7 мая он принял у генерал-майора В.П. Ляхова Михайловскую крепость, 10 мая — отряд.

214

Высочайшим повелением от 5 мая Мариуполь был объявлен на военном положении, город и порт были переданы в подчинение командующему Черноморским флотом. 7 мая приказом адмирала А.А. Эбергарда был назначен комендант Мариуполя и мариупольского порта с широкими полномочиями; все распоряжения коменданта являлись обязательными для выполнения воинскими и гражданскими чинами.

215

В состав непосредственного охранения транспортов входили крейсерская («Память Меркурия» под флагом начальника бригады, «Кагул», «Алмаз», «Император Александр I» и «Император Николай I») и минная (эсминцы «Счастливый», «Гневный», «Пылкий», 3-й, 4-й и 5-й дивизионы) бригады. Как и в предыдущем случае, силы охранения возглавлял контр-адмирал М.П. Саблин (флаг на «Счастливом»).

216

Ледоколы были приданы транспортной флотилии в качестве буксиров и спасательных судов.

217

Эсминцы «Счастливый», «Пылкий», «Лейтенант Шестаков», «Лейтенант Зацаренный», «Капитан-лейтенант Баранов» и «Капитан Сакен».

218

Планом перевозки предусматривалась сменность групп оперативного прикрытия, в том числе, в отличие от предыдущей подобной операции, и на переходе транспортов морем.

219

Проблема «сплаванности» судов транспортной флотилии оставалась весьма актуальной. На переходе из Новороссийска даже в простейшем строю одной кильватерной колонны концевые транспорты «Булганак» (№ 8), «Принчипесса Христиана» (№ 53) и «Хиос» (№ 100) неоднократно стопорили машины и, вопреки требованиям походной инструкции, злоупотребляли ратьером.

220

Для проводки транспортов в загражденный район был выслан миноносец «Стремительный».

221

Довбор-Мусницкий Юзеф Романович (1867–1937) — генерал-лейтенант (1917 г.). Командир 1-го Польского корпуса легионеров (1917 г.), главнокомандующий польской армией (1919 г.).

222

Среди изменений, внесенных в план высадки контр-адмиралом М.И. Каськовым. отметим важнейшие: для тренировки личного состава базы высадки и отработки организации десантирования была предусмотрена высадка передового отряда дивизии (один пехотный полк с пулеметными командами) в ночное время. Только после закрепления авангарда на берегу предполагалось высадить и развернуть базу высадки для приема основных сил дивизии. Однако острый цейтнот и настоятельные указания ставки и местного сухопутного начальства о скорейшей перевозке дивизии заставили командование флота отказаться от этой идеи.

223

По немецким данным, лодок в этом районе не было. По наблюдению начальника 3-го дивизиона миноносцев капитана 1 ранга А.М. Клыкова, гидросамолет сбросил бомбы в масляное пятно, оставшееся на поверхности после прохождения эсминца «Поспешный».

224

По донесению летчика, он ясно наблюдал рубку и два перископа. Можно предположить, что пилот усмотрел U38, которая 31 мая вышла из Босфора и 3 июня высадила разведывательную группу у мыса Анакрия, однако о приближении подводной лодки к Трапезунду германские историки ничего не сообщают.

225

На поиск подводной лодки вышел сам начальник минной бригады с эскадренными миноносцами «Счастливый» и «Поспешный».

226

Наряду с упомянутой автором 2-й линейной бригадой, во второй половине июня 1916 г. в Батум были перебазированы крейсер «Память Меркурия», гидроавиатранспорт «Алмаз» и 5-й дивизион миноносцев («Зоркий», «Звонкий», «Завидный» и «Заветный»). Кроме того, на Батум, Ризе и Трапезунд базировались две канонерские лодки, четыре миноносца, подводные лодки «Налим» и «Скат», два отделения тральщиков и два береговых отряда гидросамолетов. Вся эта группировка была подчинена начальнику дивизии линейных кораблей вице-адмиралу П.И. Новицкому, который приказом командующего флотом № 118 от 27 июня был объявлен «начальником морских сил в юго-восточной части моря». В начале августа была учреждена должность «начальника отрядов судов и портов восточной части моря», которому были подчинены, кроме того, военные порты и отряд транспортов.

227

Линейные корабли 2-й бригады, пробывшие в Батуме до середины августа, лишь дважды — в период июньского наступления 3-й турецкой армии на Оф и Сюрмене — принимали участие в артиллерийской поддержке сухопутных войск.

228

Это утверждение автора не соответствует действительности.

229

Бомба, сброшенная аэропланом лейтенанта В.В. Утгофа, упала в 50 м за кормой миноносца «Самсун».

230

Автор ошибается. А.А Эбергард встречался с Н.Н. Юденичем в Батуме 18 марта 1916 г.