КалейдоскопЪ

Выступление Италии

Италия занимала все более недружелюбное положение по отношению к Австро-Венгрии. Против 36 дивизий итальянской армии Австрия заблаговременно начала формировать на итальянской границе 5 ополченских дивизий. В апреле русскому командованию было уже известно о предстоящем вскоре вступлении Италии в войну, это была одна из существенных причин, почему Ставка не остановила инициативу, захваченную юго-западным фронтом, который втянулся в форсирование Карпат. Вероятность скорого появления русских сил в венгерской равнине придавала смелость итальянскому правительству. 4 мая, в самом начале прорыва русского фронта на Дунайце, Италия заявила об аннулировании договора, связывавшего ее в Тройственный союз с Германией и Австрией, и связалась соглашением с Антантой. Несмотря на колебания, вызванные усилиями германской дипломатии и отходом русских от Дунайца на Сан, 23 мая Италия объявила войну. Положение на русском фронте было столь напряженное, что, австрийское командование могло снять с русского фронта только 2,5 дивизии в сильно потрепанном состоянии. Австро-венгерский фронт создался, главным образом, за счет 50 батальонов XV и XVI корпусов, переброшенных с сербского фронта. Сербия была страшно обессилена зимой 1915 года эпидемиями; сербы были чрезвычайно разочарованы большими обещаниями, которых не поскупилась Антанта дать Италии, относительно восточного побережья Адриатики, на которое сербы чувствовали себя законными претендентами; наконец, в ближайший район к Сербии германцы перенесли формирование трех новых дивизий, чтобы призраком германских войск держать сербов в пределах осторожности. Все эти меры позволили австрийцам снять с сербского фронта все боеспособные части, включая и ополчение, и двинуть их против Италия, а сербы не обнаружили ни признака жизни.

На Изонцо вначале австрийцы располагали только 23 ополченскими батальонами; все ожидали, что имевшая возможность исподволь подготовиться Италия немедленно обрушится на них и прорвется через горы. Фалькенгайн строил планы германо-австрийского сосредоточения для внезапного удара на спускающиеся из Тироля и Каринтии итальянские корпуса. Однако, прошел целый месяц, прежде чем итальянские войска смогли начать натиск на Изонцо. Кадорна, начальник итальянского генерального штаба, боялся удара во фланг и тыл из Тироля, выслал для прикрытия наступления на границу Тироля крупные заслоны и пропустил удобный момент овладеть горами к востоку от Изонцо. Итальянские перволинейные войска показали себя много слабее австрийского ополчения: на переправе через Изонцо у Пьерис, например, 1 батальон австрийского ландштурма вынудил развернуться целый VII итальянский корпус с 2 кавалерийскими дивизиями и нехотя, после длительного боя, отошел. Осторожность итальянцев и опасения со стороны Тироля во многом объясняются тем, что Германия, не объявившая войны Италии, перенесла па Тирольскую границу Италии формирование своего "Альпийского" корпуса, и Кадорна боялся удара германской армии из Тироля. Где у германцев не было войск, там они работали привидениями.

Только 23 июня итальянцы начали первое сражено на Изонцо. К этому времени австрийцы сумели перебросить с русского фронта еще 1,5 дивизии.

Несмотря на свои 560 тыс. солдат и 1.260 орудий, Италия, как помощница России а борьбе с Австрией, не сумела заменить для России даже энергии, которую развивала в 1914 году Сербия. Первое сражение на Изонцо тянулось от 23 июня до 7 июля; итальянцы ввели в бой всего около 100 тыс.; второе сражение на Изонцо - 17-25 июля, в котором принимало участие 250 тыс. итальянцев против 78 тыс. австрийцев, окончилось с самыми ничтожными результатами. Третье сражение на Изонцо - 18 октября-2 ноября и четвертое сражение - 9 ноября-11 декабря тоже кончились в ничью. Несомненно, австрийские войска в этих отбитых ими наступлениях несли под огнем многочисленной итальянской артиллерии значительные потери; однако, если итальянцы безусловно не оказались на высоте задачи нанесения решительного удара, едва ли они принесли значительную пользу в борьбе на измор, на разложение Австро-Венгрии, так как потери здесь австрийцев в значителъной степени компенсировались подвигами австрийского оружия, победами, в которых австрийская государственность очень нуждалась, после ряда тяжелых погромов на русском фронте.