КалейдоскопЪ

Общее заключение о 1917 годе

Еще в 1916 году английская армия на Сомме являлась бесконечно слабее при наступлении, чем французская. В 1917 году английские войска сложились уже в грозную наступательную силу, и если им не хватало еще маневренной опытности, чтобы быстро использовать выгодные минуты, то в позиционной войне они являлись уже серьезным врагом. Борьба с англичанами, вероятно, вывела из строя в 1917 году не менее полумиллиона лучших германских солдат. Впрочем, потери, до которых английский главнокомандующий, ген. Хэг, довел свои армии во время фландрских атак, были очень значительны, подорвали физические и моральные силы англичан, которые в последующую зиму не успели от них оправиться, и потому не смогли весной 1918 г. оказать достаточного сопротивления первым наступлениям Людендорфа. С ноября 1914 г. германское командование, перейдя к обороне против англо-французов и повернувшись лицом к России, давало время окрепнуть англо-французскому фронту. Англичане усилили свои армии в течение 1917 года 60 тыс. португальских войск. В декабре 1917 года три американские дивизии высадились на территории Франции. Союзники Германии - Австрия, Болгария, Турция - слабели, и капитуляции их можно было ждать ежеминутно.

По существу, каждый день, который Германия теряла для активных действий на западном фронте, тянул ее на дно. Несмотря на крушение русской мощи, несмотря на видимость побед, положение Германии, по существу, становилось все хуже. Отразив русское наступление в Галиции, Людендорф мог бы в августе ограничиться оставлением ничтожных заслонов на русаком фронте и перейти к активной борьбе на французском фронте. Каждый дальнейший месяц продолжении обороны на западе отзывался весьма существенно на понижении духа германской пехоты. Однако, Людендорф опасался, что недорубленный лес подрастет, и поэтому стремился к окончательной победе над Россией, прежде чем он перейдет в наступление на западном фронте. В Брест-Литовске германское командование стремилось разговаривать с русскими представителями языком победителей с побежденными. Это была глубокая ошибка Людендорфа, который строил себе фантастические картины о возможности нового морального подъема изголодавшихся народных масс Германии и переоценил свои силы. Попытка нажиться за счет военного ослабления России, последовавшего за революцией, привела к тому, что Людендорф не использовал крупного выигрыша, который ему послала судьба в 1917 году, развязав ему русской революцией руки для наступления на западном фронте.

300 тысяч итальянских пленных, блестящий контр-удар под Камбрэ, начало Брест-Литовских переговоров - эти картины германских побед конца 1917 года являлись, по существу, лишь "Потемкинской деревней", лишь декорацией, за которой зрела катастрофа Германии. Но в - Германии не было налицо Бисмарка, который не позволил бы себя ввести в обман никакими декорациями и сразу бы отбросил бредни германских генералов об аннексии Бельгии, Литвы, Курляндии, Польши, Украины, Кавказа. Людендорф протягивал свои руки даже к Баку, когда Германия уже лежала на смертном одре.