КалейдоскопЪ

Борьба во Франции

Несмотря на то, что после заключения Брест-Литовского мира значительные части германских войск продолжали расплываться в виде масляного пятна по обширной территории Финляндии, Эстляндии, Латвии, Белоруссия, Украины и Кавказа, что германские войска продолжали оккупировать Литву, Польшу, Валахию - Людендорфу удалось добиться к марту 1918 года на французском фронте небольшого перевеса в силах. Однако, Антанта значительно превосходила Германию в количестве имевшихся пополнений, и первые же потери должны была сравнять силы обоих сторон. Сверх того, в течение 1918 г. до полутора миллионов американских солдат должны были высадиться во Франции. Антанта имела превосходство в запасах продовольствия и, главным образом, в средствах местного транспорта; в германской армии лошадей было мало, и вследствие недостаточного корма они не могли дать удовлетворительной работы; грузовые автомобили бея резиновых шин быстро приводили в негодность даже лучшие шоссе, бензина было недостаточно.

В первой половине ноября 1914 года германские войска отказались от мысли искать наступлением решения войны во Франции. Участие в войне России заставило Германию отложить решительный переход в наступление на три с половиною года. За это время английская армия успела сложиться в крупную силу, Соединенные Штаты подготовили большие подкрепления; в тактическом отношении Антанта многому научилась, ее жалкая техника успела превзойти германскую, а Германия потеряла миллионы своих лучших солдат и офицеров, государственный организм ее был крайне истощен, напряжение внутренней политической борьбы нарастало, в армии налицо имелись несомненные признаки разложения. В 1917 году задача возобновления на западе наступления могла быть решена гораздо легче, тем в 1918 г., а в 1915 году - еще много легче, чем в 1917 году. Но время было безвозвратно потеряно на "успехах" Людендорфа и Гофмана в России до Брест-Литовского мира включительно. Устланная победами на русском фронте дорога вела Германию к гибели.

Теперь на французском фронте стояли последние силы Германии. Ее союзники находились на той грани, за которой должно было последовать их отпадение. В этих условиях расходование последней энергии Германии было допустимо лишь для достижения таких целей, которые могли значительно улучшить ее положение.

Таковой целью могло быть лишь нанесение полного поражения английской армии и - захват северного побережья Франции. Подводная война, на которую Германия сделала решительную ставку в 1917 году, на которую она пошла ценой вовлечения Соединенных Штатов в число своих врагов, шла на убыль. Захват немцами Дюнкирхена, Кале, Булони - побережья Ламанша, открыл бы перед германскими подводными лодками новые возможности. Здесь, между морем и верхним течением реки Лис, на направлении Лиль - Булонь, надо было бросить вперед германские армии.

Однако, здесь находились главные силы английских армий. Англичане показали себя в конце 1917 года такими упорными и стойкими противниками, нанесли такие потери германцам, что Людендорф не решился сразу же обратиться к достижению важнейшей цели. Все его победы достигались до сих пор в направления ударов по линии наименьшего сопротивления; в разгадывании слабого места у противника, в сосредоточении на нем усилий и в достижении эффектного успеха Людендорф не имеет себе равных. Поэтому и во Франции, весной 1918 года, он остановился на мысли нанести первый удар по линии наименьшего сопротивлении, с позиции Зигфрида, перед которой был наиболее слабо укрепленный и слабо занятый участок неприятельского фронта. Центр тяжести наступления должен был находиться севернее реки Соммы. Отсюда Людендорф надеялся свернуть фронт наступления на северо-восток, на Булонь. 21 марта 50 лучших германских дивизий - 4 армии (17, 2, 18, 7-я) обрушился на 80-километровом фронте на 28 английских дивизий - 2 армии (3-я и 5-я) - правое, более слабое и растянутое крыло английского франта. В резерве следовало еще 20 германских дивизий. На менее важном южном участке поля сражения германцы имели полный успех, на северном - меньший. В окрестностях Арраса и Альбера очень скоро появились свежие английские резервы. Людендорф не удержался на своем намерении добиваться здесь решения, а покатился по линии наименьшего сопротивления вдоль Соммы и южнее ее. В общем, германцам удалось здесь проникнуть на 65 километров вглубь расположения Антанты, пока Фош, вступивший здесь в командование для объединения усилий английских и французских войск, не остановил французскими резервами наступления. Единственным важным объектом на этом направлении мог быть Амьен - железнодорожный узел, с потерей коего Антанта теряла лучшие пути сообщения для связи между английскими и французскими армиями; Амьена взять немцам не удалось. Была захвачена обширная, но опустошенная год тому назад немцами территория (работы Альбериха). Было захвачено много пленных и трофеев, но лучший порыв германцев был истрачен; германские армии занимали слабый, охватываемый с двух сторон, не укрепленный фронт, вместо сильных и вдвое более коротких позиций Зигфрида; пути сообщения в тылу у немецких войск отсутствовали: войска терпели большие лишения. Правда, удалось нанести поражение двум английским армиям. Следовало удовлетвориться этим результатом, не позже 30 марта прервать атаки, вывезти трофеи и отойти в исходное положение. Людендорф не нашел в себе мужества на такое решение. Бои, бесплодные для немцев, затянулись до 4 апреля, и немецкие войска застыли на невыгодном фронте, случайно создавшемся во время наступления.

Теперь у Людендорфа не было больше причин отказываться от нанесения главного удара на участке Ипр - р. Лис. Долина р. Лис в достаточной степени подсохла. Эта важнейшая атака была начата 9 апреля, вдвое меньшими силами; в состав атакующих германских дивизий были включены многие дивизии, отнюдь не имевшие ударного характера. В этих условиях немцам в период 9-25 апреля удалюсь достигнуть лишь успехов второстепенного характера; они продвинулись только на 20 километров. Важный узел Хазебрук; остался в полупереходе перед их фронтом. Людендорф, имея в виду добиться на этом участке окончательного успеха над англичанами, продолжал здесь подготовку атаки, но предварителъно хотел оттянуть с этого участка английские и французские резервы. С этой целью через месяц, когда германская армия несколько восстановила свои силы, он решил произвести демонстративный удар к западу от Реймса, в ближайшем к Парижу районе. 27 мая началась великолепно подготовленная атака через Шмен-де Дам. К 30 мая германцы продвинулись на 55 километров и достигли Марны близ Шато-Тьерн. Одновременно новое чудо техники-пушки, стреляющие на дистанции свыше 100 километров - начали обстрел Парижа.

За эти три наступления немцы захватили 200 т. пленных и 2.500 пушек. Силы Антанты были сильно напряжены; весь тоннаж был направлен на скорейшую перевозку американской армии. Так как число пароходов было очень ограничено, то американцы не везли с собой ни лошадей, ни обоза; у прибывавших американских войск было только носимое на солдатах снаряжение; остальное снаряжение они должны были получить уже в Европе из французских и английских запасов. Этот способ переброски американской полуторамиллионной армии, с нагрузкой солдат на пароходы в три раза теснее против принятых для расчета норм, жестоко разочаровал германский генеральный штаб, предполагавший, что операция потребует много больше времени. Правда, если бы война затянулась, то необходимость для американской армии жить и драться за счет французских материальных средств сказалась бы на общем понижении уровня насыщенности снабжения техническими средствами; однако, события скоро приняли решительный оборот.

Людендорф и после майской угрозы Парижу находил, что англичане держат еще слишком сильные резервы севернее реки Лис и потому решил, дав полуторамесячный отдых германской армии, нанести еще сильный удар по обе стороны Реймса и затем немедленно перебросить тяжелую артиллерию и резервы в район западнее Лиля и обрушиться на англичан пробиваясь к Ламаншу.

Этому главному удару так и не суждено было состояться. Атака по обе стороны Реймса, имевшая место 15 июля, не удалась. В Шампани французы своевременно ушли на вторую укрепленную полосу, и немцы израсходовались на атаку почти пустой первой линии. На Марне немцы переправились с боем через реку, но застряли перед второй французской линией в 5 километрах к югу от реки. Людендорф на третий день прервал наступление и приказал в ночь на 22 июля отойти на северный берег Марны. Однако, французы нe дали германскому командованию времени оттянуть назад двинутые сюда резервы. Уже 18 июля на германский фронт обрушился первый удар франко-американцев, на участке Суасон-Шато-Тьери. В атаке участвовало большое количество танков, собранных в лесу Виллер-Котере. Некоторые германские дивизии оказали очень слабый отпор. С трудом истощенным германским армиям удалось справиться с этим прорывом. Пришлось собирать резервы отовсюду - инициатива перешла к Фошу. Людендорфу теперь пришлось вовсе отказаться от мысли нанести решительный удар английской армии. Так как выдвинутые на Марне позиции германских войск бесцельно растягивали фронт и являлись опасными, то на 2 августа было назначено первое сокращение германского фронта - отход с Марны на реку Вель, к северу от линии Суасон-Реймс. Надо было ожидать продолжения атак Фоша. Самое разумное было бы для немцев - сосредоточить свои силы на обороне самого сильного рубежа на западном фронте, каким являлся фронт Антверпен-Намюр и далее по реке Маасу. Нужно было всеми силами укреплять его, эвакуировать из расположенной перед ним полосы наиболее ценные запасы, а необходимый для этих работ месяц времени выгадать на обороне лучшей германской позиции во Франции - того фронта, с которого 21 марта 1918 года началось германское наступление. Людендорф, потерявший к этому моменту равновесие, остановился на том, чтобы оборонять занятую часть французской территории шаг за шагом он сделал ту же ошибку, что и русское кимандование летом 1915 года. Однако, русское командование имело больше сил для производства частных контр-атак; оно своевременно распорядилось об устройстве целого ряда тыловых позиций, оно опиралось на несравненно менее разложенную, чем германская, армию а, в результате, ценой больших потерь справилось со своей задачей в 1915 году успешнее, чем Людендорф со своей - в 1918 году. При этом надо помнить, что, несмотря на двойные силы Антанты, германские армии на западном фронте все еще насчитывали около 3 миллионов солдат, т.-е. были вдвое сильнее русской армии летом 1915 года, и с этими силами приходилось держать фронт, несколько превышавший 500 километров, т.-е. вдвое меньший, чем русский; и сами французские и английские войска отнюдь не отличались свежестью и предпочитали много стрелять, а не энергично штурмовать; что же касается американских войск, то в них еще било много задора, но в тактическом отношении ни начальники, ни солдаты не возвышались даже на уровень посредственности. Хотя, в общем, ни русский фронт в 1915 году, ни германский фронт в 1918 году не удалось противнику разорвать на части, но германский фронт был приведен атаками Антанты в положение, столь близкое к катастрофическому, что с середины августа Людендорф поставил правительство в известность о том, что нет никаких шансов принудить Антанту к заключению мира чисто военными методами. Моральные силы германского народа и армии разлагались тем скорее, что не оставалось никаких надежд на возможность изменить ход событий. Силы германской государственности начали быстро слабеть под влиянием развернувшейся беспросветной перспективы будущего.

8-го августа англо-французы нанесли жестокий удар к югу от Альбера на слабо укрепленный и занятый ненадежными дивизиями 25-километровый участок германского фронта. 7 германских дивизий были наголову разбиты; в первый же день наступающим удалось продвинуться на 14 километров вперед. К 10 августа фронт атаки расширился на весь участок от Соммы до Уазы. За первые два дня было взято 24 т. пленных и 300 пушек. Германское командование расходовало последние резервы, чтобы сдержать отход. С 20 августа последовали новые атаки, расширившиеся на фронт до реки Эн. Только 9-го сентября германские войска были отведены на позиции Зигфрида, что следовало сделать на 5 недель раньше. 3-го сентября германцы принуждены были начать отход и на участке реки Лис. Таким образом, в первой половине сентября, приблизительно, было занято исходное положение, с которого германцы начали кампанию 1918 года. Но духовные силы германских войск были настолько истощены, что уже 11 сентября Людендорф возбудил перед правительством настоятельное требование скорейшего заключения перемирия.

В трудных обстоятельствах командовать много труднее, чем когда ежедневно с радио-телеграфа получаются копии всех неприятельских оперативных распоряжений. Только в начале сентября германское командование приступило к осуществлению эвакуации в широком масштабе. Только 8-го сентября началось очищение выступа у С. Миель (к югу от Вердена); сокращение здесь 70-километрового участка фронта на 40-километровую позицию (позиция Михеля) представляло большой выигрыш; работы по эвакуации еще были в полном разгаре, когда 12 сентября выступ, с ослабленным вооружением, был атакован, с одной стороны, американцами, с другой - французами, в результате чего немцы бесцельно потеряли сотни орудий и десятки тысяч пленных.

26 сентября началось общее наступление армий Антанты; через три дня англичанам удалось прорвать позицию Зигфрида. В начале октября франко-американцы произвели сильный натиск в районе Вердена и между Маасом и Энном, а также в Шампани. Фош стремился прорваться вдоль Мааса в северном направлении, что привело бы к окружению в Бельгии большей части германских войск. Эта задача ему безусловно не удалась. До середины октября, за 35 дней, истекших со времени отхода немцев на их исходное положение, и за три недели последнего решительного наступления, Антанте удалась оттеснить германский фронт на 25-40 километров. Во многих местах германской пехоты на полях сражений уже не было видно, но пулеметные части, с большим процентом офицеров и унтер-офицеров, успешно останавливали наступление выдохшихся союзников; часто бой велся лишь между небольшими кучками людей с обоих сторон. Вследствие опасности немецкому отступлению, угрожавшей от сосредоточенных в районе Вердена больших масс Антанты, германское командование, с уходом Людендорфа в отставку, последовавшим 26 октября, ускорило отход армий на фронт Антверпен-Шарлеруа-р. Маас; этот рубеж был достигнут германскими армиями к 4 ноября, за день до начала германской революции; к 11 ноября, когда было заключено перемирие, германские войска, продолжали его занимать, а Фош собирал силы для перехода в наступление на Лотарингском фронте, чтобы вновь попытаться отрезать находившиеся в Бельгии германские армии от Рейна.

Только 5-го октября германское правительство обратилось к президенту Соед. Штатов Вильсону с просьбой о содействии заключению перемирия. Вильсон, провозгласивший 8-го января 1918 года знаменитые 14 пунктов будущего, основанного на праве, мира, в своих ответах на германские ноты от 8, 14 и 23 октября все далее и далее уклонялся от выставленного им идеала и в конце потребовал от Германии заключения перемирия на таких условиях, которые бы не допускали возможности возобновления военных действий, т.-е. обезоружения германского государства.

В связи с германской революцией, нанесшей окончательный удар старому порядку в армии, Германии были предъявлены необычайно жестокие условия перемирия: очищение левого берега Рейна в течение 30 дней, выдача 5.000 тяжелых орудий, 30.000 пулеметов, 5.000 локомотивов и 150.000 вагонов (последнее нанесло жестокий удар транспорту), интернирование военного флота и т. д.

Это перемирие, утвержденное 11 ноября 1918 года, являлось достойным прологом к Версальскому миру, подписанному 28 июня 1919 года. Франция, оттягивавшая приступ к мирным переговорам, затянула и ратификацию его до 10 января 1920 года.