КалейдоскопЪ

Завоевание Сербии

В то время как паралич позиционной войны еще раз крепко охватил русский и французский фронты, последние месяцы 1915 года привели к подвижным и быстро развивавшимся действиям в другом месте, которым суждено было оказать непредвиденное влияние на весь ход войны.

Австрия оказалась способной задержать итальянцев у Изонцо, а так как под нажимом летнего наступления опасность со стороны России стала ослабевать, то австрийское командование решило окончательно расправиться с Сербией.

Попытки Австрии вторгнуться в Сербию в августе, сентябре и ноябре 1914 года были отбиты энергичными контрударами сербов.

Малоприятным было для крупной державы – особенно державы со множеством подданных-славян – получать такие щелчки. Нетерпение Австрии в сочетании с желанием Фалькентайна обеспечить прямое железнодорожное сообщение с Турцией давало себя сильно знать в Дарданеллах.

Все лето вражеская коалиция добивалась вступления Болгарии в войну. В этих переговорах против Антанты играли моральный фактор – эффект ее военных поражений – и нежелание Сербии отдать какую-либо часть Македонии, которую она в 1913 году отняла у Болгарии.

Так как Австрия соглашалась отдать Болгарии территорию, при надлежавшую ее противнику, то Болгария поддалась уговорам Австрии. Это увеличение сил обещало успех действий против Сербии, и в августе Фалькенгайн решил усилить 3-ю австрийскую армию (командующий Кевес) 11-й армией Гальвица, сняв ее с русского фронта. В дополнение к этим силам в распоряжении были еще две болгарских армии. Чтобы противостоять этой новой угрозе, Сербия, помимо своих сравнительно небольших сил, обладала гарантией поддержки со стороны Греции и обещаниями со стороны Антанты. Однако с падением греческого премьера Венизелоса договор с Сербией оказался расторгнутым, а поддержка Антанты, как всегда, запоздала.

6 октября 1915 года австро-германские армии перешли в наступление на юг, форсировав Дунай и одновременно проводя на правом фланге охватывающий маневр через реку Дрину. Героическое сопротивление сербов, отступление их шаг за шагом с боями и естественные трудности гористой местности тормозили наступление, но болгарские армии успели до прибытия франко-британских подкреплений ударить в западном направлении вглубь южной частя Сербии, поперек тыловых сообщений главных сил сербов. Это создало широкий клин между сербами и союзниками, шедшими им на помощь от Салоник, и автоматически привело к ослаблению сопротивления сербов на севере. Фронт их на обоих флангах вдавливался, пока не стал напоминать собой большую дугу, причем сербам угрожало окружение. Отступая на юг к клину, занятому болгарами, сербские армии решили прорваться на запад через Албанские горы. Те, кто пережил тяготы этого отступления глубокой зимой, были переправлены на остров Корфу, где после реорганизации и снабжения заново всем необходимым весной 1916 года присоединились к войскам Антанты, находившимся в Салониках.

Завоевание Сербии – правда, без пленения ее армии – ликвидировало для Австрии опасность на ее южной границе и дало Германии свободу сообщений и контроля над широкой полосой, соединяющей Северное море с Тигром. Для Антанты кампания эта привела к созданию, если можно так выразиться, «военного водостока», который в течение трех долгих лет поглощал ее военные запасы, причем они истощались там без всякой пользы и были малодеятельны.

Но этому водостоку суждено было в конечном итоге разлиться и смыть одну из подпорок Центрального союза.