КалейдоскопЪ

Месопотамия

Салоники были не последним «водостоком», созданным в 1915 году. Месопотамия в этом отношении явилась новым отвлечением сил союзников от центра тяжести – Запада, таким отвлечением, которое могло быть оправдано только политическими соображениями. Операция эта не была предпринята, как Дарданеллы или Салоники, для облегчения участи союзника, попавшего в тяжелое положение. Не могла она быть оправдана, как Дарданеллы, и желанием бить по жизненному центру одного из государств противника. Занятие Месопотамии могло поднять престиж Британии и досадить Турции – но ослабить силу сопротивления Турции оно не могло.

Хотя в основе операция эта была задумана здраво, развитие ее являет собой дурной образчик пассивного подчинения обстановке, что было следствием непригодности вооружения британской армии для ведения войны в данных условиях.

Нефтяные поля близ Персидского залива имели громадное значение для снабжения Британии нефтью, и когда война с Турцией стала неизбежной, туда был послан небольшой отряд индийских войск (одна дивизия). Для реального выполнения этой задачи необходимо было занять вилайет Басра, господствующий над Персидским заливом, что обеспечило бы господство над возможными подступами к нефтяным месторождениям.

21 ноября 1914 года Басра была захвачена, но растущий приток подкреплений турок заставил индийское правительство добавить сюда еще одну дивизию.

Турецкие атаки весной 1915 года были отбиты, и командующий британскими силами генерал Никсон счел разумным для большей безопасности распространиться шире. Одна дивизия (командир Таунсенд) была двинута вверх по реке Тигру к Амару; дивизия одержала здесь небольшую, но блестящую победу. Другая дивизия пошла вверх по реке Евфрату к Назарии.

Южнее Месопотамии была широкая наносная равнина (пустыня) без всяких дорог. Единственным средством сообщения по ней служили эти две большие реки. Таким образом, захват Амара и Назарии был вполне достаточен для прикрытия нефтяных месторождений. Но генерал Никсон и индийское правительство, вдохновившись первыми успехами, решили наступать дальше к Кут-Эль-Амара.

Это наступление заводило британцев на 180 миль вглубь страны. Военное оправдание этого наступления заключалось в том, что в районе Кут приток Тигра Шатт-Эль-Хай образовывал звено, связывавшее эту реку с Евфратом, по которому турецкие резервы могли быть переброшены от одной реки к другой.

Таунсенд был послан вперед в августе, его дивизия разбила турок у Кута, а конница развила их преследование вплоть до Азизии, лежащей на полпути к Багдаду. Правительство Англии ликовало, горя желанием скрасить этими успехами другие поражения. Никсон получил разрешение двинуться к Багдаду. Но после боя у Стесифона, окончившегося вничью, все возраставший перевес сил турок заставил Таунсенда отступить к Куту. Отрезанный от остальных сил англичан, он остался здесь ждать помощи. Тем временем в Месопотамию было послано несколько новых дивизий. Кут был осажден турками 8 декабря 1915 года. Войска, шедшие на освобождение Таунсенда, тщетно сражались с турками, прикрывавшими подступы к Куту на обоих берегах реки Тигр. Условия были плохи, связь еще хуже, а общее руководство ошибочно, и 29 апреля 1916 года Кут пришлось сдать.

Как ни безумна была стратегия, толкнувшая Таусенда на эту авантюру, все же надо отметить фактические достижения небольшой горстки его бойцов, противостоявших значительно более сильному противнику. Имея несовершенное снаряжение и примитивные средства связи, полностью изолированная в сердце страны противника, дивизия эта вписала славную страницу в военную историю Англии.

Если все эти помехи сравнить с четырехкратным численным превосходством и блестяще поставленной службой снабжения тех войск, которые в конечном счете захватили Багдад, то станут вполне понятными уважение и благоговение, которые турки оказывали Таунсенду и его бойцам.