КалейдоскопЪ

Внутренний фронт 1915 года

Быть может, наиболее значительной вехой на пути превращения борьбы из чисто «военной» в «национальную» было образование в Британии Национального министерства. Произошло это в мае 1915 года.

То, что это министерство – прототип парламента – отказалось от системы партийных группировок, пустившей также глубокие корни, и взялось за руководство войной, являлось признаком глубоких психологических и социальных сдвигов. Либерал премьер-министр Асквит остался, но консерваторы получили в кабинете преобладающее число голосов, хотя динамическая личность Ллойд-Джорджа начала так сильно завоевывать общественное уважение, что действительное руководство фактически перешло в его руки. Черчилль, предвидение которого спасло порты и каналы от грозившей им опасности и помогло создать танки (средство покончить в будущем с застоем позиционной войны), был исключен из кабинета. Исключенным оказался и Хальдан, организатор британских экспедиционных сил.

Политические перемены произошли во всех странах, и они были симптоматичны.

Первоначальный воинственный порыв прошел. Его сменило настойчивое упорство, которое было естественным для Англии, но как-то не вязалось с общераспространенным, хотя и искусственным представлением о французском темпераменте.

В экономическом отношении напряжение войны пока не дало себя резко почувствовать ни в одной из стран. Финансы проявили неожиданную способность приспосабливаться к положению, и ни блокада, ни подводные лодки серьезно не повлияли на подвоз продовольствия.

Хотя в Германии чувствовалось уже некоторое стеснение, народ ее имел для укрепления своей воли к борьбе более осязаемые успехи, чем его противники. Все же в 1916 году продовольственное положение в Германии обострилось из-за плохого урожая 1915 года – худшего за 40 лет. К счастью для Германии, положение ее улучшилось, а британская блокада частично была сведена к нулю благодаря легкому захвату плодородных земель на Восточном фронте.

По иронии судьбы, враги протянули Германии спасительную соломинку, ускорив вступление Румынии в войну, после того как Фалькенгайн почти потопил волю германского народа к борьбе в море крови и слез, вызванных возобновлением наступления на Западном фронте.