КалейдоскопЪ

Пропаганда

Начало 1918 года явилось свидетелем развития и тщательной организации другого оружия – психологического. Когда лорд Нортклиф, стоявший во главе британской военной миссии в Соединенных Штатах, был назначен «руководителем пропаганды во враждебных странах», впервые за все время поняли размах и возможности применения этого оружия.

Нортклиф воспользовался как лучшим своим мечом речами президента Вильсона, в которых откровенно проводилось различие между германской политикой германским народом. Особенно упиралось на то, что цель политики союзников – освободить все народы, включая германский, от милитаризма.

Меч этот, отточенный умелым мастером – полковником Хаузом, Нортклиф использовал, пытаясь подсечь им узы, связывающие народы противника с их правителями. Но узы эти оказались достаточно прочными. Они противостояли действию любого меча и в конце концов были порваны гнетом войны в целом. В июле 1917 года речи президента Вильсона об усталости от войны и антимилитаризма в Германии вызвали волнения в германском парламенте, и последний, направляемый Эрцбергом, принял мирную резолюцию, которая соглашалась даже на территориальные уступки. Но единственным результатом этого решения было падение Бетман-Гольвега – несчастной игрушки, которую вырывали друг у друга из рук военная и политическая партии. Парламентские представители германского народа были столь же бессильны в попытке противостоять железной воле Генерального штаба, как и Австрия, теперь всецело пропитанная отвращением к вызванной ею же войне и во что бы то ни стало желавшая ее прекратить.

Все эти мирные шаги встречали незначительный отклик у демократии противника. Президент Вильсон, выразитель этой демократии, теперь отступил и твердо заявлял, что не будет никаких разговоров о мире с военными автократами. Он подстрекал народы противника сбросить иго своих властителей. Это был великолепный рецепт – но совершенно бесполезный на деле, когда его адресовали тем, кто был так прочно скован.

Правда, в январе 1918 года была сделана многообещавшая попытка к восстанию. Более миллиона германских рабочих объявили общую забастовку. Но забастовка эта быстро была ликвидирована и даже стерта подъемом, вызванным большим германским наступлением.

Только когда сама военная машина начала скрипеть, рабы этой машины смогли освободиться от ее мертвой хватки. Быть может этому несколько помогла и пропаганда. И лишь тогда активная воля к миру придала действенность пассивной усталости от войны.