КалейдоскопЪ

Пик напряжения. 1917

Я не против чувств пацифистов, я против их глупости.

Вудро Вильсон, 1917.

Смена караула

На рубеже 1916-1917 годов происходит смена политического и военного караула в руководстве практически всех основных участников мирового конфликта. Энергичный Ллойд Джордж в декабре 1916 года берет в свои руки бразды правления в Британии. Депутаты палаты общин видят его эгоцентризм, но они признают и высокие лидерские достоинства. Его "Военный комитет" овладевает диктаторскими функциями. Нужно сразу сказать, что Ллойд Джордж не испытывал особого уважения к командующему британским экспедиционным корпусом генералу Хейгу, но тот продержится на своем посту весь наступивший год.

Во Франции в октябре 1916 года премьер Вивиани уступает место Аристиду Бриану. Еще более важно то, что уходит с поста главнокомандующего упорный и надежный Жоффр, ставший маршалом Франции. Верден подкосил его общенациональный авторитет. Но подлинную замену ему нашли не сразу. Генерал Лиотэ, известный своими колониальными экспедициями, так и не получил желанного титула главнокомандующего. Политики избрали на этот пост генерала Нивелля, интеллигентного и твердого защитника Вердена. Еще два года назад он был простым полковником; теперь же в нимбе героя, вернувшего Франции форт Дуомон, он возглавил французскую армию. Во Франции ослаб, но еще ощутим жертвенный патриотизм. "Священный союз" политических партий сохранен, но на случай его развала готовится к броску за власть "тигр" Клемансо.

В Германии фактическим диктатором становится генерал Людендорф. Национальная решимость здесь определенно сохранилась. Лозунгом страны становится "durchalten" - продержаться. Идея пойти на попятную в условиях победоносных битв повсюду на чужой территории была неприемлема в национальном масштабе. Вера в блистательную победу уже поблекла, но даже небольшие уступки противнику еще рассматривались как предательство.

В Соединенных Штатах переизбирается и готовится произнести вторую инаугурационную речь президент Вудро Вильсон. В декабре 1916 года он выступил с предложением о посредничестве в мировом конфликте. Но внимательному наблюдателю все более явной становится его способность занять более жесткую позицию. В Австро-Венгрии завершается "вечное" - почти семидесятилетнее - правление императора Франца-Иосифа. Его уход в ноябре 1916 года ослабил связь между десятью народами империи - немцами, венграми, сербо-хорватами, словенцами, чехами, словаками, поляками, рутенцами, итальянцами и румынами. Наследник австро-венгерского престола Карл I сразу же по восшествии на трон начал поиски компромисса с французами, поручив министру иностранных дел Чернину связаться с французскими Бурбонами. Император Карл был готов жертвовать германскими территориями, но Австро-Венгрию требовал оставить в целостности. Это озлило (узнавших об "уступках") немцев, и убедило западных союзников в неистребимости иллюзий австрийских Габсбургов.

В январе 1917 г. внутренний кризис в России приблизился к апогею. Премьер Трепов, не сумев сместить фаворита императорской четы министра внутренних дел Протопопова, ушел в отставку, и правительство возглавил немолодой и консервативный князь Голицын. В Думе Керенский, ощущая себя гласом народным, возвысил голос против "поверхностных мыслителей, которые призывают к сдержанности только для того, чтобы отсидеться на теплых местечках".

Депутат Шульгин писал великому князю Николаю Михайловичу (пожалуй, самому умному среди Романовых), что "в слова теперь никто не верит". Ситуация обострилась настолько, что за столом у Бьюкенена аристократы обсуждали вопрос, будет ли убита императорская чета в ходе грядущих потрясений. Легкость мыслей русских с трудом воспринималась основательным британцем, и он потребовал серьезного анализа складывающейся ситуации. Аргументы тех, кто предполагал грядущий крах, были достаточно убедительны их подтверждали дипломатические и разведывательные источники западных посольств.

Как и годом ранее, союзники по Антанте обсуждали планы на новый, 1917 год в Шантийи, под Парижем. Как и прежде, итальянцы обещали возобновить наступление против австрийцев на Изонцо. Русское командование обещало весеннее наступление. Представители русского командования не сообщили деталей, но они были достаточно бодры после брусиловского наступления и в свете заработавшей военно-промышленной машины страны. Теперь российские мощности были мобилизованы и снабжение русской армии обещало быть адекватным. Главной особенностью этого совещания было присутствие вместо привычного тугодума Жоффра более живого и импульсивного Нивелля. Тот обещал вывести войну из ступора за счет быстрых и эффективных операций. Французы начнут тщательно спланированное наступление к югу от Соммы (Шмен де Дам), а англичане - к северу от Соммы (Вими Ридж).