КалейдоскопЪ

Германия: новый канцлер

По поручению британского правительства известный производитель вооружений сэр Бэзил Захароф в июле 1917 года предложил в Швейцарии полтора миллиона фунтов стерлингов золотом военному министру Турции Энверу-паше за подписание сепаратного мира. Турецкий министр некоторое время колебался. Возможно, на него в конечном счете повлияли события в Берлине. Созванный на внеочередную сессию германский рейхстаг 19 июля проголосовал за очередные военные кредиты. Германскому правительству параллельно поручалось выработать предложения мира "по общему согласованию и обеспечивающие постоянное примирение. Насильственные территориальные приобретения не согласуются с таким миром".

Эта так называемая "Мирная резолюция" прошла 212 голосами против 126.

Послания Бетман-Гольвега германскому генеральному штабу за данный период говорят о его несогласии с сугубо силовым курсом генералов: неразумно обрывать всякую возможность достижения компромисса с Британией. Канцлер выступил против бомбардировок Лондона. "Ни одно английское правительство, если оно в такой ситуации попытается договориться с Германией, не продержится и дня".

Но правящие Германией Гинденбург и Людендорф видели в ламентациях канцлера лишь признак личной слабости. Они в целом были разочарованы в оказавшемся слабым правительстве. Это определило судьбу Теобальда Бетман-Гольвега - кайзер жаждал видеть главой своего кабинета личность масштаба героев Танненберга. Новым канцлером Германии стал прусский чиновник доктор Георг Михаэлис, выступивший против своеволия депутатов: "Я не думаю, что германский рейхстаг годится для того, чтобы решать вопросы войны и мира по собственной инициативе".

Кайзер впервые за двадцать лет принял представителей практически всех германских партий (за исключением независимых социалистов) и в бескомпромиссной речи огласил свои планы "второй пунической войны" против Британии, в которой вся Европа под германским водительством уничтожит всевластие предательского Альбиона. "Когда вперед выходит моя гвардия, для демократии не остается места".

В июле 1917 г. Микаэлис обсуждал возможности дезинтеграции Российской империи. Литва должна стать "независимым герцогством" во главе с германским герцогом. Получает развитие идея отрыва от России Украины. Контакты с украинскими националистами установлены, и их успешное развитие зависит от обещания им Восточной Галиции. Неуютнее всех чувствовали себя австро-венгры: две крупнейшие державы, Соединенные Штаты и Россия, официально поддержали принципы национального самоопределения, что было приговором лоскутной монархии.

На совещании в Кройцнахе 9 августа 1914 г. германская официальная позиция в отношении России базировалась на идее отрыва от России Украины на юге и Ливонии, Эстонии и Финляндии на северо-востоке. Генеральный штаб желал использовать сепаратистское движение на Украине, чтобы "спокойно и дружески повернуть ее к нам". Военные и политические лидеры Германии согласовали схему расширенной "Миттельойропы" вокруг четырехугольника Германия - Австро-Венгрия - Болгария - Турция, простирающегося от Северного моря до моря Красного.

Но новый министр иностранных дел Кюльман был далек от веры военных в возможность поставить Британию, Америку и всех прочих, сразу и одновременно, на колени. Предпочтительнее был сепаратный компромисс с Лондоном на основе трех уступок: 1) сохранение Франции как великой державы; 2) сохранение бельгийской независимости; 3) гарантии того, что Германия не укрепится на бельгийском побережье. Кюльман понимал значение Бельгии для британской политики последних четырехсот лет, направленной на предотвращение господства одной державы в Европе. Он склонялся к тому, чтобы заключить мир на западном направлении и обратить германскую энергию на другие цели.