КалейдоскопЪ

КРАХ ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЫ ВО ФРАНЦИИ

К концу 1793 г. политика революционного террора во Франции захватила уже не только мятежные провинции, но и всю страну. Распространившиеся повсюду революционные трибуналы при разбирательстве растущего потока дел выносили лишь два решения – полное оправдание или смертную казнь. Среди осужденных на смертную казнь оказывались люди совершенно разных слоев общества – это и «вдова Капет» Мария Антуанетта, и бывший герцог Орлеанский, атак—же фейяны, жирондисты, «бешеные», дантонисты, эбертисты. Независимо от целей, которые преследовали осужденные, одна участь постигла тех, кто отстаивал старый порядок, и тех, кто стоял у истоков и совершал революцию.

Расправившись с врагами, Робеспьер сосредоточил в своих руках максимум власти. Но массовые репрессии вели к изоляции его и ближайших сподвижников в Конвенте: Кутона, Сен—Жюста, Леба, Робеспьера—младшего. Успехи революционных армий на всех фронтах лишили политику террора всякого логического оправдания. Левые, правые и «болото» Конвента объединялись для борьбы с тираном. Государственный переворот 9 термидора (27 июля 1794 г.) положил конец якобинской диктаторе. Ее вожди погибли под ножом все той же гильотины.

Термидорианский переворот знаменовал начало постепенного угасания революции. Режим Директории, установленный конституцией III года (1795 г.), отчасти вернулся к тому, от чего революция ушла в 1789 г. Поиск политического равновесия привел к созданию двухпалатного законодательного органа и двухступенчатых выборов. Однако эти меры были призваны охранять интересы не прежней аристократии, а новых крупных собственников, порожденных революцией.

При общей тенденции к политической стабилизации режим Директории в то же время отражал дальнейшее развитие революционного процесса. Продолжалась конфискация эмигрантских земель. Было провозглашено отделение церкви от государства (1794 г.). Осенью 1795 г. Баррасом и Бонапартом был разгромлен роялистский мятеж в Париже, что стало безусловным успехом политики Директории. Итальянский поход французских армий положил начало революционной экспансии в Европе.

Отмена максимумов и регламентации доходов, упразднение ассигнатов, проведенные Директорией, неизбежно сопровождались ростом цен и спекуляции. Все большее влияние получали нувориши (новые богатые), «золотая молодежь», расцветали салоны, куда переместился центр политической жизни. Якобинский клуб был разгромлен. Экономический кризис вызвал последний всплеск народных движений в жерминале и прериале III года (апрель – май 1795 г.). С их поражением народные массы надолго ушли с политической сцены Франции. Усиление реакции сопровождалось «белым террором», во многом походившим на сведение старых счетов. Однако он существенно отличался от «красного террора» робеспьеристов. У него не было особых институционных форм – трибуналов. Он не прикрывался специальными законодательными актами и, очевидно, имел иной масштаб. Нараставшая тяга к стабильности, к консолидации тех сил, которые обогатились и приобщились к власти в результате революции, привела к военному перевороту 18 брюмера (9—10 ноября 1799) и к установлению диктатуры Наполеона Бонапарта.

Переворот 18 брюмера, поставивший точку в истории французской революции, удивительным образом совпал с концом XVIII в. Великая революция завершила собой век Просвещения, но она же во многом определила политические и социальные процессы следующего столетия, далеко выходящие за пределы границ самой Франции, а также судьбу многих европейских государств этого времени.