КалейдоскопЪ

Кризис политической демократии в информационном обществе

Идеология «неоконсервативной революции»

Кризис неолиберальных и социал-демократических концепций «государства благосостояния» способствовал возрождению общественного интереса к консервативной идеологии. В 1970-х гг. сформировалось принципиально новое течение политической мысли, сочетавшее идеи либертаризма, либерального консерватизма и культурного национализма. Этот причудливый идеологический синтез в англосаксонских странах получил название «неоконсерватизм». В континентальной

Европе к подобной идеологии начали тяготеть христианско-демо-кратические и республиканские партии. Во Франции на позиции неоконсерватизма перешло неоголлистское движение под руководством Ж. Ширака.

Решающую роль в становлении американского неоконсерватизма сыграла группа политологов и социологов, объединившихся вокруг журналов «Commentary» и «The Public Interest». В публикациях Р. Солоу, Н. Глейзера, И. Кристола, Дж. Уилсона пропаганда индивидуалистической этики сочеталась с идеями социокультурного традиционализма, призывами вернуться к «первоосновам западной цивилизации», возродить «американский образ жизни». Критикуя любые проявления патернализма и иждивенчества, неоконсерваторы доказывали, что сами по себе идеи социальной солидарности и справедливости отнюдь не противоречат интересам личности. Необходимо лишь отказаться от эгалитарной идеологии и попытаться обеспечить вместо иллюзорного равенства социальных благ равные и честные условия социальной конкуренции. В этом случае индивидуальная предприимчивость и ответственность станут надежным основанием для прогресса всего общества, а социальная солидарность будет проявляться не в подавлении гражданских свобод, а в защите человеческого достоинства и права на личный выбор.

Особенностью американского неоконсерватизма было сочетание либертарных идей с почти пуританским морализаторством. Ярким примером таких воззрений стала программа президента-республиканца Р. Рейгана. Этот бывший голливудский актер сумел в самой образной и доходчивой форме выразить смысл неоконсервативной идеологии – призыв понять личную ответственность каждого человека перед Богом, обществом и самим собой. Торжество этих духовных ценностей рассматривалось американскими неоконсерваторами как основа национального единства, путь к возрождению «духа нации». Поэтому их патриотическая риторика зачастую переходила в открытую проповедь имперской сверхдержавности.

В британской Консервативной партии идеи «нового консерватизма» зародились еще в 1950-х гг., когда группировка «Одна нация» во главе с А. Модом, Я. Маклеодом, Р. Модлингом и Э. Пауэллом выступила против технократического правительственного курса. Ключевой идеей «новых консерваторов» стала «демократия собственников», т. е. общественный строй, в основе которого лежит эффективная координация гражданских и государственных институтов, сочетание личной инициативы и силы общественного мнения, неприятие социального иждивенчества.

Во второй половине 1970-х гг. идеи «нового консерватизма» были возрождены внутрипартийной группировкой тори, во главе которой стояли К. Джозеф и А. Шерман. Большую роль в этом сыграла деятельность философско-политического кружка «солсберианцев» под руководством Р. Скрутона (почитателей идейного наследия известного политика конца XIX в. маркиза Р. Солсбери). В публикациях Скрутона и его единомышленников принципы неоконсерватизма противопоставлялись как патриархальному консерватизму, так и любым версиям либеральной идеологии.

Британские неоконсерваторы считали свободу необходимым условием личной ответственности и динамичности индивида, но доказывали, что личность не может быть подлинно свободной вне исторически сложившегося сообщества. Индивидуальная успешность каждого человека является частью исторически сложившегося и внутренне иерархичного социального организма. Поэтому противопоставление интересов личности и общества, равно как и эгалитарная политика, направленная на искусственное сглаживание социального неравенства, спекулятивны и опасны. Индивидуализм лишает человека естественного для него социального пространства, а эгалитаризм не позволяет стимулировать тех людей, которые способны принести наибольшую пользу обществу и поэтому должны занять в нем лидирующее положение.

Сочетание индивидуальной ответственности и социокультурных традиций определяет, по мнению британских неоконсерваторов, и политическое поведение граждан. «Каждое общество зависит от уважения гражданином порядка, часть которого он формирует, и самого себя как части этого порядка, – писал Скрутон. – Это чувство выражается в патриотизме, уважении к закону, в лояльности к лидеру». Неоконсерваторы считали, что нельзя противопоставлять гражданское общество и государство. Государство призвано олицетворять собой то национальное культурное наследие, которое формирует свободного и успешного гражданина. Его власть основана на безусловном авторитете закона и моральной традиции. Поэтому если вся сила государства направлена на поощрение энергичного и ответственного поведения граждан, превращение прагматичных усилий каждого в идеологию национального успеха, то такое государство не может быть политически слабым и нейтральным по отношению к гражданскому обществу.

Триумфом британского неоконсерватизма стали годы правления «железной леди» М. Тэтчер. Политическая программа тэтчеризма основывалась на сочетании принципа индивидуальной ответственности с пропагандой национального единства. «Использование стремления человека к собственному благу лучше всего позволяет удовлетворить потребности всех людей», – утверждала Тэтчер. Одновременно она придавала большое значение традиционным викторианским ценностям – трудолюбию и бережливости, уважению к семье и религии, лояльности к закону и социальному порядку. Политика Тэтчер была направлена на решительную модернизацию британского общества при самой активной роли культурного наследия. Этот синтез, по мнению неоконсерваторов, мог создать новый тип общественного идеологического консенсуса в противовес обанкротившемуся неолиберализму.