КалейдоскопЪ

Индийская модель развития

Вторая, индийская, модель значительно отличается от первой, японской, тем, что развивающиеся подобным образом страны крайне неоднородны. К ним относится большая группа стран Азии и Северной Африки: Индия, Пакистан, Бангладеш, Иран, – а также большинство арабских стран, например, Египет, Алжир. Их объединяет то, что они достаточно успешно развиваются по западнокапиталистическому пути развития, но во многом сохранили свою традиционную внутреннюю структуру (что качественно отличает эти страны от государств японской модели развития).

Практически это значит, что заметная часть страны и ее населения (речь преимущественно о городах, хотя и не только о них) уже существует в рамках новой, трансформированной по капиталистическому образцу экономики, что в масштабах государства в целом активно функционируют важные элементы еврокапиталистической структуры – многопартийная система, демократические процедуры, европейского типа судопроизводство и т. п., но в то же время большая часть населения, подчас подавляющее его большинство, по-прежнему ведет привычный образ жизни и лишь едва затронута нововведениями и переменами. И хотя обе части активно контактируют друг с другом, они остаются обособленными и живут каждая по своим законам, составляя, однако, единый организм.

Налицо упоминавшийся уже применительно к колониальным структурам недавнего прошлого феномен симбиоза, или колониального синтеза. Суть его в том, что сохраняется какая-то грань, незримо, но жестко отделяющая одних, преодолевших барьер традиции, от других, которым пока что не удается это сделать. Такая грань существовала везде, в том числе и в странах первой модели. Но там ее удалось сравнительно быстро преодолеть, здесь же это сделать сложнее в силу глубины традиции, ее религиозно-цивилизационного фундамента. Для того чтобы эта грань исчезла, необходимо время и благоприятные обстоятельства.

В любой из стран данной модели активно идет процесс экономического роста, укрепляются многие элементы структуры европейского типа, но этому мешают экономическая отсталость сельского населения, социопсихологические стереотипы массового сознания и связанные с ними жесткие формы социального бытия. Особенно это заметно в Индии с ее системой общин и каст и в странах ислама.

Какова динамика развития стран этой группы? Для всех них характерно заметное поступательное движение в сторону постепенного сближения с европейской моделью капитализма. В частности, это хорошо прослеживается на примере, хотя и медленного, изменения роли государства в экономике, что особенно заметно там, где государство традиционно наиболее сильно, прежде всего в странах ислама. Дело в том, что усиление влияния еврокапиталистического сектора экономики и упрочение позиций политической, правовой и иной культуры европейского типа ведет к постепенному отказу от командно-административных и бюрократических методов управления.

Вариантом второй модели следует считать примыкающую к странам этой группы, но по ряду важных параметров отличную от нее группу арабских нефтедобывающих монархий (Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Катар, Оман, Объединенные Арабские Эмираты). Здесь тоже симбиоз, тоже резкое, даже бросающееся в глаза сосуществование двух секторов хозяйства, двух частей населения в пределах каждого из государств, но, в отличие от стран первой группы той же модели, нет заметных признаков «европеизации» производства и занятых в нем рабочих и управляющих. Симбиоз построен не просто на контрасте, но и как бы на сепарации, сознательном отделении коренного населения (или по меньшей мере его большинства) от современного сектора хозяйства и соответствующей ему инфраструктуры (то и другое функционирует в основном благодаря усилиям мигрантов, тогда как местное население выступает преимущественно в качестве получателей ренты).

Как в целом следует расценивать положение стран индийской модели? Общее для всех них то, что они в принципе находятся в состоянии определенного равновесия, устойчивой стабильности. Экономика их если и не процветает, то во всяком случае вполне может обеспечить существование государства и народа. В регулярной помощи эти страны не нуждаются, и у них даже есть определенные перспективы экономического роста. От стран первой, японской, модели их отделяет определенная дистанция, несмотря на то что по доходу на душу населения некоторые нефтедобывающие страны (это относится не только к арабским монархиям и Ливии, но и, например, к Брунею) могут соперничать с той же Японией. Дело ведь не только и не столько в доходе, сколько во внутренней структуре, в динамичности самой модели. Следует отметить и политическую стабильность, характерную для большинства стран второй модели. Определенное беспокойство связано с демографической проблемой, особенно ощутимой в Индии, крупнейшей из всех стран этой группы. Пока что успехи «зеленой революции» (реформ, направленных на оздоровление экономики) в Пенджабе и некоторых других районах, развивающихся по еврокапиталистическому образцу, позволяют компенсировать резкий рост населения, хотя миллионы жителей все еще находятся буквально на грани голода. Естественно, что при любом неблагоприятном повороте событий положение может резко ухудшиться.

И все-таки, при всех оговорках, положение стран, развивающихся в рамках индийской модели, достаточно устойчиво. В некоторых из них намечается тенденция к преодолению ситуации симбиоза, к перерастанию колониального синтеза в современный.