КалейдоскопЪ

Марксистская модель развития

Вплоть до недавнего времени этой модели развития следовало больше восточных стран, чем сейчас. С 1975 по 1989 г. одной из самых одиозных стран марксистской модели являлась Камбоджа, называвшаяся в те годы Кампучией. После начала «обвала» коммунистической идеологии в Восточной Европе в стране была восстановлена монархия и государство получило старое название. Еще дольше, с 1921 по 1992 г., в социалистический лагерь стран марксистской идеологии входила Монголия, накрепко привязанная к СССР. После распада Советского Союза Монголия объявила себя парламентской многопартийной республикой (1992).

В число стран, где установились марксистско-социалистические режимы, включали также Анголу и Эфиопию. С некоторыми оговорками их по-прежнему относят к марксистской модели. Однако главными и подлинными представителями этой группы стран всегда были Китай, Северная Корея и Вьетнам.

В настоящее время руководство КНР (да и Вьетнама) все время подчеркивает, что ориентируется на строительство социализма. Правда, на данном этапе речь идет преимущественно о роли социальных гарантий и об ограниченности функций рынка и частной собственности. Китай и Вьетнам сохраняют полный контроль государства над экономикой и практически всеми типами инфраструктуры.

Главный вопрос заключается в будущей динамике развития: будет ли сохраняться строгий принцип централизованного контроля над рынком и частной собственностью. С одной стороны, не исключена модель развития, при которой предприятия коллективной собственности вполне гармонично превратятся в подобие обычных фирм с юридическим лицом и правом независимого от контроля поведения на свободном рынке. В таком случае Китай и Вьетнам очень скоро могут стать в ряд и даже возглавить страны индийской модели, быть еще одним вариантом развития в ее рамках.

С другой стороны, оставаясь странами социалистическими, Китай и Вьетнам уже накопили огромный экономический потенциал и являются (особенно Китай) объектами крупных западных инвестиций. Возможно, им удалось найти модель, адекватную их социокультурным особенностям, которая, в отличие от схожего с ней советского нэпа, может послужить основой для стабильного и долговременного развития.