КалейдоскопЪ

Эволюция государственного строя

27 апреля 1906 г. была созвана Государственная дума. Проправительственные партии набрали лишь / голосов, а относительное большинство в Думе получили кадеты. Основным вопросом стал аграрный. Кадеты высказались за отчуждение части помещичьих земель. Другие законопроекты были еще более радикальными. В целом Дума оказалась неготовой к сотрудничеству с правительством. Депутаты гневно осуждали правительственные репрессии, но отказывались осуждать революционный террор. Через 72 дня после открытия Дума была распущена. В ответ 182 думца (в основном кадеты) подписали Выборгское воззвание, призывавшее население к гражданскому неповиновению, а социалисты устроили восстания в Свеаборге и Кронштадте.

20 февраля 1907 г. открылась II Дума. Она оказалась еще более радикальной, чем первая. Так называемый левый блок, объединивший большевиков, меньшевиков, эсеров, трудовиков и других радикально настроенных депутатов, получил около 43 % мест. 3 июня 1907 г. Дума была распущена. Положение о выборах в нее – в нарушение Основных законов – было изменено (увеличено представительство от помещиков и сокращено – от крестьян, национальных окраин и рабочих). Сколько-нибудь широкой реакции со стороны революционных сил не последовало. Революция исчерпала себя. 3 июня 1907 г. считается днем ее окончания.

Вопрос о характере государственного строя России после 1905–1906 гг. остается дискуссионным. Часть исследователей, полагая, что власть царя была ограничена во многом формально, не считали Государственную думу парламентом и говорили о мнимом конституционализме или даже самодержавии. Большинство правоведов того времени и некоторые современные историки рассматривали Манифест 17 октября 1905 г. и Основные законы 1906 г. как конституцию, Государственную думу с реформированным Государственным советом как двухпалатный парламент, а монархию – как конституционную. Все чаще монархию называют «думской» или «дуалистической», тем самым подчеркивая ее отличие и от самодержавия, и от развитых конституционных монархий Запада (а заодно и уходя от вопроса о конституции и парламенте).

Между тем в Европе права представительных органов, круг их избирателей на ранней и исторически длительной стадии были ограничены еще более,[6] однако их признавали парламентами. Полномочия российского монарха с 1905–1906 гг. были хотя и широки, но уже ограничены и законодательно, и институционно. Манифест 17 октября 1905 г. и Основные законы 1906 г. отразили качественные изменения в государственном строе России, свидетельствовавшие о постепенном признании законодательной Думы, разделения властей, основных политических свобод, легальных (в том числе оппозиционных) партий и т. д. Поэтому они могут считаться конституционными актами, Дума – парламентом, а Россия – пусть и специфической, но все же конституционной монархией. Она проходила период формирования, свою раннюю, противоречивую (дуалистическую) стадию, которая в значительной мере была адекватна уровню и особенностям развития страны. Не случайно многие черты этой думской монархии воспроизвелись впоследствии в постсоветской России.

Вместе с тем следует учитывать, что российское самодержавие и абсолютная монархия не были тождественными понятиями. Подобно ряду восточных монархий, российское самодержавие имело в какой-то степени сакральный характер. Представления о божественном происхождении царской власти разделяли как сами монархи, так и подавляющее большинство их подданных (когда эти представления исчезли, монархия и вся базировавшаяся на ней российская государственность рухнули). Сохранявшийся сакральный характер царской власти затруднял ее эволюцию. (В XX в., пожалуй, только Японии удалось решить эту проблему, но окончательно – лишь после проигранной Второй мировой войны.) Во многом поэтому Государственная дума не вписывалась в систему думской монархии и периодически (особенно в 1906–1907, 1915–1917 гг.) выступала центром притяжения оппозиционных сил, фактически разрушавших царский режим.

Конституционный строй может утвердиться, если и правительство, и оппозиция принимают правила игры. В России же часть монархистов стремилась к самодержавию, а интеллигенция – к демократической республике или парламентской монархии с символической верховной властью. Попытка разрешить эти противоречия и завершить экономическую и социально-политическую модернизацию России была предпринята П. А. Столыпиным.