КалейдоскопЪ

Движение афро-азиатской солидарности

В послевоенные годы на Востоке постепенно возникает и становится мощной идейной и политической силой движение неприсоединения ни к одному из сложившихся на мировой арене военно-политических блоков. Одним из духовных отцов этого движения был президент Югославии И. Броз Тито, управлявший страной 36 лет (1944–1980) и за эти годы добавивший к своему образу героя антифашистского сопротивления в Европе (1941–1945) и авторитет международного лидера высокого уровня. Не желая подчиняться диктату Сталина, но и не отказываясь от принципов социализма, которые он интерпретировал по-своему, а не согласно сталинским догмам, Тито вывел Югославию из «лагеря социализма», который он называл «восточным блоком». Но, вопреки обвинениям Москвы в его адрес, он не примкнул к «западному блоку», т. е. к США и их союзникам, а решил не присоединяться ни к кому. Тито сделал ставку на молодые государства Востока, вышедшие после 1945 г. на мировую арену, прежде всего на Индию и Китай – великие державы Востока, принадлежавшие к разным цивилизациям и разным социальным системам, но одинаково заинтересованные в мирном урегулировании острых межгосударственных противоречий политического, идеологического, экономического, военного и территориального характера, унаследованных и от колониальной эпохи, и от Второй мировой войны. К тому же в середине 1950-х гг., когда зародилось движение неприсоединения, только что закончились войны в Корее и во Вьетнаме (1954), обострились противоречия КНР с Тайванем, продолжались военные действия в Малайе, ухудшилась обстановка в Средиземноморье.

У Индии были свои причины стоять на позициях миролюбия и нейтралитета. Страна еще помнила историю индо-мусульманской резни, в обстановке которой (летом 1947 г.) родилась независимость Индии и Пакистана. При этом в Индии остались миллионы мусульман, а также сикхов, христиан, буддистов и представителей других религий. Многоконфессиональная и многонациональная страна 180 языков, мусульманское население и мусульманское окружение которой (Пакистан, Иран, Афганистан, Малайзия, Индонезия) враждебно относились к курсу на формирование светского государства, Индия была к тому же обременена множеством социальных и экономических проблем, затруднявших преодоление традиционализма. В свою очередь, Китай, ощущая себя великой державой и желая избавиться от имиджа «только союзника» СССР, стремился выйти на мировую арену в новой роли и желательно единым фронтом с другими странами Азии, на лидерство в которой он всегда претендовал.

Переговоры 1954–1955 гг. между И. Броз Тито, главой Индии Дж. Неру и премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем привели к созыву в апреле 1955 г. в городе Бандут (Индонезия) первой конференции глав государств и правительств 39 стран Азии и Африки. Конференция подтвердила курс, как тогда говорили, «позитивного нейтрализма»: неприсоединение к военным блокам, поддержка освободительной борьбы народов еще сохранившихся к тому времени колоний, антиимпериализм и антиколониализм, взаимное уважение и невмешательство в дела друг друга. В декабре 1957 – январе 1958 г. в Каире прошла экономическая конференция 45 стран Азии и Африки. На ней было решено создать постоянные органы движения афро-азиатской солидарности. Организационное оформление этого движения произошло на конференции в Конакри (Гвинея) в апреле 1960 г., где был принят устав движения и сформулированы его цели – «объединять и согласовывать борьбу народов Азии и Африки против империализма и колониализма, ускорять освобождение народов и обеспечить их экономическое, социальное и культурное развитие».

Разумеется, интересы афро-азиатских стран порой вступали в противоречие. С 1959 г. стали ухудшаться отношения между Индией и КИР из-за оккупации китайскими войсками Тибета и бегства в Индию главы буддистов далай-ламы. В начале 1960-х гг. усилилось противоборство Индонезии и Малайзии из-за территориальных споров, которые разделяют многие молодые государства Востока. Индо-пакистанские войны 1966 и 1971 гг. привели к образованию на месте Восточного Пакистана независимого государства Бангладеш, до предела накалили разногласия из-за Кашмира и гипотетического проекта сикхского государства Халистан, поддержанного Пакистаном.

Ухудшение китайско-индийских отношений сопровождалось сближением Китая с Пакистаном и резким обострением с 1963 г. отношений КНР и СССР. Вызванное в основном внутренними событиями в Китае (особенно знаменитой «культурной революцией» 1966–1975 гг.), это обострение было также связано с разногласиями в мировом коммунистическом движении и в тактике борьбы с США, но особенно – со стремлением Китая стать супердержавой наряду с СССР и США. В 1969 г. кризис привел к военному конфликту между СССР и КНР на пограничном острове Даманский. Это было первое вооруженное столкновение между социалистическими странами.

Вьетнам, расколотый с 1954 г. на Южный и Северный, болезненно переживал синдром разделенной страны. Внутренние неурядицы на более богатом «капиталистическом» Юге постоянно стимулировали Север к вмешательству с целью объединить страну силой. Дабы отвратить эту угрозу, США стали оказывать поддержку южновьетнамскому режиму, элиту которого составляли бюрократическая буржуазия, компрадоры и милитаристы из армии, сколоченной американской военной миссией. Но поскольку всего этого оказалось недостаточно, США в 1964 г. начали войну против ДРВ. Более 9 лет, с 1964 по 1973 г., они буквально стирали Северный Вьетнам с лица земли, уничтожая воздушными бомбардировками города и села, сжигая напалмом посевы и леса, отравляя почву и людей различными ядами. Однако северовьетнамцы, имевшие опыт антияпонского и антифранцузского сопротивления, сплоченные национальной и партийной дисциплиной, руководимые харизматическим вождем Хо Ши Мином и получавшие значительную поддержку от СССР и КНР, выстояли. Более того, они продолжали различными путями забрасывать на юг свои отряды и оказывать всемерную помощь южновьетнамским партизанам.

В конце 1973 г. война формально была прекращена. США согласились вывести свои войска из Южного Вьетнама на основе сохранения статус-кво. Но кардинально не была решена ни одна из проблем. Поэтому, когда весной 1975 г. сложилась новая обстановка и войска северян двинулись на юг, они без особого труда овладели всем Южным Вьетнамом. Армия Юга, превосходившая северян чуть ли не вдвое по численности, вооружению и оснащению за счет США, что было предметом гордости Вашингтона, почти сразу развалилась, так как защищаемый ею режим не пользовался поддержкой народа и был безнадежно скомпрометирован политикой коллаборационизма.

Объединение Вьетнама и падение (не без его помощи) проамериканских режимов в соседних Лаосе и Камбодже привело к превращению Вьетнама в «малую державу», что вызвало обострение китайско-вьетнамских отношений и привело к военному столкновению между КНР и Вьетнамом в 1977 г. Китай, уже вступивший тогда в более прагматичную «эру Дэн Сяопина», тем не менее не прочь был продемонстрировать свои великодержавные амбиции и претензии на лидерство в Азии. Этому стремились помешать и СССР, и США, что не могло не сказаться самым негативным образом на афро-азиатской солидарности.

Движение афро-азиатской солидарности объективно ослаблялось также и афгано-пакистанскими противоречиями. Пакистан активно вмешался в дела Афганистана после апрельской революции 1978 г. в этой стране, и особенно после ввода в декабре 1979 г. советских войск в Афганистан. Дело было не только в «антиисламском», с точки зрения пакистанцев, характере установившейся в Афганистане власти, опиравшейся на помощь СССР. Пакистан был заинтересован в поддержании нестабильности в Афганистане, так как сильное афганское правительство могло поставить вопрос о принадлежности его северо-западных территорий, населенных пуштунами (или патанами), т. е. афганцами. Пакистан охотно вмешался в афганские события. Они дали ему возможность задействовать вне своей территории многих недовольных «лишних людей», переключить внимание хотя бы части народа с внутренних проблем на внешние, получить огромные денежные и материальные средства на вооружение, оснащение и подготовку моджахедов (как своих, так и приезжих), а также – дипломатическую, политическую и иную поддержку от США, Саудовской Аравии, многих исламских стран.

Война в Афганистане, помимо пагубных последствий для самой этой страны и для СССР (в дальнейшем), самым негативным образом сказалась на афро-азиатской солидарности. К началу 1980-х гг. уже умерли основатели этого движения (Тито, Неру, Чжоу Эньлай, Сухарто), и в Азии и Африке не было, за редкими исключениями (вроде Индиры Ганди и сменившего ее Раджива Ганди в Индии), авторитетных международных лидеров, способных погасить пламя межгосударственных, религиозных, этнических и политических конфликтов. Более того, столь заметная в 1950—1960-е гг. антиимпериалистическая солидарность стран Востока стала подменяться их объединением по этническому («все арабы», «все тюрки», «все китайцы», включая хуацяо, т. е. многочисленные китайские общины в различных странах), религиозному («все мусульмане», «все католики», «все шииты») или конъюнктурно-политическому принципу. Ярким примером последнего и было сплочение в борьбе против вмешательства СССР в Афганистане, кроме разных группировок афганской оппозиции, также Пакистана и его союзника Китая (тем самым «успокаивавшего» мусульман Синцзяна), Саудовской Аравии и ожесточенно соперничавшего с ней за гегемонию в мире ислама (более конкретно – в зоне Персидского залива) хомейнистского Ирана, США и во многом не согласной с ними Западной Европы, а также десятков тысяч мусульманских добровольцев, отнюдь не симпатизировавших США и Европе. Эти добровольцы буквально из всех стран ислама (например, Алжира, Марокко, Йемена), часто вопреки воле своих правительств, добирались до Пакистана, проходили там обучение в специальных лагерях и на военных базах, после чего сражались в Афганистане. Все это, как и их содержание (не менее 1,5 тыс. долларов в месяц на человека), оплачивалось в основном американскими и саудовскими фондами, а также за счет специальных пожертвований и сборов среди мусульман, в том числе многочисленной и в основном зажиточной диаспоры в Европе.

Только из арабских стран были переправлены и вооружены до 30 тыс. моджахедов. После вывода советских войск из Афганистана в 1989 г. большинство моджахедов фактически стали профессиональными наемниками и участвовали в военных действиях на стороне мусульманских боевиков в Алжире, Боснии, Египте, Косово, Таджикистане и Чечне. Силу их агрессивного напора, фанатизма и привычки решать все проблемы путем вооруженного насилия испытали на себе и европейцы, и американцы. Правда, в США акты вооруженного террора исламо-экстремистов носили единичный характер. Однако в Европе, особенно во Франции, где проживает свыше 4 млн мусульман, взрывы в метро и угоны самолетов были в 1990-е гг. яркой приметой времени и одной из причин социальной напряженности.