КалейдоскопЪ

Арабские революции и соперничество сверхдержав

Арабский мир вступил во вторую половину XX в. еще оставаясь в узах колониальной зависимости. На территории почти всех арабских стран (за исключением Сирии, Ливана, Йемена и Саудовской Аравии) находились иностранные войска, многие из этих стран (Алжир, Судан) были колониями, другие являлись таковыми фактически, находясь под протекторатом Великобритании или Франции. Июльская революция 1952 г. в Египте, свергнув монархию, открыла путь к освобождению. По образцу руководившего ею «Общества свободных офицеров» были созданы соответствующие организации и в других арабских странах. В некоторых из них (в Ираке в 1958 г., в Йемене в 1962 г., в Судане и Ливии в 1969 г.) им удалось осуществить революции по аналогичному сценарию. Но и там, где расклад сил был иным и события развивались по-другому, влияние египетской революции было значительным. Оно стимулировало начало вооруженной борьбы патриотов Туниса (1952), Марокко (1953) и Алжира (1954), способствовало позитивным сдвигам в Сирии и Иордании (1954–1955). Лидер Египта Гамаль Абдель Насер, добившийся вывода из страны английских войск, национализации Суэцкого канала и провозгласивший своей целью единство арабов, получил звание «чемпиона арабского национализма». Лозунг имевшей филиалы в разных арабских странах Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ) – «Арабская нация едина, а ее миссия вечна» – становился все более популярным в арабском мире.

Запад, прежде всего Великобритания и Франция, увидели в революционном Египте и его влиянии угрозу своим интересам на Ближнем Востоке, тем более после того, как Египет принял участие в Бандунгской конференции, выступил вместе с Сирией против военных блоков и стал одним из столпов движения афро-азиатской солидарности. Национализация Суэцкого канала подорвала одну из важнейших позиций англо-французского капитала, ранее владевшего каналом, а поддержка Насером палестинских фидаев (партизан) вызвала негативную реакцию Израиля. Закономерным следствием этого стала англо-франко-израильская агрессия против Египта в октябре—ноябре 1956 г. Ее провал резко повысил авторитет Египта и лично Насера в арабском мире. Это привело к сближению с ним добившихся независимости в 1956 г. Марокко, Туниса и Судана, а также Сирии, образовавшей совместно с Египтом в феврале 1958 г. единое государство – Объединенную Арабскую Республику (ОАР).

За присоединение к ОАР выступили также национально-патриотические силы Ливана и Ирака, поднявшие восстание против своих прозападных правительств в мае—июле 1958 г. Пытаясь сохранить контроль над регионом, США высадили свои войска в Ливане, а Великобритания – в Иордании. Однако в Ираке восстание армии вылилось в «бессмертную революцию 14 июля», которая свергла в стране монархию и поставила у власти генерала Абу аль-Керима Касема, возглавлявшего подготовившее эти события тайное «Общество свободных офицеров» (по образцу египетского). Но отношения между ОАР и Ираком не сложились. Генерал Касем отстранил своего заместителя Абд ас-Саляма Арефа, выступавшего за присоединение к ОАР, и стал преследовать пронасеровские группы в Ираке, в том числе местный филиал ПАСВ, опираясь на коммунистов и курдских националистов. В ответ начались гонения на коммунистов ОАР, что обострило ее отношения с СССР, до этого момента безоговорочно поддерживавшего Насера. Однако эта размолвка была недолгой, особенно после выхода Сирии из ОАР в 1961 г.

Президент США Д. Эйзенхауэр выдвинул еще в январе 1957 г. доктрину, согласно которой США должны были «заполнить вакуум», образовавшийся на Ближнем Востоке в связи с уходом Великобритании и Франции из регионов своего традиционного влияния. Ряд стран, в том числе Ливан, Тунис, Иордания, приняли эту доктрину, опасаясь все возраставшего влияния Насера и помогавшего ему СССР. Собственно в противодействии этому влиянию и был смысл доктрины Эйзенхауэра. Три принципа лежали в основе ближневосточной политики США после Второй мировой войны: 1) борьба против влияния СССР; 2) защита Израиля всеми средствами; 3) обеспечение своего господства над нефтью региона. И если по вопросу об Израиле достичь взаимопонимания с арабами было сложно, то в остальном США добились многого. Поэтому и СССР, и ОАР не имели иного выбора, как действовать сообща. Они старались совместно поддерживать движение афро-азиатской солидарности, особенно в 1960 г., который получил название «год Африки», поскольку именно тогда обрело независимость большинство африканских стран. СССР и ОАР поддержали также революции в Алжире и Йемене.

В Алжире восстание в ноябре 1954 г. вылилось в освободительную войну против французского режима. Руководивший войной Фронт национального освобождения (ФНО) пользовался поддержкой исламского арабского мира, СССР и других стран социализма. В 1959 г. Франция признала право алжирцев на самоопределение. Но только в марте 1962 г. были подписаны мирные соглашения, прекратившие гражданскую войну в Алжире и давшие возможность его жителям 1 июля 1962 г. проголосовать за независимость.

В том же году «свободные офицеры» свергли монархию в Йемене и провозгласили республику. Но это явилось лишь началом многолетней (примерно до 1970 г.) войны племен, составляющих большинство населения Йемена, с республиканским режимом и помогавшей ему в 1962–1967 гг. египетской армией. Война закончилась компромиссом, сохранившим в рамках республики известную автономию племен. Параллельно этим событиям в 1967 г. произошло свержение колониального режима в Южном Йемене, с 1839 г. находившемся под властью англичан. Здесь после нескольких лет борьбы с местными феодалами, а также внутри политической элиты нового государства утвердился с 1969 г. режим социалистической ориентации – наиболее откровенный союзник СССР.

Египет во главе с Насером не смог установить свою гегемонию в арабском мире. Приход ПАСВ к власти в 1963 г. в Сирии и Ираке, вопреки ожиданиям сторонников арабского единства, не привел к ее достижению. С ПАСВ Сирии Насер быстро вступил в конфликт, ПАСВ Ирака была тогда же отстранена от власти, а новый правитель генерал Абд ас-Салям Ареф, ориентировавшийся на Египет, погиб весной 1966 г. Его преемник дистанцировался от Египта, в 1968 г. иракская ПАСВ стала выступать не за сотрудничество, а за соперничество с Египтом и Сирией. Наиболее тяжелым ударом для Насера, да и для всего арабского мира, стало поражение в июньской войне 1967 г. Тогда армия Израиля, пользуясь многолетней помощью США и основных разведслужб Запада, а также фактором внезапности нападения, за 6 дней разгромила вооруженные силы Египта, Сирии и Иордании, оккупировав при этом Синайский полуостров, Западный берег реки Иордан и Голанские высоты.

Вместе с тем июнь 1967 г. возродил к жизни Палестинское движение сопротивления (ПДС). В 1948 г. при образовании государства Израиль из 1350 тыс. арабов Палестины 780 тыс. человек стали беженцами, они жили в палаточных лагерях ООН на территории Иордании, Сирии, Ливана и Египта. Остальные, большинство которых проживали на западном берегу реки Иордан и в секторе Газа, так же как и беженцы, были возмущены и самим фактом раздела Палестины, и вопиюще несправедливым его характером (согласно решению ООН от 22 ноября 1947 г., евреи, т. е. примерно треть населения, получали 56 % территории страны), но особенно арабо-израильской войной 1948–1949 гг., завершившейся установлением контроля Израиля на 80 % территории Палестины. Со временем стали создаваться отряды фидаев, нападавшие на Израиль. Их действия логично вписывались в идеологию арабского национализма и арабского единства, которую проповедовали Насер и ПАСВ. К палестинским фидаям присоединялись и представители других арабских народов – от алжирцев и сирийцев до йеменцев и иракцев. В 1964 г. возникла Организация освобождения Палестины (ООП), стремившаяся политически объединить всех борцов за возрождение в Палестине арабского государства.

Июнь 1967 г. означал окончательный крах надежд палестинцев и на ООН, и на арабские страны. Поэтому они решили действовать сами, развернув с июля 1967 г. партизанскую войну на оккупированных Израилем территориях. После того как израильтяне вытеснили их оттуда, они продолжили эту войну на линиях перемирия, тем более что Израиль также наносил удары, особенно по Египту, через эти линии. За 1967–1969 гг. личный состав политических кадров ПДС вырос в 30 раз, численность его вооруженных сил – в 150 раз, степень их оснащения оружием, финансовой и другой обеспеченности – примерно в 300 раз. Все это происходило на фоне небывалого подъема патриотизма среди палестинцев, где бы они ни находились, и кем бы они ни были.

Подъем ПДС в 1967–1970 гг. арабы назвали палестинской революцией. Она была использована арабскими правительствами для ликвидации послеиюньского шока 1967 г. и включения ПДС в контекст общеарабского противоборства с Израилем. Все арабские страны в 1973 г. признали ООП «единственным представителем» арабов Палестины и предоставили ей полные права члена Лиги арабских государств, а Генеральная Ассамблея ООН приняла в ноябре 1974 г. резолюцию, в которой признавалось право палестинского народа на самоопределение, национальную независимость и суверенитет. Последующие события, однако, сильно затруднили проведение в жизнь этой резолюции. С 1975 г. ПДС оказалось втянутым в длительную гражданскую войну в Ливане, одной из причин которой было нежелание правых кругов ливанской христианской буржуазии терпеть присутствие ПДС в стране. В 1982 г. Израиль, совершив вторжение в Ливан, вынудил отряды ПДС покинуть его пределы. Однако и на этот раз военное ослабление ПДС не привело к падению его политического авторитета. Более того, начавшееся в 1987 г. движение мирного сопротивления палестинцев (интифада) на оккупированных территориях поставило под вопрос господство Израиля в захваченных им районах.