КалейдоскопЪ

Особенности модернизации царской России

Формирование в России индустриального общества началось позднее, чем в Европе, но шло быстрее и отличалось своеобразием. На Западе, где аграрный переворот предшествовал промышленному, завершение последнего означало создание основ индустриального общества. Вскоре продукция промышленности стала превалировать над сельским хозяйством, а городское население – над сельским. В России же все эти вехи формирования индустриального общества оказались разорванными, разнесенными по разным эпохам. К 1917 г. в стране уже два десятилетия как завершился промышленный переворот, но так и не завершился аграрный, / населения составляли крестьяне. Более того, в отличие от европейских держав, где крестьянская община в середине XIX в. почти исчезла, в России она продолжала господствовать, препятствуя развитию в деревне капиталистических отношений.

По мнению многих исследователей, российская экономика в конце XIX – начале XX в. носила переходный характер. По большинству показателей: производству на душу населения, доминированию сельского хозяйства в структуре экономики, низкому уровню урбанизации, образования, а также типу воспроизводства населения – дореволюционная Россия явно относилась к развивающимся странам. В 1913 г. ВВП на душу населения в стране был практически такой же, как в Мексике (1488 долл.[8] против 1467), а в исторической ретроспективе – как в Германии 1850 г. (1476 долл.). Он был близок к среднемировому (1510 долл.), но в 2,3 раза уступал западноевропейскому (в среднем – 3473 долл.). С развивающимися и прежде всего восточными странами Россию сближали высокий уровень накоплений и низкая доля личного потребления, повышенная роль государства и иностранного капитала в развитии экономики, но особенно – господство в деревне общинного землевладения. Таким образом, экономика России представляла собой причудливый симбиоз отдельных черт, присущих так называемым странам «второго эшелона» модернизации, и множества особенностей, характерных для восточных стран.

С ведущими западными державами Россию сближали большие абсолютные размеры экономики (четвертое место в мире); европеизированная культура и активные контакты с Европой (со стороны элиты и образованной части общества); тесная интеграция в систему международных отношений и статус одной из ведущих держав (расплатой за это послужило активное участие в Первой мировой войне); то что она была хотя и специфической, но империей (схожей не с Британской и Французской, а с Австро-Венгерской и Османской); гипертрофированная роль социалистических партий (причем, в отличие от Германии, где также присутствовала эта особенность, – весьма радикальных).

В то же время на страны Востока Россия походила незавершенностью индустриализации, формирования классов и гражданского общества; высоким естественным приростом населения; низким уровнем объема ВВП на душу населения, урбанизации и грамотности; неукорененностью в деревне частной собственности на землю; слабостью буржуазии, большой ролью государства и иностранного капитала в развитии экономики; несформированностью нации и общенационального сознания; феноменом интеллигенции и расколом ее на западников и «почвенников»; повышенной социально-политической напряженностью. Как в восточных странах, и начало масштабной модернизации царской России (в XVIII в.), и ее завершение (в 1917 г.) во многом были связаны с внешним фактором.

То, что Россия объединяла в себе черты как европейского, так и восточного общества, придавало особую болезненность, конфликтность социально-политическому развитию страны. При этом в отличие, например, от Японии, которая в процессе модернизации в какой-то мере сталкивалась с похожими проблемами, страна проиграла войну 1904–1905 гг. и оказалась одним из основных участников Первой мировой войны.

Не осуществив в начале XX в. необходимых политических и социальных реформ, Россия пережила первую в своей истории революцию. В ходе нее вновь открылась возможность для реформирования и завершения модернизации. Но в итоге и эта возможность была упущена. Объективно рост международной напряженности и назревание мирового конфликта задавали высокий темп российской модернизации, ставили ее в жесткие временные рамки. Однако неготовность общества к структурным реформам, революционные потрясения, слабость власти, а в определенной мере и ее стремление к внешней, экономической и политической экспансии не позволили эффективно распорядиться «отпущенным» временем. Не успев завершить процессы индустриализации и создания гражданского общества, страна была втянута в Первую мировую войну, к которой была не готова и которая поставила ее на грань катастрофы.

Таким образом, подобно странам Востока (за исключением Японии), царская Россия не смогла кардинально трансформировать традиционные основы общественного строя, хотя процессы эти шли быстрыми темпами. Как и в этих странах (а также в европейских державах XVII–XIX вв.), в России незавершенные реформы, непоследовательный курс властей привели к революции, но она «осложнилась» мировой войной и сильными социалистическими традициями.