КалейдоскопЪ

«Третьемирское» сознание

Общность национально-государственных интересов афро-азиатских стран в некоторых сферах их отношений с другими народами, в первую очередь с индустриально развитыми государствами Европы и Америки, обусловила относительное сходство представлений о месте третьего мира в общепланетарном сообществе.

Как подчеркивают авторы книги «Общественная мысль развивающихся стран», взятый в самом общем виде феномен общественной мысли развивающихся стран выражает протест зависимой, неравноправной, лишенной права на саморазвитие миросистемной общности, ее борьбу за субъективность, за равнозначимость с другими общностями того же порядка.

Общественному сознанию бывших колониальных народов свойствен европоцентризм, ощущение своей неполноценности и периферийности. В ходе национально-освободительной борьбы развивалось национальное самосознание, но и в период независимости эти народы испытывали чувство ущемленности, ощущали свое неравноправие. Это подкрепляется зависимостью большинства стран Азии и Африки от Запада в сфере науки, новейших технологий, широкой экспансией на Восток западного образа жизни. В результате, естественно, сформировалось понимание органичной связи между империализмом и неоколониализмом, необходимости изменения положения дел в мире, в котором существуют эксплуатируемые нации. Складывалось представление, что главное противоречие эпохи – противоречие между империализмом и неоколониализмом.

На Востоке это противоречие наиболее четко сформулировал Мао Цзэдун, который в 1974 г. выдвинул концепцию «трех миров». Он говорил о том, что, наряду с высокоразвитыми капиталистическими странами и СССР, существуют слаборазвитые страны третьего мира, причиной всех бед которых является империализм. Для третьего мира при капитализме нет будущего. Видный баасистский деятель Мухаммед Джунди пишет, что противоречия с империализмом являются фундаментальными; араб уже только потому, что он араб, ощущает страдание всей своей нации, эксплуатируемой империализмом. В эпоху империализма основным является противоречие между угнетенными нациями всего мира и мировой буржуазией, а не внутри отдельно взятой страны.

Общность интересов привела к осознанию единства целей и, следовательно, необходимости объединения усилий. В 1950-х гг. среди стран третьего мира возникло движение неприсоединения, которое, по словам Индиры Ганди, было «продолжением духа несотрудничества с колониализмом». В эпоху «холодной войны» это движение давало неприсоединившимся странам возможность политического и экономического маневра. Появились блоки, союзы, организации стран третьего мира для защиты общих интересов: Организация африканского единства, «Группа 77», Лига арабских государств, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии и т. п. В последней трети XX в. активизировались идеи экономического сотрудничества, коллективной опоры на собственные силы, появились движения за новый экономический порядок.

* * *

С высоты начавшего отсчет третьего тысячелетия отчетливо видится, что человечество (и вместе с ним восточные общества) вступило в новую фазу своего исторического развития. Но при этом на Востоке и поныне сохраняются общества трех типов: посткапиталистические, коммунистические, т. е. «казарменного социализма», и общества третьего мира, не вышедшие из предшествующих фаз исторического процесса. Характерной чертой данной стадии развития явилось всеобщее предоставление независимости колониям. Еще в середине XX в. началась полномасштабная интернационализация экономических процессов на фоне развертывания научно-технической революции. Преобладание прямых зарубежных капиталовложений в экономику восточных стран создало особый тип монополии – транснациональные корпорации. Завоевание ТНК мировых рынков оказало огромное влияние на общественное развитие стран Азии и Африки. Именно с этого времени начинается новый виток массированного ввоза капитала в развивающиеся страны, реальная транснациональная кооперация. Особенно эффективным оказался перенос ресурсоемких производственных операций в развивающиеся страны с подходящей сырьевой базой.

Наиболее эффективно интернациональная модель производства развивалась в странах Юго-Восточной Азии. Уже в 1970—1980-х гг. возникла группировка новых индустриальных стран, достигнувших значительных успехов в индустриализации и активно включившихся в международное разделение труда («маленькие драконы» – Гонконг, Сингапур, Тайвань, Республика Корея и «маленькие тигры» – Малайзия, Индонезия, Таиланд и Филиппины). В течение нескольких предыдущих десятилетий феноменальный рывок в модернизации и наращивании национального экономического потенциала переживала Япония. Стабильна и финансовая ситуация в нефтедобывающих странах Азии.

В то же время огромные экономические проблемы испытывают страны так называемой Черной Африки. Количество людей, живущих в нищете южнее Сахары, выросло за последние 20 лет с 164 до 314 млн человек.

Особенностью современного облика Востока является наличие разных политических режимов (включая монархические, тоталитарные и вполне демократические) и сложная социальная структура населения. Эта сложность обусловлена тем, что при быстрой эволюции новых групп населения (интеллигенции, офицерства, новой бюрократии, лиц свободных профессий, национальной буржуазии, пролетариата) на Востоке сохранились многие традиционные уклады и группы людей (феодалы, зависимые крестьяне, ремесленники, кочевники, даже остатки рабства в сфере услуг). Таким образом, облик Востока представляется гораздо более многогранным, многообразным по сравнению с западным миром. Огромен сырьевой и демографический потенциал стран Азии и Африки. Безусловно, в ближайшем будущем будет постоянно увеличиваться их роль в мировой экономике, культуре и геополитике.