КалейдоскопЪ

Оформление политической монополии большевиков

После перехода к нэпу был отменен ряд чрезвычайных мер периода военного коммунизма. В крупных центрах и в большинстве районов, не охваченных восстаниями, прекратился массовый террор. В 1922 г. ВЧК была реорганизована в Главное политическое управление (ГПУ), ее права урезаны (вскоре они вновь начали расширяться). Произошла демобилизация армии, ее численность сократилась на порядок – до 0,6 млн человек (в 1923 г.). Для экономии средств армию начали переводить на территориально-милиционную систему. Тем не менее существенной политической либерализации режима в целом не произошло.

Большевики восприняли нэп как тяжелое поражение, «крестьянский Брест». Однако вскоре партийные теоретики стали рассматривать нэп пусть как вынужденный, не прямой, подобный военному коммунизму, но тоже путь строительства социализма. Признавая недостаточность для этого экономических и культурных предпосылок в России, Ленин, однако, считал, что, опираясь на государство, можно со временем их восполнить и постепенно построить социализм. Это предполагало укрепление большевистской диктатуры. Поэтому он не согласился с мерами по некоторой либерализации режима, в пользу которых высказывались представители различных политических сил и даже некоторые большевики. Напротив, по инициативе Ленина был взят курс на ужесточение репрессий против оппозиции и на окончательное уничтожение еще оставшихся в стране небольшевистских партий и организаций: меньшевиков, эсеров, анархистов и т. д.

С помощью повальных арестов, высылок за границу, чекистских провокаций и сфальсифицированного процесса над эсерами (1922) большевики уже в середине 1920-х гг. смогли в основном уничтожить остатки многопартийности. Таким образом, в стране оформилась политическая монополия большевистской партии. Все сколько-нибудь серьезные оппозиционные силы были разгромлены. Отныне политические баталии могли развертываться только внутри большевистской партии.