КалейдоскопЪ

«Оттепель»

5 марта 1953 г. умер Сталин. Отсутствие механизмов передачи власти, в течение трех десятилетий сосредоточенной не столько в партии и органах госбезопасности, сколько лично в руках диктатора, с его уходом вызвало длительный период политической нестабильности. Выбор путей дальнейшего развития страны определялся в результате ожесточенной борьбы за власть, развернувшейся в высшем руководстве, в партийно-государственной элите. Но общее направление – к некоторой демократизации режима, устранению «крайностей» сталинизма – было задано с самого начала.

Причины начавшейся «оттепели» коренились в явном перенапряжении советского общества, длительное время находившегося в состоянии постоянной мобилизации, борьбы с внутренними и внешними врагами. Результатом явилось невиданное разорение деревни, нищета подавляющей части населения, а также колоссальная по своим масштабам и неэффективная ГУЛАГовская экономика. Все эти факторы не только сдерживали дальнейшее развитие страны, но и грозили социальными потрясениями. Однако решающую роль в отходе от сталинского курса сыграло стремление партийно-государственной элиты обезопасить себя от возобновления массовых репрессий.

После смерти Сталина власть перешла к так называемому коллективному руководству. Ключевую роль в нем играли Маленков – председатель Совета Министров СССР, Берия – первый заместитель председателя СМ СССР и министр внутренних дел и Хрущев – секретарь ЦК КПСС (с сентября 1953 г. – первый секретарь ЦК КПСС). Баланс сил внутри «коллективного руководства» был неустойчивым.

Маленков, который унаследовал от Сталина принципиально важный пост главы правительства и председательствовал на заседаниях Президиума ЦК, выступал в союзе с Берией. Они располагали самыми мощными рычагами власти и предлагали (причем главным образом Берия) радикальные меры по реформированию страны. Они высказались против культа Сталина, и уже вскоре его пропаганда стала свертываться. По инициативе Берии 27 марта 1953 г. была объявлена небывалая амнистия, в ходе которой было освобождено около 1 млн человек – до 40 % заключенных (главным образом уголовных), прекращено «дело врачей» и ряд других политических дел, ограничены права Особого совещания при МВД СССР и запрещены пытки арестованных. Берия предлагал резко расширить права союзных республик, передать часть полномочий партии государственным органам, а также отказаться от насаждения колхозов в Восточной Европе и от строительства социализма в Восточной Германии, объединив ее с Западной Германией в нейтральное государство.

Столь радикальный, неожиданный реформизм Берии был вызван прежде всего его информированностью о реальных проблемах советского общества. (Всепроникающая система МВД предоставляла ее руководителю разносторонние сведения.) Сказывались ум и энергия Берии, привыкшего быстро приспосабливаться к обстановке, новым задачам. Но главное, он, по-видимому, стремился «подчистить» свой кровавый имидж и утвердить себя в роли пусть пока и «неформального», но лидера страны.

Партийно-государственная элита ненавидела Берию и боялась его. Своей активностью, напористостью, радикализмом и пересмотром некоторых политических дел конца 1940 – начала 1950-х гг. (к которым он не имел прямого отношения, но в которых были замешаны Маленков и другие видные фигуры) он еще больше насторожил остальных членов «коллективного руководства» и вызвал подозрения в претензиях на единоличную власть.

Все это позволило Хрущеву и Маленкову объединить высшее руководство страны. 26 июня 1953 г. с помощью ряда высших военачальников Берия был арестован на заседании Президиума Совета Министров СССР (превращенного по ходу дела в заседание Президиума ЦК). Июльский (1953) пленум ЦК КПСС, используя традиционные клише, предъявил ему богатейший набор обвинений вплоть до подготовки государственного переворота и «шпионской деятельности» в интересах «мирового капитала». После непродолжительного для такого дела и во многом формального следствия в декабре 1953 г. Берия и ряд других руководителей НКВД—МГБ– МВД были приговорены к расстрелу.

Лидером «коллективного руководства» на время оказался Маленков. Хотя разоблачение Берии привело к дискредитации многих его реформаторских предложений, линия на некоторую демократизацию советского общества продолжилась. Была проведена чистка руководства и существенно ограничены полномочия МВД, ликвидированы чрезвычайные внесудебные органы: Особое совещание при МВД СССР, «тройки» и др. Верховный суд по протестам прокуратуры получил право пересматривать решения коллегий ОГПУ, «троек» и особых совещаний при НКВД, МГБ и МВД. В 1954 г. последовал пересмотр «ленинградского дела» (косвенно это был удар по причастному к нему Маленкову) и был создан Комитет государственной безопасности (КГБ). В ходе чисток личного состава к 1963 г. из него было уволено более 46 тыс. офицеров. Началась постепенная реабилитация осужденных на политических процессах 1930-х и начала 1950-х гг. С 1954 по 1962 г., по имеющимся данным, было реабилитировано 258 тыс. человек. Прекращение массовых репрессий и начало реабилитации привели к резкому уменьшению числа заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления: в 1954 г. их было 468 тыс. человек, в начале 1956 г. – 114 тыс., а в апреле 1959 г. – лишь 11 тыс. человек.

В августе 1953 г. Маленков сформулировал курс на социальную переориентацию экономики и возрождение разоренной деревни, который был с энтузиазмом воспринят населением. Однако властные позиции Маленкова после разоблачения Берии и пересмотра «ленинградского дела» оказались ослабленными. Карательные органы были поставлены под контроль партии, а фактически – первого секретаря ЦК КПСС. Власть все более перемещалась из правительства в Секретариат ЦК, т. е. к Хрущеву. Маленков оказался не силен в аппаратных играх, допустил ряд просчетов. Социально-экономическими новациями и жесткой критикой бюрократизма он восстановил против себя подавляющую часть правящей элиты, аппарата. В январе 1955 г. на пленуме ЦК Хрущев обвинил Маленкова в многочисленных ошибках и стремлении к «дешевой популярности» у народа. Тот почти не сопротивлялся и покаялся в «ошибках». В феврале 1955 г. Маленков был освобожден с поста председателя правительства по «собственной просьбе».

Лидером «коллективного руководства» стал Хрущев. Невзирая на то, что сам он, как и все сталинское руководство, был причастен к репрессиям, борьба за укрепление своих позиций, а отчасти и определенный нравственный импульс, стремление освободиться от тяжкого сталинского наследия побудили его разоблачить перед партийной общественностью некоторые преступления и ошибки Сталина. 25 февраля 1956 г. на закрытом заседании XX съезда КПСС Хрущев неожиданно для делегатов выступил с докладом «О культе личности и его последствиях». (В нем были использованы некоторые материалы специальной комиссии Президиума ЦК, но в существенно переработанном и дополненном виде.) Раскрыв, пусть даже частично, правду о преступлениях вождя, Хрущев поверг в шоковое состояние партийную элиту, а затем и все советское общество, узнавшее вскоре о содержании доклада. Хотя в речи Хрущева, а тем более в последующем постановлении ЦК негативные явления в жизни советского общества были обозначены избирательно и объяснены трудными условиями социалистического строительства и отрицательными чертами личности Сталина, доклад произвел такое воздействие на умы, что возвращение к сталинскому режиму стало уже невозможным.

После этого процесс реабилитации жертв политических репрессий приобрел невиданный масштаб. В 1957 г. было реабилитировано большинство народов, пострадавших от сталинского произвола: возвращены из ссылки и вновь получили автономию чеченцы, ингуши, калмыки, балкарцы, карачаевцы. (Права поволжских немцев и крымских татар восстановлены не были.) Потянувшиеся из лагерей и ссылок миллионы людей несли обществу страшную правду об «изнанке» сталинского режима. Развенчание Сталина, прекращение массовых репрессий и широкая (хотя и не завершенная) реабилитация жертв политических репрессий явились крупнейшим историческим достижением правления Хрущева.

Был сделан ряд шагов в направлении демократизации советского общества: отменены некоторые откровенно репрессивные статьи сталинского законодательства; расширены права союзных республик; предприняты попытки оживить местные Советы. Возникли новые общественные организации, многообразные формы общественного самоуправления (работавшие под партийно-государственным контролем). Начались масштабные экономические и социальные реформы.

Вместе с тем хрущевская эпоха сопровождалась повышением роли коммунистической партии. Если при Сталине она фактически не контролировала высшие правительственные, а тем более силовые структуры, которыми лично распоряжался вождь, то теперь этот контроль приобрел всеохватывающий характер. В 1953–1964 гг. число коммунистов выросло с 6,9 до 11,8 млн человек. Доля рабочих в КПСС в середине 1960-х гг. составляла 37 %, а служащих – более 46 %.

Значительная, если не подавляющая часть партийно-государственной номенклатуры и рядовых граждан не смогла примириться с низвержением фигуры Сталина, олицетворявшей для них все успехи и победы СССР (как реальные, так и мнимые). Десятки миллионов людей, привыкших верить Сталину едва ли не больше, чем самим себе, были дезориентированы, не хотели признавать страшную правду, ставившую под сомнение всю их прожитую жизнь. Острые дискуссии развернулись и за рубежом. В результате развенчание «культа личности Сталина» раскололо партийную элиту, все советское общество и даже международное коммунистическое движение и левую общественность на Западе.

Низвергнув Сталина и развернув радикальные реформы, Хрущев еще более восстановил против себя часть партийно-государственной элиты. Ее объединяло не столько неприятие резкой критики Сталина, сколько недовольство сосредоточением власти в руках Хрущева. 18 июня 1957 г. на заседании Президиума ЦК КПСС Маленков, Каганович и Молотов поставили вопрос о смещении Хрущева с поста первого секретаря. По некоторым данным, семью голосами против четырех это решение было принято. Но на стороне Хрущева выступила значительная часть обновленного ЦК, его аппарата, а главное – армия, возглавляемая Г. К. Жуковым, и КГБ, руководимый И. А. Серовым. На созванном с их помощью 22–29 июня пленуме ЦК КПСС противники Хрущева были разгромлены, выведены из состава ЦК, а их группа названа антипартийной.

В октябре 1957 г. был снят министр обороны Жуков, формально за «нарушения партийных принципов руководства Вооруженными силами», а на деле из-за своей самостоятельности и популярности. Новым министром обороны стал хорошо знакомый Хрущеву и куда более покладистый Р. Я. Малиновский. В марте 1958 г. Хрущев, оставаясь первым секретарем ЦК, занял пост председателя правительства.

Огромная концентрация власти не пошла на пользу стране. Используя общественный подъем и стремясь решить обострявшиеся экономические проблемы, Хрущев взял курс на строительство коммунизма. В 1961 г. на XXII съезде КПСС была принята новая (третья по счету) Программа КПСС, предусматривавшая построение в СССР материально-технической базы коммунизма за два десятилетия. Несмотря на очевидный утопизм, гигантские задачи вызвали заметный (хотя и кратковременный) всплеск энтузиазма. Этому способствовал и провозглашенный в Программе курс на повышение уровня жизни, демократизацию советского общества, замену государственного управления общественным самоуправлением. Идейно-теоретическую основу курса на демократизацию составляло положение о том, что государство диктатуры пролетариата в СССР переросло в общенародное государство.

Вместе с тем советский режим отнюдь не отказался от репрессий против тех, кто шел дальше того, что было «разрешено свыше», а уж тем более тех, кто осмеливался открыто протестовать. Протесты в те годы носили главным образом экономический характер. В октябре 1959 г. было подавлено массовое выступление рабочих «казахстанской Магнитки», возникшее на почве бытовой неустроенности. Продовольственные трудности и повышение цен на мясо и молоко в июне 1962 г. вызвали рабочие демонстрации и волнения в ряде городов Донбасса, Кузбасса и Центральной России. В основном дело ограничивалось стычками с милицией и переговорами. Но массовая демонстрация в Новочеркасске была расстреляна: 24 человека погибли, 30 – ранены, 105 участников демонстрации были осуждены, семеро из них приговорены к расстрелу.

Хрущевское руководство, взявшее курс на строительство коммунизма, не могло смириться с наметившимся в годы войны ростом влияния церкви. Хотя многие репрессированные священники были реабилитированы, а партийные деятели неоднократно встречались с высшими церковными иерархами, пытаясь использовать их для укрепления внешнеполитических позиций СССР, тем не менее с конца 1950-х гг. вновь резко активизировалась антирелигиозная пропаганда, ужесточился административно-репрессивный нажим на церковь, верующих, началось массовое закрытие храмов. Однако уничтожить церковь не удалось. С середины 1960-хгг. давление на нее начало ослабевать. Количество приходов стабилизировалось, с конца 1960-х гг., несмотря на все препоны и ухищрения властей, интерес народа к религии вновь стал расти.

Одним из следствий «оттепели» явилось зарождение в советском обществе «духовной оппозиции», поначалу малочисленной и сравнительно умеренной, но уже осмеливавшейся подавать свой голос публично. Во второй половине 1950-х гг. в СССР возник феномен «самиздата». Появились машинописные журналы, в которых публиковались литературные, исторические произведения, казавшиеся официальной цензуре слишком смелыми. Несмотря на периодические аресты «издателей», авторов и читателей, выпуск «самиздата» продолжался и дал импульс зарождению в СССР в 1960-х гг. диссидентского движения. Власть, видя, что «оттепель» приводит к нежелательным последствиям, периодически прибегала к «закручиванию гаек», «проработкам» и другим привычным политико-административным методам подавления.

В середине 1960-х гг. в элите и широких массах наблюдалось недовольство Хрущевым. Народ был озлоблен нехваткой продовольствия (перебои возникали даже с хлебом), курсом на ликвидацию личного подворья в деревнях и повышением розничных цен в 1962 г. (на следующий год после принятия Программы КПСС, провозгласившей курс на снижение цен). В армии Хрущеву не могли простить резкого, не всегда продуманного сокращения численности личного состава и обычных вооружений. Интеллигенция была разочарована непоследовательностью хрущевской политики, грубыми, бесцеремонными «разносами» ряда писателей и художников. Партийная элита, избавленная Хрущевым от страха репрессий, тем не менее была недовольна бесчисленными реорганизациями, порождавшими частую смену кадров и нестабильность ее положения, а также попытками Хрущева урезать ее привилегии и полномочия (ограничить срок пребывания на руководящих должностях, развернуть общественное самоуправление и т. д.). Значительная часть элиты и общества не смогла простить ему разоблачений Сталина. Хрущева дискредитировала явная непродуманность многих решений (разделение партийных, советских органов на промышленные и сельские, кампания по едва ли не повсеместному насаждению кукурузы и т. д.), а также противоречие его «приземленной», активной, импульсивной натуры с укоренившимся в массовом сознании традиционным стереотипом всезнающего, строгого и мудрого вождя – «небожителя».

Группа высших партийных и государственных деятелей, в основном выдвиженцев самого Хрущева, организовала заговор, в который вовлекла широкий круг номенклатуры. Они созвали расширенное заседание Президиума, а затем и пленум ЦК. 13 октября 1964 г. отдыхавшего в Сочи Хрущева срочно вызвали в Москву, ему предъявили ряд обвинений, и он был смещен со своих постов. В обществе отставку первого секретаря встретили с одобрением, и лишь немногие сознавали, что это конец «оттепели».

«Оттепель» нанесла мощный удар по сталинскому тоталитаризму, подорвала некоторые его основы. С прекращением массовых репрессий и развенчанием Сталина тоталитарный режим начал постепенно разрушаться. Однако реформаторский потенциал советского общества оказался недостаточным не только для продолжения реформ, но даже для сохранения завоеваний «оттепели».