КалейдоскопЪ

Советское общество в годы войны

После начала Великой Отечественной войны народ, воспитанный официальной пропагандой на лозунгах, что война будет вестись на вражеской территории и малой кровью, ожидал известий о скором разгроме вторгнувшихся немецких войск и триумфальном походе Красной армии за границы СССР. Тем страшней и неожиданней были скупые официальные известия, из которых люди узнавали, а чаще догадывались о тяжелых боях и о быстром отступлении Красной армии.

С первых же дней войны началась массовая запись в добровольцы. В армию было мобилизовано 29,6 млн человек. В России это составляло 19,2 % трудоспособных граждан, в Закавказье, Средней Азии и Казахстане – более 18 %, на Украине – 12,2 %, в Белоруссии – 11,7 %. Это был огромный удар по экономике и всему социуму. В деревне, например, к 1943 г. по сравнению с 1940 г. мужское трудоспособное население сократилось почти в 5 раз! В целом же трудоспособное население колхозов составляло менее 47 % от довоенного.

Средняя численность рабочих и служащих сократилась с 31,8 млн человек в первом полугодии 1941 г. до 18,2 млн к 1942 г. Доля подростков, молодежи выросла в 2,5 раза. Женщины в предвоенном 1940 г. составляли 38,5 % всех занятых в народном хозяйстве, в 1942 г. уже 53,4, а в 1943 и 1944 гг. – 57,4 %. В сельском хозяйстве доля женщин в 1943 г. превысила 70 %.

Несмотря на резкое ухудшение – в связи с массовыми мобилизациями – квалификации рабочей силы, выработка на одного рабочего в промышленности уже в 1941 г. оказалась на 10 % выше уровня 1940 г., в 1942 г. – на 30, а в 1944 г. – на 42 %. В оборонных отраслях этот прирост был вдвое больше. Это объяснялось не только высокой моральной мотивацией к труду, но и административными мерами.

Уже в конце июня 1941 г. был увеличен рабочий день, введены обязательные сверхурочные работы (1–3 часа), отменены отпуска. Зачастую стали отменяться и выходные. Для всех колхозников, независимо от возраста и здоровья, был повышен обязательный минимум трудодней. С 1942 г. трудоспособных колхозников, не выработавших без уважительных причин обязательного минимума трудодней, отдавали под суд. Бригадиров и председателей колхозов, уклонявшихся от проведения этой меры, также привлекали к судебной ответственности. Все трудоспособное население подлежало мобилизации на рытье окопов и другие оборонные работы. Самовольный уход с работы был воспрещен. Рабочие военной промышленности и некоторых других отраслей были объявлены мобилизованными на весь период войны.

Уже летом—осенью 1941 г. в городах стала вводиться карточная система. Однако, за исключением партгосноменклатуры и отдельных категорий работников оборонных производств, население получало по карточкам так мало продуктов, что это едва спасало от голодной смерти. Цены на рынках выросли на порядок по сравнению с довоенными и стали недоступны широким слоям населения.

Таким образом, в годы войны люди оказались в сверхтяжких, порой нечеловеческих условиях. Эти условия были гораздо хуже, чем в США, Великобритании, Германии и даже в некоторых оккупированных нацистами западноевропейских странах. Но народы нашей страны выдержали. Более того, основная масса населения не роптала на тяготы и лишения. Это объяснялось не только боязнью репрессий (а любые волнения, недовольство и тем более отдельные забастовки подавлялись беспощадно), но прежде всего патриотическими чувствами.

Для СССР победа в Великой Отечественной войне обошлась в 26,6 млн погибших. Величина этих жертв была беспрецедентна в истории и многократно превосходила потери во Второй мировой войне других стран. Они составляли: для Германии – 7,4 млн человек, Польши – 6 млн, Югославии – 1,7 млн, Франции – 0,6 млн, Великобритании – 375 тыс., США – 300 тыс. человек. Колоссальные потери были платой не только за разгром лучшей военной машины Европы, за нацистский геноцид и невзгоды военного времени. Сталинский режим не сумел должным образом подготовить страну к войне, позволил застигнуть ее врасплох и до последних победных дней не считался с людскими потерями для достижения своих целей.