КалейдоскопЪ

Основные тенденции экономического развития в период «оттепели»

Самые примечательные сдвиги в первые послесталинские годы начались в сельском хозяйстве. Под влиянием решений, ослабивших колоссальный государственный нажим на деревню, среднегодовые темпы развития сельского хозяйства в 1953–1958 гг. по сравнению с началом 1950-х гг. выросли в 5 раз: с 1,6 до примерно 8 %. Весомый вклад внесло поначалу освоение целинных и залежных земель (в 1954–1960 гг. было распахано до 42 млн га). В 1956–1958 гг. государство получило с целины более половины заготовленного хлеба. Доля капиталовложений в сельское хозяйство поднялась почти до / по сравнению с / в начале десятилетия. Денежные доходы колхозов за 1953–1958 гг. увеличились более чем втрое. Это было «золотое время» для колхозной деревни.

Однако оживление деревни оказалось мимолетным. Хрущев не смог сохранить экономический курс Маленкова, предполагавший бережное отношение к деревне, акцент на материальную заинтересованность колхозников в развитии производства, и сменил приоритеты на освоение целины (куда шло до трети капиталовложений в сельское хозяйство), «кукурузную» кампанию и другие «ударные» мероприятия, носившие подчас авантюрный характер. Но главное, на продолжение начатой в 1953–1954 гг. аграрной политики не хватало ресурсов. Из политических соображений руководство страны не решилось поднять розничные цены на продукты питания, с тем чтобы компенсировать примерно трехкратное увеличение заготовительно-закупочных цен на сельскохозяйственные продукты и иные масштабные дотации, полученные колхозами в 1953–1958 гг. Для государственного бюджета, и без того отягощенного массой расходов, это бремя оказалось слишком велико. Произведенная в 1958 г. реорганизация МТС с принудительным выкупом колхозами имевшейся в них техники хотя и позволила выкачать из деревни некоторые средства, тем не менее резко ухудшила финансовое положение хозяйств, а главное, не решила проблему инвестиций для сельского хозяйства. Другие административные реорганизации: укрупнение колхозов, преобразование части из них в совхозы и т. п., – а также запоздалое и ограниченное повышение розничных цен на мясо-молочные продукты в 1962 г. не могли принести существенных результатов и лишь обострили социальную ситуацию.

Глубинные причины кризиса сельского хозяйства коренились в том, что ликвидация сталинской системы репрессий способствовала разложению колхозного строя. Начавшаяся выдача паспортов крестьянам позволила им обрести свободу передвижения и в массовом порядке двинуться в города. Устранение угрозы репрессий за невыполнение нормы трудодней подорвало важнейший для колхозников стимул труда в «общественном хозяйстве». Данное обстоятельство, а также стремление приблизиться к полностью обобществленному коммунистическому хозяйству подтолкнули хрущевское руководство к попыткам ликвидировать личное крестьянское подворье. Но это не побудило колхозников лучше работать в колхозах, более того – нанесло деревне огромный удар и вытолкнуло новые миллионы крестьян в города.

Как следствие, в 1959–1964 гг. среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства по сравнению с 1953–1958 гг. снизились в 5 раз, составив около 1,5 %, как и в начале 1950-хгг. Освоение целины, потребовавшее огромных инвестиций, хотя и дало первоначально отличные результаты, не смогло решить зерновой проблемы. Вскоре из-за эрозии почвы и засух урожаи на целинных землях стали падать.

В целом в 1953–1963 гг. валовой сбор зерна в СССР вырос более чем на 30 %. Посевная площадь зерновых при этом увеличилась больше чем на /, а средняя урожайность – лишь на 6,4 % (с 7,8 до 8,3 ц/га). Это резко контрастировало с интенсивным развитием сельского хозяйства на Западе. Во Франции, например, с 1952 по 1968 г. урожайность пшеницы и ячменя выросла в 2 раза, кукурузы – в 3 раза. В то время как западные страны сталкивались с проблемой перепроизводства сельскохозяйственной продукции, в СССР сельское хозяйство развивалось в основном экстенсивным путем и не могло покрыть возросшего платежеспособного спроса населения. С 1958 г. импорт продуктов сельского хозяйства стал сравним с их экспортом, а в начале 1960-х гг. существенно превысил его. С 1963 г., когда правительство, чтобы избежать голода, закупило за границей более 12 млн т зерна на 1 млрд долл. (потратив 372 т золота – более трети золотого запаса страны), СССР стал регулярно в возраставших размерах ввозить зерно из-за границы.

Тем не менее ситуация на потребительском рынке обострялась. С прилавков исчезали мясо, масло, а нередко и хлеб. В 1962 г. советское руководство вынуждено было повысить розничные цены на мясо (на 30 %) и масло (на 25 %). Это вызвало массовые протесты населения, но дефицит продуктов питания не устранило. В 1963 г. хлебозаводы прекратили плановую выпечку батонов и булок, белый хлеб стал выдаваться только больным и школьникам.

Острая нехватка товаров массового спроса подтолкнула рост теневой экономики. Власти начали жестокую, вплоть до использования смертной казни, борьбу против «спекулянтов», «экономической преступности», но исправить ситуацию не смогли.

Вынужденное прекращение массированной перекачки ресурсов из деревни в города ликвидировало важнейший источник накоплений советской экономики, позволившей ей в свое время провести форсированную индустриализацию, послевоенное восстановление промышленности и городов. Более того, подорванное в результате этого сельское хозяйство само стало требовать огромных ресурсов как в виде прямых капиталовложений, так и в виде масштабного импорта продовольствия и превратилось отныне в постоянную «головную боль» советского руководства. Положение дел в сельском хозяйстве оказывало огромное негативное воздействие на экономику и общество.

В промышленности в середине 1950-х гг. произошло смягчение сталинского сверхцентрализма, децентрализация и определенная дебюрократизация управления. Расширились права союзных республик. В их ведение перешли 15 тыс. предприятий, ряд союзных министерств был реорганизован в союзно-республиканские. Ускоренными темпами развивалась легкая промышленность. Таким образом, в первые годы «оттепели» выбор экономического курса во многом определялся очевидностью первоочередных задач.

Одна из таких задач была связана с развертывавшейся в мире научно-технической революцией. Стремясь не отстать в гонке вооружений и в целом в соревновании с «системой капитализма», хрущевское руководство на XX съезде КПСС признало задачи ускорения научно-технического прогресса первоочередными. Освоение космоса, химизация и автоматизация народного хозяйства подкреплялись масштабными государственными программами. Была реорганизована Академия наук, создано ее Сибирское отделение. В Дубне в 1956 г. был организован Объединенный институт ядерных исследований, в котором работали ученые из разных стран. Число научно-исследовательских учреждений за 1950-е гг. выросло с 2,8 до 3,2 тыс., а научных работников – со 160 до 350 тыс. По количеству инженеров СССР почти вдвое обогнал США. В 1957 г. на космическую орбиту был выведен первый советский спутник, построен первый в мире атомный ледокол. В 1961 г. СССР впервые в мире осуществил полет человека в космос. Было завоевано лидерство и в ряде других областей (атомной энергетике, разработке установок непрерывной разливки стали, турбобуров, производстве искусственных алмазов и т. д.). Научно-технические достижения эпохи «оттепели» позволили добиться крупных успехов в развитии ВПК и перевооружении армии и заложили основу для будущего военно-стратегического паритета с США. Ускоренное развитие науки и техники, впервые в советской истории обеспечившее стране мировой приоритет в некоторых важных научно-технологических отраслях, явилось одним из крупнейших достижений «оттепели».

Преодолевая сопротивление военного руководства, Хрущев взял курс на форсированное развитие ракетно-ядерного оружия. На вооружение поступали межконтинентальные ракеты и бомбардировщики, началось строительство атомных подводных лодок и надводных ракетных кораблей. В 1959 г. был создан новый вид вооруженных сил – ракетные войска стратегического назначения.

Благодаря огромной концентрации ресурсов, таланту ученых и конструкторов СССР смог сократить отставание в стратегических силах от США. Атомная бомба появилась у США в 1945 г., а у СССР – в 1949 г., водородная бомба – соответственно в 1952 и 1953 гг.; межконтинентальный бомбардировщик – в 1948 и 1955 гг. Межконтинентальную ракету Советский Союз запустил первым, в 1957 г., а США – в 1958 г. Баллистическая ракета, запускаемая с подводной лодки, появилась у США в 1960 г., а у СССР – в 1964 г., твердотопливные баллистические ракеты соответственно в 1962 и 1966 гг.

Выдерживать гонку вооружений СССР мог лишь за счет перенапряжения всех сил общества. С целью экономии ресурсов, внешнеполитической пропаганды, а также под влиянием распространившейся после появления ядерного оружия теории о падении роли «обычных вооружений» хрущевское руководство развернуло массовые сокращения Вооруженных сил. Только в 1955–1958 гг. они были уменьшены более чем на 2,1 млн человек, т. е. на 37 %. В 1960 г. Хрущев внес предложение о сокращении армии еще на 1,2 млн человек, но обострение международной обстановки не позволило его реализовать.

Несмотря на резкое сокращение армии и флота, которое нанесло ущерб «обычным вооружениям», «холодная война» требовала огромных затрат, а ведь по своему экономическому потенциалу СССР существенно уступал США. Между тем в экономике со второй половины 1950-х гг. ситуация обострилась. Резерв «очевидных», «простых» решений, исправлявших прежние «перекосы», был исчерпан. Перевод управления экономикой с отраслевого на территориальный принцип дал лишь временный эффект, а последующие административные реорганизации и «идеологическое стимулирование» были актами отчаяния запутавшегося хрущевского руководства.

В результате высокие темпы роста советской промышленности стали постепенно снижаться. Их среднегодовые показатели составили в первой половине 1950-х гг. 8,7 %, во второй половине 1950-х гг. – 8,3, а в первой половине 1960-х гг. – 7 %. Быстро развивалось машиностроение, химия, но пищевая и легкая промышленность с конца 1950-х гг. стала испытывать все возраставшие трудности. Общее замедление темпов развития было связано с нараставшими проблемами в сельском хозяйстве и в советском хозяйственном механизме, не сумевшем разрешить ключевую проблему мотивации трудовой деятельности. Крупнейшие социальные программы, развернутые Хрущевым, тормозились хозяйственными трудностями.