КалейдоскопЪ

Советская деревня

Деревня долго не могла оправиться от колоссального урона, причиненного ей войной. Было разорено до 100 тыс. колхозов и совхозов, полностью или частично разрушено 70 тыс. сел и деревень. Десятки миллионов людей остались без крова и вынуждены были жить в землянках и остовах печей, сохранившихся на пепелищах домов. Доля мужчин 18–54 лет среди сельского населения сократилась по сравнению с довоенным уровнем более чем в 2,5 раза и составила всего 8 %.

Окончание войны и возвращение с фронта выживших солдат несколько смягчили ситуацию, но ненадолго. Именно за счет разоренной деревни сталинское руководство форсированно восстанавливало тяжелую промышленность, города и создавало новые вооружения. Власти еще больше усиливали внеэкономическое принуждение крестьянства. В 1947 г. Совет Министров СССР сохранил обязательный минимум трудодней, установленных на период войны. Доля колхозников, не выработавших норму трудодней в 1945–1946 гг. (в основном – женщин), превышала 8 %. В 1948 г. указ Верховного Совета СССР предписал выселять в отдаленные районы «лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве», т. е. главным образом не выполняющих нормы трудодней. Более того, после войны были сокращены площади личных приусадебных хозяйств, а налоги на крестьян увеличивались 4 раза. Положение деревни было близко к катастрофическому. До середины 1950-х гг. она не смогла до конца восстановиться от военного разорения. (В Западной Европе деревня тоже восстановилась позднее города, в начале 1950-х гг., но там это было обусловлено другими причинами.)

После смерти Сталина государственное давление на крестьян было резко ослаблено. Колхозная деревня стала оживать. Но вскоре ее ждали новые потрясения: освоение целины, «кукурузная» и «мясо-молочная» кампании, реорганизация МТС и т. д. Сильный удар по деревне нанес курс на ликвидацию личных подворий (в 1958–1963 гг. приусадебные участки сократились почти на X). Сохранялся существенный разрыв в уровне и качестве жизни крестьян и горожан. В результате в 1946–1959 гг. сельское население России уменьшилось на 9,2 млн человек. В условиях, когда сельское хозяйство развивалось преимущественно экстенсивно, это была невосполнимая потеря.

Решения хрущевского руководства о выдаче крестьянам паспортов и распространении на них пенсионной системы означали окончательное падение сталинского крепостничества и обретение крестьянами равноправного статуса. С середины 1960-хгг. вновь стали быстро расти капиталовложения в сельское хозяйство, поставки техники и масштабы строительства. На крестьян была распространена гарантированная оплата труда, существенно выросли их денежные доходы. С 1970 по 1988 г. среднемесячная заработная плата занятых в сельском хозяйстве более чем удвоилась и почти сравнялась со средней по народному хозяйству (210,6 и 219,8 руб.). Обеспеченность радиоприемниками на 1000 человек сельского населения увеличилась со 149 до 262, телевизорами – с 88 до 276, магнитофонами с 6 до 87, холодильниками с 34 до 230, стиральными машинами с 71 до 170, мотоциклами с 29 до 86, а легковыми автомобилями – только за 1980–1988 гг. – с 27 до 52. Это был беспрецедентный со времен нэпа подъем жизненного уровня крестьян.

Но остановить прогрессирующую деградацию деревни не удалось. Отчасти это объяснялось ошибками в аграрной политике, приведшими к отставанию строительства дорог и жилья на селе (в десятой пятилетке – 1976–1980 гг. – его было построено меньше, чем в девятой, и даже в одиннадцатой – 1981–1985 гг. – не больше, чем в девятой), а также газификации, телефонизации и других элементов социальной инфраструктуры, неразвитости медицинского и бытового обслуживания. Труд советских крестьян был более тяжелый и гораздо менее механизированный, чем у рабочих, рабочий день – нередко ненормированный. Новая кампания по сселению крестьян из неперспективных деревень (в Нечерноземье таковыми были признаны более 70 %) еще более подтолкнула миграцию из деревни, и крестьянское население Нечерноземья за 1965–1982 гг. сократилось почти на 45 %. Между переписями населения 1959 и 1989 гг. в СССР исчезло 194,6 тыс. деревень. Села, особенно в Центральной и Северной России, опустели. До полумиллиона домов стояли заброшенными.

Глубинные причины кризиса деревни коренились в постепенном разложении колхозной системы, кризисе стимулов к труду: репрессивные меры были отменены, а материальной заинтересованности по-настоящему внедрить не удалось. В результате семи с лишним десятилетий безжалостных экспериментов партии-государства над деревней произошло ее «раскрестьянивание». В противоположность западным фермерам, чей труд и быт также, хотя и не настолько, отличались от городского, советские крестьяне не были хозяевами своей земли и своего труда. Их новые поколения все более теряли связь с землей и рассматривали себя как поденщиков, наемных рабочих. Уже в 1970 г. колхозников не имела своих коров и свиней, / – овец. Остатки крестьянских традиций стремительно уходили в прошлое. Небывалое распространение получил алкоголизм, падала трудовая дисциплина, рушились моральные устои. Советская деревня, во всяком случае в Центральной России, вырождалась.

Примечательным событием горбачевской перестройки стало появление на селе первых фермеров и кооператоров. Новые формы хозяйствования, основанные на аренде государственных земель, встречали большие административные, финансовые, материально-технические препятствия, а зачастую и недоброжелательность со стороны колхозно-совхозного крестьянства. Тем не менее индивидуальный сектор быстро рос. В совокупности с «личными подсобными хозяйствами» сельского и городского населения в 1988 г. он производил примерно 60 % картофеля, более 50 % плодов и ягод, свыше 30 % овощей и до 30 % мяса.