КалейдоскопЪ

Номенклатура

Примечательной особенностью правящей элиты СССР в 1930—1950-х гг. являлось ее масштабное периодическое обновление. До 1953 г. это было обусловлено политикой массовых репрессий и потерями в Великой Отечественной войне, а в период «оттепели» – сменой части сталинского руководства и многочисленными реформами, затрагивавшими управленческий аппарат. Избавившись от страха массовых репрессий, номенклатура почувствовала себя полновластной хозяйкой страны. Реформы Хрущева, его попытки сократить численность управленцев, ввести регулярную ротацию (обновление) руководящих кадров и урезать их привилегии дестабилизировали положение правящей элиты. Это способствовало ее консолидации на антихрущевских позициях, а в итоге – смене руководства страны.

При Брежневе наступил «золотой век» номенклатуры. Новый генсек стал, по сути, выразителем ее интересов. В результате номенклатура по-прежнему не контролировалась «снизу», со стороны общества, контроль за ней «сверху» существенно ослаб, а ее привилегии существенно выросли. Руководствуясь «классовым подходом», коммунистическое руководство СССР последовательно проводило линию на деинтеллектуализацию политической элиты. Если в 1966 г. 70 % номенклатуры были выходцами из семей крестьян и неквалифицированных рабочих, то в 1981 г. таковых стало уже 80 %. К 1986 г. выходцы из семей интеллигенции, высококвалифицированных работников умственного труда составляли лишь 6 %! Эти тенденции резко контрастировали с характером эпохи: в западных странах утверждалось информационное общество, небывалое развитие получила наука и новые технологии. (В ФРГ, например, среди чиновников высокого ранга лишь 21 % составляли дети рабочих.) Тем самым усугублялось отставание СССР от ведущих держав, затруднялась адаптация страны к новой эпохе, осуществление осмысленных системных преобразований общества.

Возрастала замкнутость и окостенение элиты. Взятый Брежневым курс на «стабильность» обернулся номенклатурным застоем. В 1966 г. из Устава КПСС был изъят введенный при Хрущеве пункт о нормах обновления партийных организаций и предельных сроках пребывания на выборных должностях. Для «сталинской» номенклатуры, если судить по составу ЦК КПСС, было характерно перемещение в среднем каждые 2–3 года. С конца 1960-х гг. обновление руководящих кадров, так называемая вертикальная мобильность, резко замедлилось. До 1953 г. ее темпы составляли 8 лет, в 1954–1961 гг. – 9,в 1962–1968 гг. – 11, в 1969–1973 гг. – 14, 1974–1984 гг. – 18 лет. Приток кадров со стороны тоже почти прекратился. Лица, не входившие ранее в номенклатуру, составляли лишь 6 % партийной элиты! Это объективно усиливало в ней противоречия, что, в свою очередь, создавало предпосылки для последующих преобразований. Но в целом номенклатура окончательно превратилась в обособленную касту, очень далекую от народа.

В годы перестройки в большинстве своем она противилась переменам и в итоге оказалась неспособной ни выработать продуктивную концепцию преобразований, ни сохранить статус-кво. Номенклатура раскололась, и часть ее «второго эшелона», поддержав в той или иной мере рыночные и демократические преобразования, составила костяк правящей элиты новой России.