КалейдоскопЪ

Вызов тоталитаризма

Формирование идеологий тоталитарного типа. Фашизм

На фоне углубления общественных противоречий, вызванных ускоренной модернизацией и последствиями Первой мировой войны, произошло формирование нескольких типов экстремистской политической идеологии. Многие представители протестного движения разделяли идеи революционного анархизма. Пафос тотального разрушения всего социального порядка находил широкий отклик в обществе. Однако в рядах анархистов оказывались по большей части деклассированные индивиды, утратившие как привычный образ жизни, так и само стремление к коллективной идентичности, бросавшие вызов обществу во имя абстрактных целей и обреченные на социальное одиночество. Они становились мощным детонатором революционных потрясений, однако не могли создать сколько-нибудь позитивную программу общественных преобразований.

Протестные движения, претендовавшие не только на разрушение «старого мира», но и на создание альтернативного общественного строя, формировались в русле трех идеологических доктрин: органического национализма, расизма и революционного марксизма. Их общей чертой было стремление доказать формальность и историческую обреченность либеральной демократии и конституционно-правовой государственности в отличие от неких «истинных» основ человеческих взаимоотношений. Дух протеста соединялся в их программах с обостренным ощущением собственной исторической правоты, безапелляционной уверенностью в «высшем» смысле своих политических идеалов. Именно такая гремучая смесь нигилистического бунтарства и романтического идеализма оказалась особенно привлекательной для маргиналов.

Наиболее распространенным порождением маргинализации общественного сознания стала идеология фашизма (ит. fascio – пучок). Свое название она получила по наименованию боевых отрядов итальянских националистов и ветеранов Первой мировой войны. Политические движения фашистского типа сформировались во многих странах Европы. Существенно отличаясь по степени массовости, идейного радикализма и притязаний на власть, они ориентировались на схожие программные установки.

Идеологическая система фашизма основывалась на пропаганде «органического» понимания жизни. «Для фашизма человек – это индивид, единый с нацией, Отечеством, подчиняющийся моральному закону, связующему индивидов через традицию, историческую миссию и парализующему жизненный инстинкт, ограниченный кругом мимолетного наслаждения, чтобы в сознании долга создать высшую жизнь, свободную от границ времени и пространства», – утверждал лидер итальянских фашистов Б. Муссолини.

Своих идеологических противников из либерально-пацифистского лагеря фашисты обвиняли в насаждении искусственных, формализованных принципов человеческих взаимоотношений. В противовес они выдвигали идеал тотальной борьбы, «долга совершенствования и завоевания». «Фашизм желает человека активного, со всей энергией отдающегося действию, мужественно сознающего предстоящие ему трудности и готового их побороть, – утверждал Муссолини. – Он понимает жизнь как борьбу, помня, что человеку следует завоевать себе достойную жизнь, создавая из себя самого орудие для ее устроения». В то же время фашисты отрицали идею классовой борьбы. Они утверждали, что марксистское пролетарское движение превращает людей в «статистов истории», происходит подмена общенародной солидарности, «длящейся в истории», искусственными конфликтами в сфере собственности и трудовых отношений. «Фашизм родился из разочарования в прежних политических и социальных системах, из искания новых путей и решительной переоценки обанкротившихся ценностей, – писал идеолог русского фашизма К. Родзаевский. – Фашизм как мировое движение стремится к переустройству современных либерально-демократических и социалистических государств на началах господства духа над материей (религии), нации и труда (социальной справедливости)».

Характеризуя специфику фашистского мировоззрения, один из идеологов итальянского фашизма Дж. Джентиле называл его «тотальной концепцией жизни». В программу итальянской фашистской партии вошло понятие «тотальное государство», как «государство, поглощающее всю энергию, все интересы и все надежды народа».[20]

Отношение к государству как тотальному воплощению народной воли стало наиболее характерным признаком фашистской идеологии. «Основное положение фашистской доктрины, – писал Муссолини, – это учение о государстве. Для фашизма государство представляется абсолютом, по сравнению с которым индивиды и группы только «относительное». Индивиды и группы «мыслимы» только в государстве. Фашистское государство имеет свое сознание, свою волю, поэтому и называется государством «этическим». Для фашизма государство не ночной сторож, занятый только личной безопасностью граждан. Государство является фактом духовным и моральным. Оно есть хранитель и блюститель народного духа, веками выработанного в языке, обычаях, вере. Государство есть не только настоящее, оно также прошедшее, но, главное, оно есть будущее».

Воплощением идеи тотальности фашистского государства был принцип вождизма. «Фашизм не является диктатурой, это диктатура – следствие фашизма, – рассуждал на эту тему французский философ профашистского толка П. – Д. Ла Рошель. – В Италии существовало целое движение, подъем целого поколения, искавшего и нашедшего фашизм, движение, которое выразилось в Муссолини… Вождь – это плод долгой череды усилий, это награда людям смелости и воли. Множество людей должны искать, думать, действовать, чтобы затем лучший из них, выдвинутый ими, в свою очередь заставил их самих устремиться вперед».

Опираясь на идею тотальности «народного» государства, фашисты стремились превратить все общество в единую корпоративную систему. «Фашизм создает новый социальный строй, построенный на принципах примирения классовых интересов посредством корпоративной системы», – отмечал К. Родзаевский. В качестве корпоративных групп фашисты рассматривали производственные коллективы, территориальные сообщества, религиозные общины, семью. Большое значение многие фашистские движения придавали возрождению религиозных ценностей. «Наша война – не гражданская война… это крестовый поход, война религиозная, – утверждал испанский диктатор Ф. Франко. – Все мы, кто ведет сражение, – солдаты Бога, и мы сражаемся не против людей, а против атеизма и материализма». Католическая церковь, естественно, осуждала любые формы политического экстремизма. Но фашистская программа построения корпоративного общества, основанного на надклассовой солидарности, была созвучна идеям социального католицизма первой половины XX в.