КалейдоскопЪ

Социалистическая и либеральная модели ускоренной модернизации во второй половине XX в.

Особенности социалистической модели модернизации в странах Восточной Европы

На рубеже XIX–XX вв. Восточноевропейский регион представлял собой континентальную «периферию». Процесс утверждения капиталистических отношений и развития гражданского общества носил здесь особенно замедленный характер. Основная часть населения была дистанцирована от политической жизни, консервативна с точки зрения экономической и социальной мотивации, ориентирована на эгалитарные и патерналистские идеалы. В первой половине XX в. модернизационные процессы значительно ускорились, но фатальную роль сыграли две мировые войны. Восточноевропейские страны очутились в эпицентре геополитического противостояния и военных действий. Их границы не раз подвергались радикальным изменениям. Демографические потери, экономическая разруха, социально-психологический стресс носили почти катастрофический характер.

В условиях «холодной войны» Восточная Европа оказалась за «железным занавесом». Уже к 1948–1949 гг. во всех странах региона возникли просоветские режимы. Начался период «построения основ социализма». При этом строительство социализма советского образца существенно отличалось от построения иных моделей «догоняющего развития». Была поставлена задача социализации всей общественной структуры в духе марксистско-ленинского классового подхода, в том числе ликвидации частнособственнической эксплуатации, обеспечения преобладания наемного труда и его максимального обобществления, поэтапной ликвидации многоукладности. Экономическая эффективность реформ была принесена в жертву. Основная роль отводилась искоренению «нетрудовых элементов», закреплению нового типа социальной мотивации, эгалитарных морально-этических норм. Важными факторами становились ускоренный темп преобразований и абсолютные количественные показатели роста. Стремительное тотальное преобразование всей социально-экономической системы рассматривалось как залог наименее болезненного перехода к справедливому и эффективному общественному устройству (в китайской практике этот подход получил характерное название «великий скачок»).

Основными направлениями экономической политики в период «построения основ социализма» стали индустриализация, национализация промышленности и банковского сектора, коллективизация сельского хозяйства, формирование новой управленческой и распределительной системы. Национализация первоначально охватила предприятия тяжелой промышленности и банковский сектор. Но уже к началу 1950-х гг. она распространилась практически на все отрасли производства. Доля государственной собственности в промышленности уже тогда составила более 90 %. Преобразования в сельском хозяйстве несколько отставали по темпам от индустриализации. Основной формой коллективизации агарного сектора в эти годы стало так называемое формальное кооперирован и е: из-за недостатка инвестиций «коллективизировалась» лишь организация крестьянского труда при сохранении устаревшей технической и технологической базы. Государство распространило контроль на весь рынок капиталов и ценных бумаг, а затем и полностью ликвидировало в этой сфере частную инициативу. Произошел отход от принципов рыночного ценообразования. Планирование экономического развития приобрело жесткий, директивный характер. Оно стало основываться на физических объемах продукции (так называемые валовые показатели) и полностью игнорировало реальный денежный эквивалент производимой продукции.

К середине 1950-х гг. Восточная Европа достигла существенных успехов в «догоняющем развитии». Был совершен рывок в наращивании промышленного потенциала и модернизации социальной структуры населения. В масштабах региона завершился переход к индустриально-аграрному типу развития. Однако стремительный рост производства сопровождался увеличением отраслевых диспропорций. Создаваемый экономический механизм был во многом искусственным, не учитывал региональную специфику. Экономический рост осуществлялся на экстенсивной основе, т. е. за счет увеличения количества рабочей силы, энергии и сырья. Формировалась «мобилизационная» система экономических отношений, в которой вертикальная командно-административная структура заменяла действие горизонтальных рыночных связей. Неизбежным следствием стала бюрократизация управления экономикой, появилась скрытая коррупция. Чрезвычайно низкой оказалась и социальная эффективность этой экономической системы.

Начало политических перемен в СССР в середине 1950-х гг. дало толчок пересмотру реформаторской стратегии. Наибольшие изменения произошли в Польше, Венгрии, Чехословакии, ГДР, Югославии – странах, в которых индустриализация и экономическая эмансипация населения успешно развивались еще в межвоенный период. По мере ослабления политического контроля со стороны

Москвы в руководстве местных коммунистических партий активизировались сторонники отказа от форсированных реформ и создания более сбалансированной социально-экономической модели. Однако попытки построения «социализма с человеческим лицом» не увенчались успехом. В их основе лежала идея привнесения в социалистическую экономику элементов рыночных отношений и смягчения административного регулирования. Ставка делалась на усиление личной трудовой мотивации, раскрепощение экономического поведения человека. Но эти шаги не сопровождались изменением форм собственности. Сохранялся жесткий государственный контроль над ценообразованием и внешней торговлей, бюрократическое распределение фондовых средств. Трудовые отношения полностью регулировались государственным законодательством. В результате динамичные и предприимчивые работники, откликнувшиеся на новации, оставались зависимыми от административной системы.

По мере углубления реформ становилось очевидно, что создание «социалистического рынка» невозможно без освобождения от бюрократической и идеологической опеки. Необходимо было осуществить переход к самостоятельному развитию рыночного сектора, децентрализации и коммерциализации инвестиционной сферы, правовому оформлению рыночного типа трудовых отношений. Но отказ от государственной монополии в этих вопросах требовал пересмотра самих основ коммунистической идеологии, а фактически означал крах самого социализма. Символом перелома в истории восточноевропейского социализма стали события Пражской весны 1968 г., когда руководство чехословацкой компартии попыталось перейти от экономических реформ к политическим. Лишь вторжение войск Организации Варшавского договора остановило этот процесс. В последующие годы восточноевропейские страны, как и сам Советский Союз, оказались в полосе «застоя» – инерционного социально-экономического развития на фоне все большего обострения социально-психологического кризиса общества.

Последняя серия социалистических реформ была проведена в восточноевропейских странах во второй половине 1980-х гг. по аналогии с советской перестройкой. Схожими оказались и причины их поражения. По сути, «перестроечные» реформы представляли собой новый рывок в «догоняющем развитии». Источниками «ускорения» считались децентрализация государственного управления экономикой, переход на принципы самофинансирования и самоокупаемости производства. Однако неэффективность «социалистического рынка» уже доказал провал реформ 1960-х гг. К тому же «догонять» теперь пришлось страны Запада, уже вступившие на путь постиндустриального развития, в том числе создания инновационной модели производства, эффективного сочетания крупного и малого бизнеса, перехода к ресурсо– и энергосберегающим технологиям. Попытка социалистических стран выстоять в экономическом соревновании лишь за счет административных реформ и поверхностного влияния на трудовую мотивацию населения была обречена на провал. А их стремление активизировать экономическую модернизацию при помощи политических реформ, введения многопартийности и обеспечения идеологического плюрализма лишь ускорили развал социалистической системы.

В конце 1980-х гг. волна «бархатных революций» уничтожила монополию коммунистических партий в странах Восточной Европы и открыла эру либерально-демократического развития. В то же время эпоха социализма сыграла огромную роль в процессе ускоренной модернизации восточноевропейского общества. Несмотря на создание деформированной экономической модели и насаждение чуждой для большей части общества коммунистической идеологии, социалистическое строительство позволило закрепить индустриальный тип развития, обеспечить высокие темпы научно-технического прогресса, завершить сложнейший процесс урбанизации и подготовить условия для становления институтов гражданского общества. Чтобы завершить постсоциалистические преобразования, странам Восточной Европы понадобилось лишь одно десятилетие. В 2004 г. большинство из них вступили в Европейский союз (ЕС, Евросоюз).