КалейдоскопЪ

Эволюция рыночной инфраструктуры в эпоху НТР

Научно-техническая революция способствовала дальнейшей концентрации производства и централизации капитала. Малый и средний бизнес оказался совершенно неконкурентоспособным в условиях резкого роста капитало– и наукоемкости производства. Поэтому уже с 1950-х гг. началась новая мощная волна «слияний», а точнее, поглощения промышленных компаний более крупными корпорациями.

Преобладающей формой корпоративного бизнеса оставались концерны, но появилась и совершенно новая модель монополистических объединений – конгломераты (лат. conglomerates – собранный). Ее отличительной чертой стала максимальная в н у т р е н н я я диверсификация, т. е. автономность подразделений, освоение совершенно разных видов производства и сфер капиталовложений, максимальное расширение ассортимента продукции. Конгломеративная форма позволяла снижать степень предпринимательского риска, аккумулировать средства, получаемые от самых разнообразных видов производственной и коммерческой деятельности, на стратегически важных направлениях, а также добиваться эффекта «внутреннего рынка» – обеспечивать конкуренцию между внутренними подразделениями при сохранении единства стратегического планирования.

Особой разновидностью конгломератов стали транснациональные корпорации (ТНК). Значительная часть их производственных мощностей и продаж приходилась на зарубежные филиалы. К середине 1970-х гг. в мире насчитывалось уже свыше 11 тыс. ТНК. На их долю приходилось / общего объема промышленного производства стран Запада, 60 % внешней торговли, 80 % технологических разработок. Деятельность ТНК ускорила либерализацию мирового товарообмена, международную производственную интеграцию и формирование мирового инвестиционного рынка. Немалую роль в этих процессах сыграло и Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) – специальная организация, созданная в 1948 г. под эгидой ООН, в которую вошли 128 стран мира. Они стремились упорядочить и снизить таможенные пошлины, обеспечить свободную и справедливую конкуренцию на мировом рынке.

ТНК не только завоевывали новые рынки сбыта за счет внешнеторговой экспансии, но и развивали производство в зарубежных странах. Это явление было сравнительно новым для мировой экономики. Вплоть до биржевого краха 1929 г. зарубежные капиталовложения обеспечивались либо крупнейшими банками в виде кредитных займов, либо специализированными трастовыми компаниями, которые финансировали те или иные объекты в зарубежных странах, но уступали управление ими местному бизнесу на основе «доверительных соглашений» (трастовых договоров). В период структурного кризиса 1930-х гг. крупнейшие промышленно-финансовые группы перешли к практике «портфельных» инвестиций, пытаясь получить долю собственности в зарубежных предприятиях. А после Второй мировой войны ТНК стали все чаще использовать прямые инвестиции, которые обеспечивали полный контроль над зарубежными предприятиями. Если в середине XX в. на такую форму капиталовложений приходилось 25 % мирового инвестиционного рынка, то к началу 1990-х гг. – уже около 80 %.

Быстрое расширение экономического пространства, в котором действовали крупнейшие корпорации, требовало пересмотра методов рыночной конкуренции. Вплоть до 1930-х гг. основным средством конкурентной борьбы оставалась ценовая политика. Массовому потребителю предлагался очень узкий выбор стандартизированной продукции, отличавшейся не столько по ассортименту и качеству, сколько по цене. Именно такую модель конкуренции пропагандировал Г. Форд, впервые доказавший, что в условиях массового производства выгодно «продавать дешево». Однако по мере насыщения потребительского рынка и его диверсификации ситуация разительно менялась. Появились группы потребителей, которые отдавали предпочтение более дорогим, но качественным или престижным товарам. Причем среди них были представители как элитарных слоев общества, так и растущего среднего класса. Потребительский спрос начал отражать не только уровень достатка, но и эстетические предпочтения потребителей, их психологические особенности, этнокультурную принадлежность. Возникла потребность в особых методах конкуренции, связанных не с ценовой политикой, а с целенаправленным рекламным воздействием на потребителя.

Еще в начале XX в. американские экономисты назвали методы активного стимулирования сбыта м а р к е т и н г о м (англ. market – рынок). Первоначально маркетинговая политика была связана только с обеспечением максимальных объемов продаж («массовый маркетинг»). Лишь к середине XX в. появляется «товарно-дифференцированная» модель маркетинга, направленная на изучение отдельных сегментов рынка и активное стимулирование спроса разных групп потребителей. Первым ярким примером использования новейших маркетинговых методов стало поражение «автомобильного короля» Г. Форда в дуэли с хозяином концерна General Motors А. Слоуном. Форд делал ставку на выпуск «народного автомобиля» – однотипной, максимально дешевой продукции. Слоун же предположил, что потребителям уже недостаточно просто приобрести товар, их интересует качество и престижность покупки. Переориентация General Motors на производство различных модификаций автомобилей, в том числе и дорогих элитарных марок, позволила значительно потеснить «форд» на американском, а затем и на мировом рынке.

В условиях потребительского бума 1960-х гг. методы маркетинговой политики вновь изменились – закрепилась «целевая», или «концентрированная», модель маркетинга, основанная на комплексных, стратегических программах развития бизнеса. Ключевая роль отводилась рекламной индустрии, которая позволяла не только учитывать диверсификацию потребительского рынка, но и активно формировать потребительский спрос, быстро переориентировать производство в зависимости от самых разнообразных факторов.

Переход к активной маркетинговой политике завершил «революцию менеджеров». Из инженеров, отвечающих за рациональную организацию производственного процесса, менеджеры окончательно превратились во влиятельную управленческую категорию. На основе идей Г. Эмерсона была создана комплексная теория менеджмента. В трудах А. Файоля, Л. Гьюлика, Дж. Муни, Л. Урвика менеджмент рассматривался как система административной политики, направленной на всестороннее повышение эффективности производства и сбыта, обеспечение лояльности и трудовой дисциплины персонала, постоянный мониторинг рынков сбыта и прогнозирование перспектив развития бизнеса, определение рыночной стратегии.

Особое направление в теории менеджмента создал психолог из Гарвардского университета Э. Мейо. Его концепция получила название «менеджмент человеческих отношений», поскольку опиралась на представление о межличностных отношениях как ключевом факторе производства. Мейо доказал, что, наряду с объективными факторами повышения производительности труда (организацией производства, условиями труда, заработной платой), огромное влияние на персонал оказывают психологические факторы, в том числе неформальные отношения между работниками. Поэтому, добиваясь создания особой атмосферы сотрудничества на производстве, формируя «командный дух» и используя авторитет неформальных лидеров, можно значительно повысить эффективность трудовых ресурсов и всего производства в целом.

Теория менеджмента, разработанная Э. Мейо, получила известность как «неклассическая». Она пришла на смену классическому административному менеджменту Г. Эмерсона и его последователей и во многом предвосхитила развитие трудовых отношений в конце XX в. Однако воззрения всех первых теоретиков менеджмента от Ф. Тэйлора и Г. Форда до А. Файоля и Э. Мейо имели общую особенность: четкое противопоставление управленческой элиты и персонала. При всей своей специфике их концепции были направлены на решение одной задачи – отбора наиболее эффективных методов контроля над производственным процессом и трудовыми ресурсами. Таким образом, эффективность производственной системы ставилась в зависимость не от личностного развития человека, а от рационализации управления его трудом, поведением или эмоциями.