КалейдоскопЪ

СТАНОВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

Инновационная экономика: путь в XXI век

«Неоконсервативная волна»: социально-экономические реформы 1980-х гг. и их итоги

Кризис ресурсозатратной экономической стратегии и неокейнсианских методов государственного регулирования вызвал всплеск интереса к альтернативным экономическим теориям – монетаризму и «теории предложения» (supply-side economics).

Основатель теории монетаризма М. Фридмен предложил рассматривать экономическое пространство как пересечение двух относительно автономных секторов: «реальной экономики» и денежной сферы. В «реальной экономике» (сфере воспроизводства) господствуют естественные рыночные факторы – динамика нормы прибыли, занятость, спрос, предложение. Но их нормальное функционирование зависит от стабильности денежной сферы. И если вмешательство государства в «реальный сектор» нежелательно, то его участие в финансовой стабилизации крайне необходимо.

Ключевым инструментом финансовой политики монетаристы считали регулирование объема денежной массы. Они доказывали, что увеличение платежеспособного спроса стимулирует производителей, но в то же время переизбыток денежной массы порождает инфляцию. Поэтому следует разделять «ожидаемую» и «непредвидимую» инфляцию. Если первая связана со свободным рыночным взаимодействием спроса и предложения, то вторая представляет собой деформированный рост цен, порожденный государственным регулированием, монополизацией, деятельностью профсоюзов и иными «неестественными» факторами. Задача государства – максимальное снижение уровня «непредвидимой» инфляции, но не административными мерами, а с помощью укрепления рыночной инфраструктуры и отказа от дефицитного финансирования социальных программ.

Так же дифференцированно монетаристы предлагали подходить к проблеме безработицы. По их мнению, стремление обеспечить полную занятость лишь наносит вред рыночной экономике. «Равновесная безработица», отражающая динамику рыночного спроса на рабочую силу, и «естественная безработица», связанная с миграцией рабочей силы и изменением требований к профессиональной подготовке, являются важными факторами повышения эффективности производства. В условиях циклических кризисов образуется «вынужденная безработица», которая негативно влияет на экономическую конъюнктуру. Но гораздо больший вред наносит, по мнению монетаристов, «кейнсианская безработица». Ее источник – государственная политика, направленная на перераспределение общественного дохода и обеспечение «всеобщего благосостояния». На практике эти действия лишь провоцируют социальное иждивенчество и подрывают эффективность рыночной экономики.

«Теория предложения» представляла собой комплекс практических рекомендаций по проблемам долгосрочного экономического развития. Основы ее разработали американские экономисты

А. Лаффер, Р. Риган, М. Фелдстайн. Они рассматривали государственное регулирование как угрозу естественным механизмам рыночной экономики, призывали отказаться от прогрессивного налогообложения, снизить налоговые ставки на доходы, капитал и заработную плату, свернуть значительную часть государственных социальных программ для ликвидации бюджетного дефицита и повышения трудовой активности населения.

Рекомендации монетаристов и представителей «теории предложения» легли в основу экономической политики, проводимой в 1980-х гг. в большинстве стран Запада. Поскольку наиболее ярким примером ее стали действия республиканской администрации Р. Рейгана в США и консервативного кабинета М. Тэтчер в Великобритании, то вся эта волна реформ получила название «неоконсервативная революция». Схожие с «рейганомикой» и тэтчеризмом преобразования осуществляли западногерманские христианские демократы, итальянские и испанские социалисты, французские неоголлисты.

Неоконсерваторы не отказались от государственного вмешательства в экономику, но сделали ставку на развитие рыночной инфраструктуры, а не стимулирование совокупного спроса. Ключевую роль в их реформах играла целевая поддержка тех форм бизнеса, которые имели высокую степень предпринимательского риска. К этой категории были отнесены наукоемкие отрасли производства и малый бизнес.

В 1979–1992 гг. в ведущих странах Запада государство обеспечивало уже до половины всех расходов на НИОКР, а их суммарные величины росли колоссальными темпами (в США – с 56,6 до 161 млрд долл. в год, в Германии – с 12,5 до 36,1 млрд долл., во Франции – с 8 до 25,2 млрд долл., в Великобритании – с 8 до 20,2 млрд долл.). Но речь не шла о бюрократизации сферы НИОКР. Основная часть государственных инвестиций реализовывалась частным бизнесом на конкурентной основе. Широко практиковалась выдача грантов и заключение прямых контрактов на разработку новых технологий, предоставление государственных гарантий для коммерческих займов, связанных с развитием наукоемких отраслей производства, целевое финансирование программ НИОКР и предоставление налоговых льгот для их реализации.

Стимулирование малого бизнеса также происходило главным образом за счет налоговых льгот. Малые и средние предприятия оказались очень эффективными в условиях апробации новейших технологий, гибкой корректировки рыночной стратегии. Но они были крайне уязвимы в конкуренции с крупными корпорациями, не имели собственной инвестиционной базы и выхода на мировой рынок. Поддержка со стороны государства позволяла уменьшить степень предпринимательского риска в сфере малого бизнеса и обеспечить ее бурное развитие.

Особое значение неоконсерваторы придавали поощрению трудовой и предпринимательской активности. В качестве основных методов использовались сокращение налогов и снижение уровня прогрессивности налоговой шкалы. Так, в США в период правления Р. Рейгана предельная (высшая) налоговая ставка снизилась почти на 30 %. Предполагалось, что более равномерное распределение налогового бремени среди населения создаст стимулы для экономической активности, а общее сокращение налогов подорвет уравнительные, иждивенческие настроения в обществе. В сочетании с государственной поддержкой новаторских производств и малого бизнеса такая политика должна была обеспечить оживление предпринимательского духа в самых широких слоях населения.

Успех структурных реформ во многом зависел от способности неоконсервативных правительств преодолеть инфляцию и добиться стабилизации бюджетно-денежной сферы. Основными антиинфляционными мерами стали ужесточение контроля над денежным обращением и кредитной политикой, сокращение расходной части государственного бюджета и политика приватизации. Приватизация государственных предприятий освобождала бюджет от затрат на их модернизацию, а получаемые финансовые средства использовались для ликвидации государственного долга. С этой же целью осуществлялось частичное свертывание социальных бюджетных программ, коммерциализация системы здравоохранения и образования, отказ от крупномасштабных программ жилищного строительства. Право на пособия по безработице теперь предоставлялось только лицам, официально зарегистрировавшимся на бирже труда и имеющим определенный стаж работы перед увольнением. При сохранении достаточно высоких размеров таких пособий (в США – 50 % средней заработной платы, во Франции – 40 %, в ФРГ – более 60 %) были значительно уменьшены сроки их выплат. Освободившиеся средства направлялись на расширение системы профессиональной переподготовки. Это должно было ликвидировать причину массовой безработицы.

Результаты социально-экономических реформ 1980-х гг. достаточно противоречивы. Неоконсерваторам удалось резко снизить уровень инфляции, решить проблему государственного долга и бюджетного дефицита. Значительно активизировался частный инвестиционный рынок, стабилизировался уровень занятости. Структурный кризис был преодолен, хотя темпы экономического роста уступали «золотому» послевоенному двадцатилетию (табл. 3).

Таблица 3. Рост ВВП на душу населения (в %)

И все же, несмотря на очевидную экономическую эффективность, неоконсервативные реформы вызвали неоднозначную реакцию в обществе. Резкий поворот экономической стратегии, ломка привычной модели социального обеспечения и трудовых отношений оказались слишком болезненными. Особенно пострадали те слои населения, которые привыкли к системе государственных социальных гарантий, к стабильному росту уровня жизни. Под влиянием изменившихся общественных настроений «неоконсервативная волна» уже в первой половине 1990-х гг. сменилась более сбалансированной экономической стратегией.