КалейдоскопЪ

Изменения в аграрном строе. Формы держания земли

Особенно большое значение в экономике поздней Римской империи приобрел колонат. Колоны (в первые века империи — мелкие держатели земель крупных и средних землевладельцев) выплачивали оброки и несли иногда некоторые другие натуральные повинности в пользу собственников земли, но оставались полноправными свободными людьми. В поздней империи численность колонов намного выросла; ими становились разорявшиеся крестьяне, мелкие и средние земельные собственники, а также пленные варвары, которых прежде обращали в рабство, а теперь стали раздавать землевладельцам в качестве колонов. Социальное положение колонов ухудшалось, так как они постепенно попадали в зависимость от крупных землевладельцев. Изменился и их юридический статус. В интересах крупных землевладельцев и государства, стремившегося гарантировать бесперебойное поступление налогов, колоны были прикреплены к земле, которую они обрабатывали. Они были лишены некоторых орав, присущих свободным людям, по закону не могли иметь собственности, так как все их имущество принадлежало господам, и свободно менять местожительство, были лишены права судиться со своим господином по гражданским делам (за исключением исков о неправильном взимании оброков); они не могли также занимать должности на государственной службе, вступать в духовное звание.

Но тем не менее колоны не слились с рабами. Они были более самостоятельны в хозяйственном отношении, чем рабы, могли продавать свой урожай, их оброки не должны были превышать норм, установленных обычаем; они сохранили ряд черт, присущих статусу свободных людей: платили государственные налоги, хотя и через посредство земельных собственников, привлекались к несению военной службы, могли в некоторых случаях жаловаться государственным судьям на своих господ и т. п. Их нельзя было продавать без земли.

В поздней Римской империи колоны представляли собой наиболее близкий к средневековым крепостным крестьянам слой земледельческого населения; они были, по выражению Ф. Энгельса, «предшественниками средневековых крепостных» '. Подобно крепостным средневековья колоны, находясь в поземельной и личной зависимости, самостоятельно вели свое хозяйство. Подвергаясь внеэкономическому принуждению, они отдавали часть прибавочного продукта собственнику земли.

Однако колоны существенно отличались от средневековых крепостных. На их положение оказывали значительное влияние рабовладельческие отношения. Методы их эксплуатации на деле мало отличались от методов, применявшихся в отношении посаженных на землю рабов. Необеспеченность имущественных прав и неопределенность их юридического статуса (в некоторых случаях в правовом отношении они приравнивались к рабам) мешали им приобрести заинтересованность в труде, которая характерна для зависимых крестьян феодального общества. Колоны были вдобавок прикреплены не к отдельным землевладельцам, как крестьяне в средние века, а к государственному тяглу и подвергались жестокой эксплуатации еще и со стороны рабовладельческого государства. На их социальное положение известное влияние оказывало и то обстоятельство, что они жили в обществе, где физический труд рассматривался как занятие, недостойное свободного человека. Колоны не имели общинной организации, характерной для крестьян феодального общества.

Наряду с рабами, вольноотпущенниками и колонами в состав эксплуатируемого земледельческого населения входили также мелкие прекаристы — свободные держатели земельных участков, получавшие их в пользование на различных условиях от крупных землевладельцев на сроки, устанавливаемые последними. В период поздней империи держания прекаристов становятся долгосрочными, и они постепенно приближаются по своему положению к колонам. Иногда разорявшиеся и нуждавшиеся в покровительстве мелкие собственники дарили свои земли магнатам и получали их обратно в пользование на определенных условиях, становясь прекаристами — держателями земель в имениях крупных землевладельцев.

Рост крупного землевладения вел к разорению не только мелкихг но зачастую и средних земельных собственников, которые становились держателями земель светских магнатов, императорских доменов (фиска) и церкви. И все же ко времени крушения Римской империи крупное землевладение не могло полностью поглотить среднюю и мелкую земельную собственность в сельском хозяйстве. Она сохранялась в заметных масштабах в Северо-Восточной Галлии, Британии, Придунайских провинциях, Северной Африке. Не исчезла она и в городах. Куриалы — наследственное сословие средних землевладельцев, ответственных за исправное внесение налогов и выполнение повинностей в городских общинах, — играли еще важную роль в экономике империи.

Но господствующее положение в западных провинциях империи в целом принадлежало крупному, преимущественно сенаторскому, землевладению; структура его изменилась в III—V вв. Место латифундий сенаторов и императорского фиска, основанных на применении труда рабов, заняли виллы, разбитые на мелкие участки — парцеллы. Этими парцеллами наделялись рабы, вольноотпущенники, колоны, прекаристы. Таким образом, крупное землевладение сочеталось с мелким хозяйством. Сохранялись в империи и виллы старого типа, в которых производство основано было, как и прежде, на труде рабов, но они все больше уступали место крупным имениям нового типа, что знаменовало собой появление зачатков форм хозяйства и экономических отношений, ставших господствующими впоследствии в феодальном обществе.

Для аграрного строя поздней Римской империи характерно также распространение такой формы земельного владения, как эмфитевзис. Съемщики земли (обычно крупных имений) по эмфитевтичеивому праву обязаны были вносить ежегодно фиксированные платежи собственникам земли и хорошо вести хозяйство. Эмфитевты могли сдавать эти земли в аренду, передавать по наследству и даже продавать. За собственником земли оставалось лишь преимущественное право покупки этих владений или право получения определенного процента с продажной цены. Земля возвращалась к собственнику лишь в случае неуплаты эмфитевтом соответствующих платежей в течение трех лет, смерти эмфитевта, не имевшего наследников, или по истечении срока владения (если он был заранее установлен). Эмфитевзис и некоторые другие сходные формы владения землей были в известной мере предшественниками условной земельной собственности, характерной для феодального общества.

Кризис рабовладельческого строя сказался на политических и юридических учреждениях и идеологии римского общества. Классовые противоречия внутри страны, рост сепаратистских тенденций в провинциях, усиление натиска внешних противников, сокращение материальных ресурсов рабовладения вынуждали Римское государство приспособиться к новым условиям. В связи с этим управление государством все больше сосредоточивалось в руках императора и назначаемых им чиновников. Власть императора стала неограниченной. Значение сената окончательно упало. Выросший военно-бюрократический аппарат обладал всей полнотой власти в центре и на местах. Прежняя автономия городов исчезла. Значительно увеличилась численность армии, ядром которой теперь были уже не римские крестьяне, а варвары-наемники.

Одной из главных задач государственного аппарата стало извлечение из населения в виде налогов и различных повинностей как можно большего прибавочного продукта, необходимого для содержания громоздкого бюрократического аппарата, армии и обогащения правящего слоя государства — сенаторской знати. Для обеспечения регулярного поступления налогов государство прикрепило куриалов в городах к куриям, запретило им отчуждать свои земли и связало их круговой порукой за исправный взнос налогов. Городские ремесленники также были прикреплены к своим занятиям, им запрещено было выходить из своих коллегий (объединений ремесленников по профессиям). Они должны были нести натуральные повинности в пользу государства.

Все эти мероприятия не могли, однако, помешать постепенному разложению рабовладельческого государства и зарождению элементов феодального политического устройства. В условиях кризиса рабовладельческого строя Римская империя не смогла сохранить свою силу ж единство. Процесс постепенного экономического, политического и культурного обособления римских провинций привел в 395 г. к разделению империи на две части — Западную и Восточную. В составе Западной Римской империи остались Италия, Галлия, Британия, Испания, придунайские провинции (Иллирия, Паннония), а также Северная Африка. Балканский полуостров, Малая Азия, Египет и другие восточные провинции вошли в состав Восточной Римской империи, получившей впоследствии название Византии. Западная и восточная части империи стали фактически самостоятельными государствами.

Изменения в политическом строе Западной Римской империи выражались в росте частной власти светских магнатов и церкви, в распространении отношений частного покровительства (патроциниев), в росте сепаратистских тенденций в провинциях. Правительство в известной мере само содействовало росту частной власти магнатов, возлагая на крупных землевладельцев обязанность собирать налоги с колонов, представлять их в качестве рекрутов в армию. Отдельные магнаты содержали у себя собственные военные отряды, состоявшие из наемников, окружали свои владения стенами и башнями.

Власть в провинциях, находившаяся прежде в руках чиновников центрального правительства, постепенно переходила к местной знати. Высшие военные начальники приобретали самостоятельность по отношению к правительству. Опираясь на отряды так называемых букцелляриев, состоявшие обычно из варваров, они служили не государству, а своим полководцам; приносили им присягу и сражались возле них в бою как дружинники. Все эти явления знаменовали собой появление зародышей политического устройства, характерного для феодального общества. Правда, политическая власть магнатов находилась в зачаточном состоянии. На местах еще сохраняли свое значение органы центрального правительства и муниципальные органы власти в городах. Частные войска магнатов, как и укрепленные виллы, не стали еще повсеместным явлением. Патроцинии магнатов над деревнями, частные войска и тюрьмы не признавались законом. Сепаратистским тенденциям одной части провинциальной знати противостояло стремление другой ее части и церкви опереться на центральное правительство в борьбе против варваров и восстававших народных масс. Аппарат централизованного государства продолжал существовать вплоть до крушения Западной Римской империи, хотя и становился все менее действенным.