КалейдоскопЪ

Развитие английского феодального государства в XII в.

Усиление центральной власти продолжалось в Англии и в XII в. Теперь, когда факт завоевания уже не являлся определяющим, продолжение этого процесса обусловливалось сложившимся в стране соотношением сил.

Укрепление феодального государства отвечало коренным интересам класса феодалов в целом, так как обеспечивало подавление сопротивления народных масс феодальному гнету. Нормандские бароны, для того чтобы удержать господство над враждебным англосаксонским населением, над закрепощаемым крестьянством, вынуждены были, по крайней мере на первых порах, поддерживать сильную королевскую власть. Правда, эта поддержка имела относительный и непостоянный характер. В дальнейшем, по мере укрепления их положения в стране, бароны нередко вступали в открытые конфликты с королевской властью. Однако у английских королей была и более постоянная поддержка. В борьбе с непокорными баронами они неизменно опирались на средних и мелких феодальных землевладельцев (рыцарство) как нормандского, так и англосаксонского происхождения. Сильная королевская власть ограждала рыцарей от крестьянских восстаний, обеспечивала возможность закрепощения и беспощадной эксплуатации крепостных и в то же время оберегала от земельных захватов и других посягательств на их права со стороны крупных феодалов.

Постоянную поддержку королю оказывала также церковь, крупнейший в Англии феодальный землевладелец. Вильгельм не скупился на богатые пожалования церкви, во главе которой были поставлены его сподвижники — нормандцы. Он дал церкви ряд важных привилегий (особенно право иметь самостоятельные церковные суды, независимые от обычной судебной организации). Королевская власть охраняла права и имущество церкви от захватов светских феодалов.

Поддерживали Вильгельма и горожане. Города, заинтересованные в укреплении внутренних экономических связей, нуждались в политической централизации страны. Поддержка таких значительных городов, как Лондон, Дувр, Норич, Ноттингем, имела важное значение для укрепления королевской власти. Наконец, в централизации государства было заинтересовано также свободное крестьянство, искавшее у короля защиты от феодалов, стремившихся к его закрепощению.

Опираясь на эти слои населения, преемники Вильгельма Завоевателя еще более укрепили систему государственного управления, центром которой был королевский дворец. При Генрихе I (1100— 1135), младшем сыне Вильгельма, значительную роль в управлении государством стал играть постоянный королевский совет — королевская курия (curia regis), являвшаяся одновременно судебным, административным и финансовым органом. В нее входили некоторые крупные феодалы, королевские судьи и лица, ведавшие королевской канцелярией, казной и сбором налогов (юстициарий, канцлер, казначей и др.). Кроме того, важное значение приобрели разъездные королевские судьи, периодически посылаемые в графства для судебных расследований, податного обложения и сбора налогов, контроля над деятельностью королевских должностных лиц в графствах. При Генрихе I наряду с королевским казначейством возникла и «Палата шахматной доски» (название это было связано с системой подсчета денежных сумм. Столы в палате были разделены продольными линиями на несколько полос, по которым в определенном порядке раскладывались и передвигались стопки монет, что напоминало игру в шахматы), ведавшая сбором королевских доходов и проверкой отчетности шерифов. Как и судебное ведомство, она составляла часть королевской курии.

После смерти Генриха I (1135), не оставившего после себя сыновей, началась длительная борьба за престол между его дочерью Матильдой, бывшей замужем за французским графом, владельцем области Анжу, Жоффруа Плантагенетом, и племянником Генриха I Стефаном Блуаским. Пользуясь усобицей и ослаблением центральной власти, феодалы разоряли и грабили страну, особенно крестьянство и города. Феодальная анархия прекратилась лишь после заключения в 1153 г. соглашения между обеими враждующими сторонами, в силу которого после смерти Стефана престол должен был перейти к сыну Матильды — Генриху Плантагенету.

В правление Генриха II Плантагенета (1154—1189) во владения английского короля входили кроме Англии обширные земли анжуйского дома во Франции — Анжу, Мэн, Турень, Пуату, а затем и Аквитания. Английским королям со времени Вильгельма Завоевателя принадлежала и Нормандия. Англия стала таким образом частью большой державы Плантагенетов.

Опираясь на мелкое рыцарство и горожан, Генрих II беспощадно подавил пытавшихся продолжать смуты феодалов, распустив их отряды и срыв замки. Он сместил большую часть шерифов, принадлежавших к крупным землевладельцам, и стал назначать на эту должность менее знатных людей, всецело подчиненных королевской курии.

Важную роль в укреплении централизации государства сыграли реформы Генриха П. Стремясь расширить компетенцию королевского суда за счет сеньориальных судов, он провел судебную реформу. Сущность ее заключалась в том, что каждый свободный человек мог за определенную плату получить разрешение перенести свое дело из любого вотчинного суда в королевский, где дело расследовалось через присяжных, тогда как в вотчинных судах судебный процесс осуществлялся по-прежнему с помощью «божьего суда». («Божий суд» — древняя форма судебного процесса, распространенная у германских народов еще до варварских вторжений. При этой системе виновность обвиняемого в уголовных делах определялась с помощью «ордалии» — испытания водой, каленым железом, кипятком и т. п. В имущественных, а частности земельных, тяжбах решение зависело от результатов «судебного поединка» между тяжущимися).

Введение присяжных привлекло в королевский суд огромный приток судебных дел из сеньориальных курий. Падению влияния последних содействовало и то, что Генрих II изъял из их компетенции все тяжкие уголовные преступления и значительно ограничил их юрисдикцию по земельным искам. Королевская курия была признана высшим апелляционным судом для всех сеньориальных судов. От этой реформы выиграло прежде всего рыцарство, а также зажиточные свободные крестьяне и горожане. Подавляющего большинства населения страны — крепостного крестьянства — эта реформа не коснулась. Королевские суды не принимали иски вилланов против их господ; крепостные остались подсудны суду своего господина. Судебная реформа Генриха II отвечала классовым интересам феодалов. Усилив королевскую власть, оказав поддержку рыцарям и верхушке свободного крестьянства, она углубила пропасть между свободными и крепостными, оставила последних вне защиты королевских судов и тем содействовала ухудшению их юридического положения и усилению феодального гнета.

Расширение судебных функций королевской курии увеличило доходы короля. Но широкие массы населения страдали от тяжелых штрафов, налагавшихся королевскими судами. В процессе судебной практики королевских судов стало постепенно вырабатываться так называемое общее право (common law) — единое для всей страны королевское право, которое постепенно вытесняло местное право, применявшееся в сеньориальных судах и судах сотен и графств.

Генрих II провел также военную реформу. Она заключалась в том, что военная служба феодалов в пользу короля ограничивалась определенным, сравнительно небольшим сроком. Взамен остальной, а иногда и всей службы феодалы должны были уплачивать особую денежную сумму—«щитовые деньги». На эти деньги король нанимал рыцарей, что уменьшало его зависимость от ополчения баронов. Кроме того, король предписывал, чтобы каждый свободный человек в соответствии с его имущественным положением имел определенное вооружение и по призыву короля должен был являться для участия в походе. Тем самым как бы восстанавливалось пришедшее в упадок старинное ополчение свободного крестьянства (англосаксонский «фирд»).

Все эти реформы усиливали королевскую власть и содействовали централизации феодального государства.

Неудачной оказалась попытка Генриха II поставить под контроль государства церковные суды. На этой почве он столкнулся с главой английской церкви, архиепископом Кентерберийским Томасом Бекетом. В ходе борьбы по негласному приказу короля Бекет был убит (1170). В дело вмешался папа, вынудивший Генриха II под угрозой отлучения принести публичное покаяние и отказаться от реформы церковных судов.

Во второй половине XII в. началось завоевание Ирландии. К этому времени там только зарождался феодализм, еще силен был клановый строй и пережитки первобытнообщинных отношений. Английские бароны, используя междоусобную борьбу вождей ирландских кланов, предприняли в 1169—1170 гг. завоевательные походы в Ирландию. В 1171 г. сюда прибыл со своим войском и Генрих II. Одержав победу над ирландскими клановыми вождями, Генрих II вынудил их признать его «верховным правителем». Английские бароны захватили часть ирландских земель в прибрежной юго-восточной части острова и образовали здесь укрепленный район, названный позже «Пэйл» (буквально — ограда, огороженная территория). Отсюда английские феодалы делали постоянные набеги на другие области Ирландии. Отнятые у ирландских кланов земли стали собственностью английских феодалов, а многие свободные члены этих кланов постепенно превращались в зависимых людей.

Слияние нормандцев с англичанами

Нормандцы и другие выходцы из Франции не сразу слились с коренным населением Англии. На протяжении XII в. короли нередко обращались в официальных актах к своим подданным как к «французам и англичанам». Но к концу XII в. этнические и языковые различия между массой местного населения и нормандскими завоевателями фактически стерлись. Французский элемент влился в этнический состав складывавшейся английской народности. Разговорным языком основной массы населения крестьян, горожан и подавляющего большинства феодалов, особенно рыцарства, был английский язык. Лишь феодальная знать, представители королевской администрации, юристы пользовались не только английским языком, но и французским, который употреблялся наряду с латинским как официальный язык в государственных учреждениях.