КалейдоскопЪ

Борьба городов Северной и Средней Италии против германских феодалов

Во второй половине XII в. над Италией нависла угроза германского порабощения. Германские феодалы во главе с Фридрихом I Барбароссой считали основанием для своей агрессии формальную принадлежность части итальянских земель к так называемой Римской империи. Угроза иноземного порабощения прежде всего нависла над яфоцветающими североитальянскими городами. До итальянских походов Фридриха Барбароссы зависимость городов Ломбардии и Тосканы от империи была номинальной: в некоторых случаях они давали императору денежные субсидии и поставляли вспомогательные отряды, откупаясь таким образом от чужеземного сюзерена. Фридрих I уже в первом походе в Италию показал себя душителем городских вольностей. Ронкальский сейм 1158 г. под его давлением принял решение о полной ликвидации независимости североитальянских городов. Услужливые болонские юристы, приглашенные на сейм, обосновали это решение известной формулой римского права: «Что угодно государю, имеет силу закона» («Quod principi placuit, legis habet vigorem»). Мы уже знаем, что Фридриху не удалось добиться осуществления Ронкальских постановлений, несмотря на жестокую варварскую расправу с миланцами, которая, как и грабеж страны германскими захватчиками, подняла дух сопротивления городов, где уже хозяйничали подеста, назначенные императором.

В 1167 г. была основана Ломбардская лига, в которую вошли возродившийся Милан, Мантуя, Феррара, Кремона, Брешия и другие города, временно забывшие свои распри перед угрозой порабощения. К союзу против императора примкнули Сицилийское королевство и Венеция, опасавшиеся укрепления позиций империи в Северной Италии. Папство, боровшееся с империей за господство над феодальной Европой, также поддержало Лигу ломбардских городов. Таким образом, борьба с германскими феодальными захватчиками приобрела общеитальянский характер; исход ее решал судьбу всей страны.

Ломбардская лига воздвигла у переправы через реку По крепость Алессандрию — заслон против германских вторжений. Когда Фридрих в очередной, пятый, раз перешел Альпы, он не смог взять эту крепость. Потерпев поражение от Ломбардской лиги в битве при Леньяно (1176), Фридрих вынужден был капитулировать перед папой. После мирного договора, заключенного между папой и императором в Констанце в 1183 г., Ронкальские постановления были, по существу, аннулированы и все коммунальные вольности североитальянских городов восстановлены. Поражение империи принесло также значительное политическое усиление папству. Победа городов-коммун в борьбе с германскими феодальными захватчиками спасла Италию от иноземного порабощения и содействовала экономическому, политическому и культурному процветанию страны в последующие века. Однако временное единство городов в годы грозной опасности ослабело, как только эта угроза миновала. Вновь возобновились соперничество и борьба между городами-республиками.

В ходе борьбы с германскими захватчиками в Италии в конце XII — начале XIII в. возникли враждебные друг другу политические течения гвельфов и гибеллинов. Название «гвельфы» возникло от фамилии враждебного династии Гогенштауфенов рода саксонских герцогов Вельфов; «гибеллины» — от латинизированного наименования одного из замков Гогенштауфенов Гаубелинга (по-немецки — Вайблинген). Гвельфы были противниками императоров и союзниками папы как главы антиимператорского лагеря в Италии; они опирались главным образом на торгово-ремесленные слои городов. Гибеллины — сторонники императора — искали социальную опору среди феодального дворянства. Кровавая вражда этих двух политических группировок наложила отпечаток на всю жизнь Италии XIII в. Нередко города с одинаковым социально-экономическим профилем примыкали к враждебным политическим лагерям лишь вследствие их экономического соперничества: если Флоренция была гвельфским городом, то ее конкуренты в области торговли и ремесла — Пиза и Лукка — были гибеллинскими. Ожесточенная борьба между гвельфами и гибеллинами еще более усложняла обстановку в Италии, закрепляя политическую раздробленность страны.