КалейдоскопЪ

Королевская власть и кортесы

Во всех королевствах Пиренейского полуострова в XII—XIII вв. складываются сословные монархии. Королевская власть была ограничена собраниями представителей сословий — кортесами. Сословия в них заседали по отдельности. В кастильских кортесах было три палаты: духовенства, дворянства и городов. До начала XV в. представители городов иногда заседали вместе с представителями крестьянских общин. Это было особенностью кастильских кортесов. Особенностью арагонских кортесов было то, что мелкое и среднее дворянство заседало отдельно от крупных феодалов. Там кортесы состояли из четырех палат: высшей знати, мелкого и среднего дворянства, духовенства и городов. Кортесы были также в Португалии, Каталонии и Валенсии. Они ограничивали действия монархической власти, вотировали налоги, решали спорные вопросы престолонаследия, оказывали влияние на внутреннюю и внешнюю политику.

К. Маркс отмечал, что при формировании королевств Пиренейского полуострова существовали благоприятные условия для ограничения королевской власти: «С одной стороны, в течение длительной борьбы с арабами небольшие части территории были в разное время отвоеваны и превращены в особые королевства. В ходе этой борьбы возникали народные законы и обычаи. Постепенные завоевания, совершавшиеся главным образом дворянством, чрезвычайно усиливали его могущество, в то же время ослабляя власть короля. С другой стороны, населенные пункты и города внутри страны приобрели крупное значение, ибо жители вынуждены были селиться вместе в укрепленных местах и искать там защиты.от непрерывных вторжений мавров; в то же время положение Испании как полуострова и постоянные сношения с Провансом и Италией способствовали образованию первоклассных торговых приморских городов на побережье. Уже в XIV столетии представители городов составляли самую могущественную часть кортесов, в состав которых входили также представители духовенства и дворянства».

Обострение классовой борьбы

Развитие товарно-денежных отношений в государствах Испании повлекло за собой усиление эксплуатации феодально зависимого крестьянства. Свободное крестьянство также в большой степени ощущало на себе власть сеньоров. Развитие овцеводства в Кастилии имело следствием в XIV—XV вв. массовое превращение крестьянских земель в пастбища. Все это обостряло в кастильской деревне классовую борьбу, которая осложнялась конфликтами между феодалами и городами и борьбой самих феодалов за власть.

Особенную известность получило восстание «эрмандиносов» (братьев) в Кастилии, подавленное правительством в 1437 г. Крестьянские восстания происходили в XIV—XV вв. на Балеарских островах, где к крестьянам присоединялась угнетаемая купечеством городская беднота.

Ареной особенно упорных и массовых крестьянских движений в течение нескольких десятилетий XV в. была Каталония, где, как отмечалось, положение крестьянства было особенно тяжелым. Движение среди каталонских крепостных возникло в начале XV в. Крестьяне требовали отмены личной зависимости и «дурных обычаев». В 1462—1472 г. на севере Каталонии вспыхнула настоящая крестьянская война. К восставшим крепостным примкнули и свободные крестьяне, малоземельные и безземельные, требовавшие передела земли. Восстание приняло довольно организованный характер: его участники были разделены на военные отряды, среди них собирались взносы на военные надобности. Во главе восставших стал бедный идальго Вернтальят. Арагонский король Хуан II, враждовавший с каталонской знатью и городами, использовал восстание в своих целях. При помощи Вернтальята и его крестьянской армии Хуан II утвердил свою власть над Каталонией. Вернтальят получил за это богатые земельные владения и титул виконта, а крестьян успокоили некоторыми ничтожными уступками, которые, впрочем, были скоро отменены кортесами.

В 1484 г. в Каталонии началось новое мощное восстание под руководством крестьянина Педро Хуана Салы. Действия правительственных войск против восставших были неудачны, так как солдаты неохотно выступали против крестьян. Захват в плен и казнь Салы не остановили движения. В 1486 г. правительству пришлось пойти на соглашение с восставшими и отменить личную зависимость крестьян в Каталонии, что было зафиксировано в «Гвадалупской сентенции». «Дурные обычаи» отменялись, но почти все за большой выкуп. Крестьяне стали лично свободными и могли уходить с земли со своим движимым имуществом, но их наделы по-прежнему оставались в собственности сеньоров и за них взималась феодальная рента. Полностью были сохранены поборы в пользу церкви.

Таким образом, крестьянские войны в Испании XV в. в отличие от подавляющего большинства крестьянских восстаний средневековья достигли хотя бы частичного успеха. Обострение классовой борьбы ускорило процесс централизации государства.