КалейдоскопЪ

Рыцарская литература

В XI—XII вв. с завершением формирования сословий феодального общества складывается идеология рыцарства, нашедшая свое отражение, в частности, в рыцарской литературе. Последняя утверждала привилегированное положение рыцарей в обществе, прославляя их добродетели: военную доблесть, честь, верность королю и христианской церкви.

Рыцарская литература отличалась светским характером и была чужда аскетической морали. Враждебная по идеям народной культуре, она вместе с тем испытала ее известное влияние, в частности заимствовала народные сюжеты, перерабатывая их в своем духе.

В XI в. на юге Франции (Лангедок) возникла и получила широкое распространение светская рыцарская лирическая поэзия трубадуров на народном провансальском языке. По словам Энгельса, в то время южнофранцузская нация «стояла во главе европейского развития», она «вызвала даже отблеск древнего эллинства среди глубочайшего средневековья». Бросая вызов церковному аскетизму, осуждавшему земную любовь, трубадуры воспевали ее как великое счастье и благо. Они создали культ «Прекрасной Дамы», служа которой рыцарь должен следовать правилам «куртуазии». Согласно им, от рыцаря требовалось кроме военных доблестей умение вести себя в обществе, поддерживать разговор, петь и играть на музыкальных инструментах, ухаживать за дамой в соответствии со строго выработанным ритуалом. «Куртуазия» часто была лишь внешней формой, за которой скрывались грубые феодальные нравы, но она знаменовала возросший интерес к нравственным проблемам воспитания личности. В провансальской поэзии гимн любви сочетался с воспеванием вечно живой природы, родного края; в ней нашли отражение также политические и социальные проблемы (в стихах, называемых сирвентами). При этом пестрый состав трубадуров (от крупных феодалов до бедного рыцарства и даже выходцев из горожан) определил разные социальные тенденции. Откровенно антинародный характер носило творчество одного из самых известных поэтов — Бертрана де Берна. В одной из сирвент он пишет: «Любо видеть мне народ — голодающим, раздетым, страждущим, необогретым!» В сочинениях других трубадуров мы находим, напротив, выпады против крупных феодалов, духовенства, особенно усилившиеся после альбигойских войн. В одной из сирвент говорилось: «В грабежах бароны — мастаки! У этаких под рождество, глядим, чужие забиваются быки: своих им жаль, а пир необходим».

Создателями рыцарской лирической поэзии в других странах были: труверы — в Северной Франции, миннезингеры («певцы любви»)— в Германии. Характерной чертой «миннезанга», сложившегося к концу XII в., была тесная связь с народными традициями.

Особое место в рыцарской поэзии принадлежит «лэ» — стихотворным повестям на любовно-приключенческие сюжеты, заимствованные главным образом из кельтских преданий и легенд («лэ» зародились в кельтской Бретани). Главной из них была история короля бриттов Артура, по преданию жившего в V—VI вв., и его рыцарей, собиравшихся за круглым столом. Эти легенды стали источником для обширных стихотворных рыцарских романов так называемого «бретонского цикла». Большую роль в развитии куртуазного романа как особого жанра рыцарской литературы сыграл французский поэт — Кретьен де Труа (вторая половина XII в.). Из артуровских преданий в его романы вошел поэтический мир кельтской фантастики с чудесными странами, говорящими животными, заколдованными людьми, таинственными приключениями. Поиски приключений («авантюры») — основная черта сюжетов рыцарских романов. Но их непреходящее значение заключается в том, что они открыли новый мир индивидуальных человеческих чувств и отношений.

Вместе с тем рыцарские романы отражали и влияние церковной идеологии. Это особенно заметно на широком использовании в целом цикле романов легенды о поисках рыцарями святой чаши «Грааля», фигурировавшей якобы при распятии Христа. Большую известность получил роман о Тристане и Изольде, в котором воспевается высокое и прекрасное чувство любви, преображающее героев. Демократическими тенденциями отличается произведение Гартмана фон дер Ауэ «Бедный Генрих» (конец XII в.) — поэтический рассказ о трогательной любви девушки-крестьянки к заболевшему проказой рыцарю. В другом произведении немецкой рыцарской поэзии — романе начала XIII в. «Парцифаль» Вольфрама фон Эшенбаха — изображается борьба простых человеческих чувств с феодальными предрассудками; сострадание и доброта ставятся автором выше рыцарской доблести и «куртуазии».

Рыцарская литература, несмотря на ее классовый характер, способствовала обмирщению средневековой культуры, возникновению интереса к личности человека и его чувствам.