КалейдоскопЪ

Исторические сочинения

В Византии, как ни в одной другой стране средневекового мира, были особенно устойчивы традиции античной историографии. Труды многих византийских историков по характеру изложения материала, по композиции, по обилию античных реминисценций и мифологических образов, по светскому направлению и слабому влиянию христианства, наконец, по языку генетически восходят к классикам греческой историографии — Геродоту, Фукидиду, Полибию.

Довольно богата византийская историография VI — начала VII в., оставившая нам труды Прокопия Кесарийского, Агафия Миринейского, Менандра, Феофилакта Симокатты. Наиболее выдающийся из них — Прокопий Кесарийский, современник Юстиниана, историк и политический деятель — в своем сочинении «История войн Юстиниана с персами, вандалами и готами» нарисовал яркое полотно современной ему жизни. В этом официальном труде и, особенно в «Трактате о постройках», Прокопий восхваляет Юстиниана. Но свои истинные взгляды, отражающие ненависть оппозиционных слоев сенаторской аристократии к «выскочке» Юстиниану, историк, опасаясь за свою жизнь, высказывает лишь в мемуарах, написанных в глубокой тайне и поэтому получивших название «Тайная история».

В X в. при императоре Константине Багрянородном делаются попытки приспособить культурное наследие античности к интересам формирующегося класса феодалов. С этой целью был составлен ряд сборников исторического и энциклопедического характера. Самому Константину принадлежат сочинения «Об управлении государством», «О фемах», «О церемониях византийского двора», содержащие ценные, хотя и тенденциозно подобранные данные о жизни той эпохи и ряд важных историко-географических сведений, в частности о русских землях.

XI—XII века — время расцвета византийской историографии: появляется плеяда выдающихся историков — уже упоминавшийся Михаил Пселл, Анна Комнина, Никита Хониат и др. Видное место в историографии этой эпохи занимает талантливое, хотя и глубоко тенденциозное сочинение Анны Комниной «Алексиада» — панегирик в честь ее отца, императора Алексея I Комнина. В этом труде, повествующем о событиях, пережитых самой Анной Комниной, особенно выделяется картина Первого крестового похода, войн Алексея I Комнина с норманнами и подавление им восстания павликиан. Другой талантливый историк — Никита Хониат в своей «Истории ромеев» с большой реалистической силой описал трагические события Четвертого крестового похода.

Другие течения византийской историографии испытали на себе сильное влияние церковно-богословской догматики. Это характерно для многих византийских хронистов, в массе — простых монахов, лишенных критического отношения к источникам и собиравших воедино груду самых разнообразных, порой легендарных, событий и фактов, авторов компилятивных летописей от «сотворения мира» до их дней. Вместе с тем некоторые из них, близко соприкасаясь с жизнью трудового народа, впитывали его помыслы и чаяния, воспринимали народный язык и поэтому нередко ярче и подробнее, чем историки, описывали важнейшие события из жизни народа. Наиболее выдающимися из них были Иоанн Малала (VI в.) и Георгий Амартол (VIII—IX вв.). Сочинения хронистов пользовались большой популярностью и часто переводились на языки соседних народов.