КалейдоскопЪ

Сознание национального единства

В Италии в то время стали намечаться некоторые элементы будущей нации: складывается общий язык, появляется определенная общность культуры, а вместе с этим зарождается сознание национального единства. Иноземные вторжения, политическая раздробленность страны, вражда между отдельными составлявшими ее государствами и порождаемый ими местный патриотизм заслоняли в XIV — начале XV в. для многих гуманистов проблему единства Италии. Но эта идея уже овладевает передовыми умами, которые только в политическом объединении видят путь к спасению страны от терзавших ее бедствий.

Воспоминания о величии Италии в древности усиливали чувство протеста против ее теперешнего бессилия. Выходом казалось создание сильной централизованной власти в виде монархии, как в других больших странах Европы. Данте тщетно ждал объединения страны от императоров Священной римской империи, в частности от Генриха VII, который хотел возобновить прежние походы немцев на Италию. Мечтал об объединении страны и Петрарка. Но это были лишь иллюзии. В Италии не существовало сил, способных объединить страну. Стране еще предстоял ряд веков политической раздробленности.

Гуманистическое просвещение и его центры

Со времени Петрарки и Боккаччо гуманистическое просвещение стало быстро распространяться по всей Италии. Во Флоренции, Риме, Неаполе, Венеции. Милане появились кружки гуманистов. Особенно выделялась в этом отношении Флоренция. Стараясь привлечь на свою сторону сочувствие широких масс населения и завоевать популярность, правители Флоренции — Медичи тратили огромные средства на украшение города церквами и зданиями в новом вкусе, платили крупные суммы за редкие рукописи и собрали в своем дворце большую библиотеку. Наибольшим блеском и пышностью отличалось правление Лоренцо Медичи, прозванного Великолепным. Он привлекал к своему двору поэтов, писателей, художников, архитекторов, ученых, философов-гуманистов.

Гуманисты сделались своего рода почетным сословием. Аристократические фамилии и мелкие государи Италии наперебой приглашали их к себе на службу в качестве канцлеров, секретарей, посланников и т. д. Одним из выдающихся дипломатов конца XIV в. был гуманист Колуччо Салютати. Остроумный и язвительный писатель, он мог сильно повредить своему политическому противнику. Миланский герцог говорил про Салютати, который преследовал его своими литературными нападками: «Салютати мне навредил больше, чем тысяча рыцарей». Гуманистическая интеллигенция и сама понимала свое значение. По словам Боккаччо: «Не имена великих полководцев дают славу писателям, наоборот, имена королей переходят к потомству только благодаря писателям».