КалейдоскопЪ

Возникновение государства у франков

Начало феодализации франкского общества сопровождалось зарождением раннефеодального государства.

Органы управления, присущие первобытнообщинному строю на стадии военной демократии, постепенно уступают место усилившейся власти военного вождя, который превращается теперь в короля. Это превращение было ускорено самим фактом завоевания, поставившим франков лицом к лицу с завоеванным галло-римским населением, которое необходимо было держать в повиновении. Кроме того, на завоеванной территории франки столкнулись с развитым классовым обществом, дальнейшее существование которого требовало создания новой государственной власти взамен уничтоженного франками государственного аппарата рабовладельческой империи.

Король сосредоточил в своих руках все функции государственного управления, центром которого стал королевский двор. Власть короля основывалась прежде всего на том, что он являлся крупнейшим земельным собственником в государстве и стоял во главе многочисленной, лично преданной ему дружины. Государством он управлял как личным хозяйством, дарил своим приближенным в частную собственность земли, ранее составлявшие всенародную, племенную собственность, произвольно распоряжался государственными доходами, поступавшими к нему в виде налогов, штрафов и торговых пошлин. Королевская власть опиралась на поддержку складывающегося класса крупных землевладельцев. С момента своего возникновения государство всемерно защищало интересы этого класса феодалов и способствовало своей политикой разорению и закабалению свободных общинников, росту крупной земельной собственности, организовывало новые завоевания.

В центральном управлении Франкского государства сохранились лишь слабые следы былой первобытнообщинной организации в виде ежегодных военных смотров — «мартовских полей». Поскольку в меровингский период основную массу населения франкского общества составляли еще свободные общинники, из которых состояло и всеобщее военное ополчение, на «мартовские поля» сходились все взрослые свободные франки. Однако эти собрания в отличие от общенародных собраний периода военной демократии не имели теперь серьезного политического значения.

Вынужденные считаться с крупными землевладельцами, франкские короли периодически созывали собрания виднейших магнатов, на которых обсуждались общегосударственные вопросы.

Следы древних первобытнообщинных порядков больше сохранились в местном управлении Франкского государства.

«Сотни» из подразделений племени у древних франков после завоевания Галлии превратились в территориальные административные единицы. Управление графством — более крупной территориальной единицей — всецело находилось в руках королевского должностного лица — графа, который был главным судьей в графстве и взимал в пользу короля треть всех судебных штрафов. В «сотнях» собирались народные собрания всех свободных людей (mallus), выполнявшие главным образом судебные функции и проходившие под председательством выборного лица — «тунгина». Но и здесь присутствовал представитель королевской администрации — сотник («центенарий»), контролировавший деятельность собрания и собиравший долю штрафов в пользу короля. По мере развития социальной дифференциации в. среде франков руководящая роль в этих собраниях переходит к более зажиточным и влиятельным лицам — «рахинбургам» (rachin-burgii), или «добрым людям».

Полнее всего сохранилось самоуправление в деревенской общине, которая на сельских сходах избирала своих должностных лиц, творила суд по мелким правонарушениям и следила за тем, чтобы соблюдались обычаи марки.