КалейдоскопЪ

Завершение складывания феодального строя

В течение десятого столетия в Германии в основных чертах завершается процесс феодализации общества, втягивания в феодальную зависимость подавляющего большинства ранее свободных общинников. Важная роль в этом процессе принадлежала раннефеодальному государству, вся внутренняя и внешняя политика которого энергично содействовала торжеству феодализма. Уже политика Генриха I — строительство замков и создание тяжеловооруженной рыцарской конницы — существенно ускорила ход феодализации. Королевские замки являлись не только опорными пунктами для отражения венгерских, набегов, но и центрами феодальной эксплуатации окрестного населения. Переход от пешего народного ополчения к рыцарской коннице ускорял расслоение свободных общинников; верхушка их поднималась в ряды рыцарства и таким путем входила в состав господствующего класса, в то время как широкая масса разоряющихся свободных, будучи не в состоянии нести конную службу, сближалась в своем социальном положении с лично зависимым крестьянством. Еще большее значение для ускорения процесса феодализации имела оттоновская церковная политика. Развитие иммунитета на церковных землях расширение прав церковных иммунитетных округов вели к втягиванию в сферу феодальной эксплуатации свободных общинников и к их закрепощению.

Торжество феодализма в Германии, как и в других странах, было результатом глубоких внутренних социально-экономических сдвигов, обусловленных в конечном счете развитием производительных сил общества. О нем свидетельствуют распространение трехполья, увеличение площади пахотных земель, особенно путем внутренней колонизации — освоения пустошей и расчистки лесов, расширение виноградарства в южных областях страны, развитие деревенского ремесла, обнаруживающего в X в. у части сельского населения тенденцию к его отделению от земледельческого труда.

Окончательное торжество феодализма в Германии вело к исчезновению в структуре общества элементов предшествующего общинного строя. Только в немногих окраинных местностях (Фрисландия, Дитмаршен, Тироль, в меньшей степени — Саксония) сохранялся еще более или менее значительный слой свободных общинников.

Феодальная эксплуатация зависимого и крепостного крестьянства осуществлялась в этот период прежде всего в форме барщины, к которой присоединялись различные оброчные платежи. Широкое распространение барщины как господствующей формы феодальной ренты порождало особенно тяжелые формы зависимости крестьян — личную, крепостную зависимость.

Важных успехов в X в. достиг процесс внутренней консолидации класса феодалов: распространялись вассальные отношения, складывалась иерархическая структура господствующего класса. Средоточием экономической и политической жизни страны все более становится феодальная вотчина. Отсюда исходила административная и судебная власть над окрестным населением, дающая возможность вотчиннику осуществлять внеэкономическое принуждение.

Немецкое раннефеодальное государство X в. сыграло большую роль. В его рамках произошло политическое объединение германских племен, началось преодоление племенной обособленности, были заложены основы немецкой народности. Именно в X в. термин «немцы» (tiusch, tiutsche, deutsch) становится обычным для обозначения всего населения Германии без различия племенного происхождения; с 920 г. в документах встречается выражение «королевство немцев» (по-латыни Regnum Teutonicorum).

Но по мере развития феодализации все более суживалась та социальная база, на которой стало возможно возникновение и временное усиление единого немецкого раннефеодального государства. Сломив политический сепаратизм племенных герцогов, королевская власть не могла успешно противостоять росту политических притязаний крупных феодальных землевладельцев. Церковная политика Оттона I и его преемников была действенным средством сплочения церковных феодалов вокруг королевской власти, но лишь до той поры, пока церковные учреждения нуждались в содействии центральной власти для укрепления церковной вотчины за счет общинных и аллодиальных земель и втягивания в зависимость их прежних собственников. По мере успешного завершения складывания церковных вотчин, располагавших уже собственным устойчивым аппаратом внеэкономического принуждения, крупные церковные феодалы, оказавшиеся властителями обширных и компактных территорий, подобно светским магнатам, уже в первой половине XI в. все более становятся в оппозицию к центральной власти.