КалейдоскопЪ

Борьба городов с феодальными сеньорами и складывание городского самоуправления

Средневековые города возникали на земле феодала и поэтому неизбежно должны были ему подчиняться. Большинство горожан сначала составляли крестьяне, издавна жившие на этом месте, бежавшие от своих прежних господ или отпущенные ими на оброк. Нередко сначала они оказывались в личной зависимости от нового господина — сеньора города. В руках сеньора первоначально сосредоточивалась вся власть в городе. Феодал был заинтересован в возникновении городов на своей земле, так как городские промыслы и торговля приносили ему дополнительный доход.

Бывшие крестьяне, селившиеся в возникавших городах, приносили с собой из деревни обычаи и навыки существовавшего там общинного устройства, которые оказали заметное влияние на организацию городского самоуправления в средние века. Со временем она, однако, все больше принимала формы, соответствующие особенностям и потребностям самого городского общества.

Стремление феодалов извлечь из города как можно больше доходов неизбежно приводило к борьбе между городами и сеньорами, происходившей повсюду в Западной Европе в X—XIII вв. Горожане вели борьбу сначала за освобождение от наиболее тяжелых форм феодального гнета, за сокращение поборов сеньора, за торговые привилегии. Позднее она перерастала в политическую борьбу за городское самоуправление, которую в литературе принято называть «коммунальным движением». Исход этой борьбы определял степень независимости города по отношению к феодальному сеньору, его экономическое процветание и политический строй. Однако борьба городов с сеньорами велась не против феодального строя в целом, а за то, чтобы обеспечить существование и развитие городов в рамках этого строя.

Иногда городам удавалось за деньги получить от феодала отдельные вольности и привилегии, зафиксированные в городских хартиях; в других случаях эти привилегии, особенно права самоуправления, достигались в результате длительной, иногда вооруженной борьбы.

Коммунальные движения протекали в различных странах Европы по-разному, в зависимости от условий их исторического развития, и приводили к различным результатам. В Северной и Средней Италии, а также в Южной Франции, где в IX—XII вв. не было сильной центральной власти, горожане добились независимости уже в эти столетия. Многие города Северной и Средней Италии — Венеция, Генуя, Флоренция, Сиена, Лукка, Равенна, Болонья, Милан и др.— уже в это время стали городами-государствами. Фактически самостоятельной городской республикой являлся славянский город Дубровник на Далматинском побережье Адриатики, хотя номинально он признавал верховную власть сначала Византии, затем Венеции, а с конца XIV в. — Венгрии.

Сходное положение в Германии занимали в XII—XIII вв. наиболее значительные из так называемых имперских городов — «вольные города». Формально они подчинялись императору, но на деле были независимыми городскими республиками (Любек, Гамбург, Бремен, Нюрнберг, Аугсбург, Франкфурт-на-Майне и др.). Они управлялись городским советом во главе с бургомистром, имели право самостоятельно объявлять войну, заключать мир, чеканить монету и т. д.

Многие города Северной Франции — Амьен, Сен-Кантен, Нуайон, Бовэ, Суассон, Лан и др., а также Фландрии — Гент, Брюгге, Ипр, Лилль, Дуэ, Сент-Омер, Аррас — в результате упорной, часто вооруженной борьбы со своими феодальными сеньорами стали самоуправляющимися городами-коммунами. Они могли выбирать из своей среды городской совет, его главу — мэра — и других городских должностных лиц, имели собственный городской суд и городское военное ополчение, свои финансы и право самообложения. Города-коммуны освобождались от выполнения барщины и оброка в пользу сеньора и от других сеньориальных платежей. Взамен всех этих повинностей и платежей горожане ежегодно уплачивали сеньору определенную, сравнительно невысокую денежную ренту и в случае войны выставляли в помощь ему небольшой военный отряд. Города-коммуны нередко сами выступали как коллективный сеньор по отношению к крестьянам, жившим на окружающей город территории. С другой стороны, по отношению к своему сеньору города, сохранившие определенную зависимость от него, формально находились на положении его коллективного вассала.

Но некоторые даже весьма значительные и богатые города, особенно стоявшие на королевской земле, в странах с относительно сильной центральной властью не могли добиться полного самоуправления. Они пользовались рядом привилегий и вольностей, в том числе и правом иметь свои выборные органы городского самоуправления. Но эти органы действовали совместно с чиновником, назначаемым королем или иным сеньором (например, Париж, Орлеан, Бурж, Лоррис, Нант, Шартр и многие другие — во Франции; Лондон, Линкольн, Ипсвич, Оксфорд, Кембридж, Глостер, Норидж, Йорк — в Англии). Эта форма городского самоуправления была характерна также для Ирландии,, Скандинавских стран, многих городов Германии и Венгрии. Привилегии и вольности, получаемые средневековыми городами, во многом были схожи с иммунитетными привилегиями, носили феодальный характер. Сами эти города составляли замкнутые корпорации» долгое время превыше всего ставившие местные городские интересы.

Многие, особенно мелкие, города, не обладавшие необходимыми силами и денежными средствами для борьбы со своими сеньорами, оставались целиком под управлением сеньориальной администрации. Это, в частности, характерно для городов, принадлежавших духовным сеньорам, которые особенно тяжело угнетали своих горожан.

При всем различии результатов борьбы городов с их сеньорами в одном они совпадали. Все горожане добились личного освобождения от крепостной зависимости. В средневековой Европе установилось правило, согласно которому бежавший в город крепостной крестьянин, прожив там определенный срок (в Германии и Англии обычно один год и один день), также становился свободным. «Городской воздух делает свободным» — гласила средневековая пословица.