КалейдоскопЪ

Развитие товарно-денежных отношений в социально-экономической жизни феодального общества

Города как основные центры товарного производства и обмена оказывали все более возраставшее и многостороннее влияние на феодальную деревню. В ней все больший сбыт стали находить предметы массового потребления, изготовленные городскими ремесленниками: обувь, одежда, металлические изделия и т. д. Возрастало, хотя и медленно, вовлечение в торговый оборот сельскохозяйственной продукции — хлеба, вина, шерсти, скота и др. В обмен втягивались также изделия сельских ремесел и промыслов (особенно домотканые грубые сукна, лен, деревянные изделия и др.). Их производство все более превращалось в подсобные товарные отрасли деревенского хозяйства. Все это вело к возникновению и развитию большого числа местных рынков, что составляло в дальнейшем основу процесса образования более широкого внутреннего рынка, связывающего различные области страны более или менее прочными экономическими отношениями. Все расширявшееся втягивание крестьянского хозяйства в рыночные связи усилило рост имущественного неравенства и социальное расслоение в среде крестьянства. Из массы крестьян выделяется, с одной стороны, зажиточная крестьянская верхушка, а с другой - многочисленные деревенские бедняки, иногда вовсе безземельные живущие каким-либо ремеслом или работой по найму в качестве батраков у феодала или богатых крестьян. Часть этой бедноты подвергавшейся эксплуатации со стороны не только феодалов, но и своих более зажиточных односельчан, постоянно уходила в города в надежде найти более сносные условия. Там они вливались в массы городского плебейства. Иногда в города переселялись и зажиточные крестьяне, стремившиеся использовать накопленные в деревне средства в торгово-промышленной сфере.

В товарно-денежные отношения втягивалось не только крестьянское но и господское домениальное хозяйство, что вело к значительным изменениям во взаимоотношениях между ними. Наиболее типичным и характерным для большинства стран Западной Европы — Италии, Франции, Западной Германии и отчасти Англии — был путь, при котором в XII—XV вв. развивался процесс коммутации ренты — замены отработочной и продуктовой ренты денежными платежами. Феодалы, таким образом, перелагали на крестьян все заботы по производству и сбыту сельскохозяйственных продуктов на рынке, обычно ближнем, местном. Такой путь развития постепенно приводил в ХШ—XV вв. к ликвидации домена и раздаче всей земли феодала крестьянам в держания или в аренду полуфеодального типа. С ликвидацией домена и коммутацией ренты было связано и освобождение основной массы крестьян от личной зависимости, которое завершилось в большинстве стран Западной Европы в XV в. Однако, несмотря на некоторые выгоды такого развития для крестьянства в целом, его экономическая эксплуатация при этом нередко возрастала; коммутация ренты и личное освобождение крестьян часто оплачивались значительным повышением их платежей в пользу феодалов.

В некоторых областях, где складывался широкий внешний рынок для сельскохозяйственных продуктов, связь с которым была по силам только феодалам (Юго-Восточная Англия, Центральная и Восточная Германия), развитие шло другим путем: здесь феодалы, напротив, расширяли домениальное хозяйство, что вело к увеличению барщины крестьян и к попыткам укрепить ох личную зависимость.

Следствием общего усиления эксплуатации крестьян при этих разных путях развития был рост сопротивления крестьян феодальному гнету и обострение классовой борьбы во всех сферах жизни феодального общества. В XIV—XV вв. в ряде стран происходят крупнейшие в истории западноевропейского средневековья крестьянские восстания, отразившиеся на всем социально-экономическом и политическом развитии этих стран. К началу XV в., не без воздействия этих крупных крестьянских движений, в странах Западной Европы восторжествовал первый, более прогрессивный путь аграрной эволюции. Следствием этого явился упадок, кризис классической вотчинной системы и полное перемещение центра сельскохозяйственного производства и его связей с рынком из хозяйства феодала в мелкое крестьянское хозяйство, которое становилось все более товарным.

Кризис вотчинного хозяйства, однако, не означал общего кризиса феодальной системы. Он выражал, напротив, ее в целом удачное приспособление к изменившимся экономическим условиям, когда относительно высокий уровень товарно-денежных отношений стал подрывать натурально-хозяйственную экономику. Такая перестройка аграрной экономики феодального общества была сопряжена с рядом временных трудностей, особенно для хозяйства феодалов, — нехватка рабочих рук (в том числе держателей), запустение части пашенных земель, падение доходности многих феодальных владений.

Однако нельзя согласиться с теми зарубежными историками, которые видели в этих явлениях общий «аграрный кризис» (В. Абель), «хозяйственную депрессию» (М. Постан) или даже «кризис феодализма» (Р. Хилтон), считая главной причиной этих «кризисов» демографический фактор — убыль населения после эпидемии чумы, прокатившейся по Европе в середине XIV в. Во-первых, перечисленные явления «упадка» были не повсеместны: их не было в Нидерландах, в странах Пиренейского полуострова; в ряде других областей Европы они были выражены слабо. Во-вторых, эти явления сосуществовали с заметными успехами во многих странах крестьянского хозяйства и городского производства, особенно в XV в. Что касается «убыли» сельского населения, то она началась за несколько десятилетий до эпидемии середины XIV в. и в течение XV в. в основном восполнилась. Теория «кризисов», выдвинутая буржуазными учеными, не может быть признана состоятельной, так как она дает весьма поверхностное объяснение экономического развития Западной Европы в XIV—XV вв., игнорирует социальные основы феодального строя и общие закономерности его развития.

Действительный кризис феодализма как социальное явление даже в наиболее передовых странах Европы наступил много позже (в XVI или даже XVII вв.). Изменения же, происходившие в феодальной деревне Западной Европы в XIV—XV вв., представляли собой дальнейшую ступень эволюции феодальной формации в условиях возросшей роли товарного хозяйства.

Города и их торгово-ремесленное население оказывали повсеместно большое, хотя очень различное в разных странах, влияние и на аграрный строй и положение крестьян и феодалов, — и на развитие феодального государства (см. главы по истории отдельных стран в XI—XV вв.). Велика была роль городов и городского сословия также в развитии средневековой культуры, прогрессу которой в XII— XV вв. они немало способствовали.