КалейдоскопЪ

Великий и страшный Цинь Шихуанди

В России очень любят спорить о том, какое место в истории занимает И. В. Сталин. Как-то подзабылось, что в годы перестройки было опубликовано замечательное произведение писателя К. М. Симонова «Глазами человека моего поколения». Применительно к Сталину Симонов, хорошо знавший вождя, использовал фразу «великий и страшный». Во всемирной истории было несколько десятков действительно великих правителей, бывали и правители страшные. Но наибольшее внимание привлекают и непрекращающиеся споры вызывают те главы государств, о которых можно сказать, используя формулу Симонова, — «великие и страшные».

Одним из первых таких правителей был китайский император Цинь Шихуанди (259–210 до н. э.), который ликвидировал раздробленность Китая, установил единоличное господство на всей территории Внутреннего Китая и вошел в историю как правитель первого централизованного китайского государства. Он основал династию Цинь и заявил, что та будет править страной на протяжении десяти тысяч поколений.

Происхождение будущего правителя довольно туманно и стало для мальчика Ин Чжэна своеобразным вызовом. Он был княжеским сыном и родился в то время, когда его отец находился в заложниках в другом княжестве. Матерью его была наложница, и некоторые авторы считают, что настоящим отцом Ин Чжэна являлся придворный Люй Бувэй, который и помог ему в тринадцать лет стать циньским правителем. До 238 г. до н. э. Люй Бувэй был регентом и первым министром, фактически управлял государством вместо несовершеннолетнего Ин Чжэна.

В двадцать два года Ин Чжэн стал совершеннолетним, отправил в ссылку Люй Бувэя и казнил любовника своей матери. Все свои усилия молодой правитель сосредоточил на подчинении многочисленных китайских княжеств. Это ему удалось, и в тридцать девять лет он принял тронное имя Цинь Шихуанди, что означает «император-основоположник династии Цинь».

Китайскому императору не первому и не последнему в мировой истории пришлось приводить «к общему знаменателю» самостоятельные до этого княжества. Была создана единая сеть дорог, упразднены разрозненные системы иероглифики, введена единая денежная система, а также система мер и весов. «Все колесницы с осью одной длины, все иероглифы — стандартного написания» — этот лозунг, под которым проводились реформы, подходит для любых программ, предполагающих жесткую унификацию различных структур. В период службы в Советской армии автору приходилось слышать похожее высказывание: «Путь будет безобразно, но зато единообразно».

У империи появилась своя столица — Сяньян, куда переселили чиновников и вельмож из всех завоеванных государств. Империя была разделена на тридцать шесть военных округов, оборонительные стены между которыми были снесены. На севере отдельные отрезки стен были укреплены, соединены, в результате чего образовалась Великая Китайская стена, призванная защитить Китай от варваров-кочевников.

Император постоянно путешествовал по стране. Последние десять лет жизни он искал эликсир бессмертия. Конфуцианские ученые скептически относились к этим поискам, считая их проявлением суеверий. Четыреста шестьдесят ученых были живыми закопаны в землю. По совету легиста Ли Сы были сожжены все книги, кроме посвященных сельскому хозяйству, медицине и гаданиям. Сохранилась императорская библиотека и хроники циньских правителей.

Правление Цинь Шихуанди имело все признаки тоталитаризма. Император повсюду видел заговоры, никому не доверял. Погребальный комплекс для него стал создаваться еще при жизни. К работам были привлечены до семисот тысяч ремесленников и рабочих. В лучший мир императора должно было сопровождать «терракотовое войско». Комплекс гробницы Цинь Шихуанди первым из китайских объектов был занесен ЮНЕСКО в Единый реестр объектов мирового культурного наследия.

Многие китайцы считают Цинь Шихуанди великим императором и доказывают, что конфуцианцы демонизируют его облик, изображая жестоким тираном. Одно время (при Мао Цзэдуне) Цинь Шихуанди был вознесен на недосягаемую высоту. Другие китайцы считают Цинь Шихуанди чудовищем. После смерти Мао Цзэдуна Конфуций и его учение были реабилитированы, великим философом снова стали гордиться, а про страшного тирана вспоминают куда реже. Но все последующие после правления Цинь Шихуанди китайские государства так или иначе воспроизводили административно-бюрократическую систему управления государством, которую создал именно он, великий и страшный. Через три года после смерти Цинь Шихуанди все его семейство было истреблено. Династии на десять тысяч поколений не получилось.