КалейдоскопЪ

Скрипки и музыка Никколо Паганини

Многие слышали историю о гениальном скрипаче, у которого во время выступления одна за другой лопнули почти все струны на скрипке, но он продолжал играть, как будто ничего не случилось. Советский кинематограф создал неплохой многосерийный фильм о жизни этого замечательного композитора и исполнителя-виртуоза. Его звали Никколо Паганини.

Отцом великого скрипача был грузчик, позже ставший лавочником, сумевший, однако, рано заметить музыкальные способности сына. Ведь дело происходило в Италии, в Генуе, где и родился в 1782 г. будущий гениальный скрипач. Мальчик рано начал сочинять музыку, но эти произведения до нас не дошли. Никколо набирался опыта, играя во время богослужений в генуэзских церквях. Были у него и учителя, но он сам считал их влияние незначительным.

Первое концертное турне по Ломбардии, организованное отцом, состоялось в 1797 г., когда Никколо было пятнадцать лет. С этого момента его гастрольная деятельность была весьма интенсивной. В Австрии, Англии, Германии, Франции, других странах он имел репутацию лучшего исполнителя. После смерти Паганини в 1840 г. осталось состояние в несколько миллионов франков. В Германии он купил себе наследственный титул барона. В Италии был принят в ложу Великого Востока Италии, для которой написал музыку гимна.

Последние годы жизни его одолевали многочисленные болезни. Сил не хватало даже на то, чтобы взять в руки смычок. Смерть настигла его в Ницце в 1840 г.

Тайны исполнительского мастерства Никколо Паганини вряд ли когда-нибудь будут раскрыты в полной мере. В консерватории или даже в музыкальной школе он не преподавал, обещая раскрыть свои тайны к концу исполнительской карьеры. Специалисты считают, что дело в необычайной технике, в виртуозности исполнения самых трудных пассажей, в их сочетании, которые он демонстрировал. Талант — это труд.

Паганини играл на первоклассных инструментах, созданных великими мастерами — Страдивари, Гварнери, Амати. Чести играть на таких инструментах удостаиваются лучшие современные исполнители, для которых Никколо Паганини остается недостижимым идеалом.