КалейдоскопЪ

Знаменитые женщины

Нинон де Ланкло — ласточка революции

Один мужчина спрашивает другого: «Как ты расслабляешься? Рыбалка, девочки, водочка?» «А я стараюсь не напрягаться», — прозвучал мудрый ответ. Примерно таких взглядов придерживался туренский дворянин Генрих де Ланкло, у которого в 1615 г. в Париже родилась дочь Анна де Ланкло. Отец дал ей уменьшительное имя Нинон, под которым она и приобрела свою известность.

Родителей девочка потеряла рано, около шестнадцати лет от роду. Но к этому возрасту она уже сделала свой выбор — решила быть независимой и никогда не вступать в брак. Этому выбору способствовало немаловажное обстоятельство. Она располагала довольно большим состоянием, сумела им правильно распорядиться и получала ежегодно приличную ренту.

Нинон была красивой, образованной и остроумной женщиной. Сначала она блистала в чужих светских салонах, а затем стала хозяйкой собственного литературного салона. Именно у нее молодой Мольер впервые прочитал своего «Тартюфа».

«Изящная, превосходно сложенная брюнетка, с лицом ослепительной белизны, с легким румянцем, с большими синими глазами, в которых одновременно сквозили благопристойность, рассудительность, безумие и сладострастие, с восхитительными зубами и очаровательной улыбкой, Нинон держалась с необыкновенным благородством, обладая поразительной грацией манер», — описывал ее один из современников. В биографической и мемуарной литературе эту женщину, которой приписывают сотни романов, почему-то называют куртизанкой. Этим словом называли проституток, которые работали в высших слоях общества, начиная с эпохи Ренессанса и до начала XX в. Но была ли Нинон де Ланкло всего лишь знаменитой французской куртизанкой?

В пользу этого утверждения говорит довольно обширный перечень ее богатых и знатных любовников, которые в истории немало наследили. Герцог Франсуа де Ларошфуко был обязан ей своими лучшими афоризмами. Мольер цитировал Нинон в своих комедиях. Когда Анна Австрийская потребовала, чтобы Нинон ушла в монастырь кающихся девушек, то вмешался принц Конде, и королева отступила.

Против ее репутации куртизанки говорит нашумевший случай с всесильным фаворитом и фигурантом этой книги кардиналом Ришельё. Он предлагал ей за ночь 50 тысяч франков, но… получил отказ. Она «отдается, но не продается», — объяснила свой принцип гордая красавица. Считается, что она не брала никаких подарков, кроме цветов. Вспомним, что у нее самой тоже денежки водились. «Ее любовников делили на три разряда: на тех, кто платил и к коим она была совершенно равнодушна, терпя их до поры до времени, пока они были ей нужны; на тех, кого она мучила, и любимчиков», — писал человек, явно склонный к классификациям. В последней категории — возлюбленных — происходила регулярная, как бы сейчас сказали, ротация.

Куртизанкой в привычном понимании этого слова Нинон де Ланкло явно не была. Она была свободной и независимой женщиной. Сейчас таких женщин в России называют, например, светскими львицами, известными тусовщицами и т. д. А в XVII в. в Московии женский пол старался из теремов особенно не высовываться. Да и во Франции в это время женщина должна была быть замужем и соблюдать приличия. А Нинон «высовывалась» и «не соблюдала». Потому и куртизанка.

Между тем она знала итальянский и испанский языки, классическую литературу, играла на лютне и клавесине. Нинон выступила и в роли писательницы — она является автором ряда произведений, среди которых очень популярна была «Месть кокетки». С конца 1660-х гг. от роли «куртизанки» она перешла в амплуа хозяйки литературного салона, среди посетителей которого были десятка два французских знаменитостей первого ранга того времени. Даже «король-солнце» Людовик XIV время от времени интересовался ее мнением о тех или иных событиях: «А что сказала об этом Нинон?»

Осуществлять репродуктивную и материнскую функции при таком насыщенном образе жизни оказывалось достаточно сложно. Один сын, на которого претендовали два отца, дослужился до капитана. Второму сыну, который воспитывался отдельно и влюбился в нее с первого взгляда, Нинон объяснила ситуацию. Юноша от отчаяния покончил с собой. Девочка, родившаяся у Нинон в пятидесятипятилетнем возрасте, сразу умерла.

«Выбирайте: либо любить женщин, либо понимать их», — сказала как-то эта мудрая женщина.

Когда наша героиня умерла в 1705 г. в возрасте то ли восьмидесяти двух, то ли всех девяноста лет, до Великой Французской революции было еще более восьмидесяти лет. Но если считать, например, писателя М. Горького «буревестником» русской революции, то можно сказать, что свободная и независимая Нинон де Ланкло стала «ласточкой» революции французского народа. Незадолго до смерти она познакомилась с десятилетним Вольтером. Завещала ему две тысячи франков на покупку книг. Вольтер, в свою очередь, «разбудил», как декабристы Герцена, всех остальных. И пошло-поехало.