КалейдоскопЪ

Государственные деятели

Железный канцлер Германии Отто фон Бисмарк

Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк (1815–1898) происходил из померанских юнкеров, из знатного рода, основатель которого был старшиной патрицианской купеческой гильдии. Бисмарки были монархистами, но самостоятельными и даже строптивыми. Отто учился на юридическом факультете в университетах Геттингена и Берлина. В студенческие годы за три семестра он умудрился иметь двадцать семь дуэлей и приобрел несколько шрамов. Служил в армии в качестве вольноопределяющегося. Занимался хозяйством, много читал. Бисмарк был депутатом прусского сейма, членом палаты депутатов, прусским посланником при германском союзном сейме, послом в России и во Франции. В 1862 г. он возглавил прусское правительство и стал «истинно прусскими» методами, «железом и кровью», решать назревшие проблемы[173]. Бисмарк считался ловким и гибким политиком.

«Богатырь по наружности, всегда бодрый и неутомимый, находчивый и откровенно бесцеремонный, проникнутый чувством личной независимости, свободный от предрассудков, условных формул и шаблонов, с умом гибким и смелым, с необыкновенной памятью, с замечательной способностью схватывать сущность каждого явления или вопроса и определять его метким словом или образом, он оказался созданным для творческой исторической роли»[174]. После воцарения Вильгельма II Бисмарк, не желавший мириться с ограничением своих полномочий, в 1890 г. ушел в отставку. Последние восемь лет жил в своем имении.

Бисмарк, как и многие другие выдающиеся государственные деятели, известен своими высказываниями, многие из которых стали крылатыми, превратились в афоризмы. «Великие вопросы времени решаются не речами и не постановлениями большинства, а железом и кровью», — сказал он в своей знаменитой речи в ландтаге в 1862 г. Бисмарк стал министром-президентом (премьер-министром) Пруссии и принялся за выполнение главной задачи, назревшей в германском обществе[175]. Именно он «железом и кровью» завершил объединение немецких земель вокруг Пруссии в единое государство — Германию.

Все было сделано за достаточно короткий срок. Сначала Бисмарк завершил военную реформу и усилил германскую армию. В 1864 г. была быстро побеждена Дания, у которой при поддержке Австрии были отобраны южные области — Шлезвиг и Гольштейн. В 1866 г. в непродолжительной войне была разгромлена Австрия. Она признала право Пруссии на создание Северогерманского союза, в котором объединилось двадцать одно германское государство. Затем была победа над Францией. 18 января 1871 г. прусский король был провозглашен императором немецкого рейха. Это был так называемый Второй рейх. Первым рейхом считалась Священная Римская империя германской нации, а Третий рейх в 30-х гг. XX в. был провозглашен Гитлером. Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк стал первым канцлером Германской империи и вошел в историю этой страны как один из наиболее выдающихся ее деятелей[176].

Однако было бы неправильно говорить об исключительно «антинародном», «реакционном» характере политики Бисмарка. Он пользовался огромным авторитетом, был признанным лидером — Железным канцлером, а германские земли быстро сплачивались, формируя прочное национальное единство. Страна находилась на подъеме.

Этому способствовали достаточно решительные реформы, германская революция сверху. В первой половине 70-х гг. XIX в. единая золотая валюта заменила собой многочисленные денежные знаки отдельных королевств и княжеств. Возникла единая почтовая система, был образован имперский банк. Вступил в силу единый для всей страны свод уголовных законов. Административная реформа ограничила местную власть юнкерства, но прусско-германский дух милитаризма получил распространение по всей стране. Армия мирного времени выросла до 400 тысяч человек. По закону о септеннате военные расходы утверждались рейхстагом на семь лет вперед.

Сельское хозяйство развивалось по так называемому прусскому пути. Сохранялось крупное юнкерское (помещичье) землевладение, усиливались позиции немецких зажиточных крестьян (гроссбауэров, «крупных крестьян», или кулаков в российском варианте), но две трети всех хозяйств к концу века оставались карликовыми (менее 2 га). Безземельные и малоземельные крестьяне находились в зависимости от крупных землевладельцев.

В течение последующих двадцати лет в экономической и политической жизни страны произошли фундаментальные изменения. Завершилась промышленная революция, а индустриализация разворачивалась с использованием самой передовой техники. Большую роль сыграла контрибуция в 5 миллиардов франков, которую пришлось выплатить побежденной Франции, а также разработка запасов железных руд Эльзаса и Лотарингии, отобранных у этой страны. Производство стали в Германии за двадцать лет выросло в одиннадцать раз, калийной соли — в четыре раза, каменного угля — в два с половиной. К началу 90-х гг. XIX в. в промышленности, транспорте и торговле было занято свыше 50 % населения.

В Германии, как и в США, на базе концентрации производства и финансового капитала происходила монополизация производства в металлургии, каменноугольной, химической и электротехнической промышленности. В финансовой сфере к концу века господствовало шесть крупнейших банков. Такие дельцы, как Кирдорф, Крупп, Штупп, Ганземанн и другие, приобретали все большее влияние на внутреннюю и внешнюю политику правительства. Были введены высокие пошлины на импортные товары, которые избавляли монополистов от конкуренции.

Сами же германские производители товаров широко применяли демпинг, то есть сбывали товары за рубежом по бросовым ценам и завоевывали новые рынки сбыта.

Интересы промышленной буржуазии и юнкерства защищало германское государство. По конституции 1871 г. германским императором мог быть только прусский король. Он утверждал и отклонял законопроекты, созывал и распускал рейхстаг — имперский парламент, руководил вооруженными силами. Перед императором нес ответственность имперский канцлер (министр-президент Пруссии), который был единственным общегерманским министром.

Рейхстаг избирался на основе всеобщего избирательного права для мужчин в возрасте от двадцати пяти лет. Избирательного права не имели женщины, военнослужащие и мужчины младше этого возраста. Рейхстаг занимался законодательством и утверждением бюджета. Его права были ограничены действиями верхней палаты — Союзного совета, а также огромными полномочиями императора, которому подчинялось правительство.

В советское время было не принято говорить, что именно Бисмарк сделал первые шаги на пути создания социального государства. С одной стороны, он запретил деятельность социал-демократической партии Германии, которая быстро усиливала свое влияние на рабочие массы. Одновременно были приняты важные законы, регулировавшие сферу социальных отношений. «Краеугольный камень концепции государства всеобщего благосостояния был заложен Бисмарком в 1883 году… Предпринятые Бисмарком обширные реформы означали поворот в развитии государственной политики и принятие на себя ответственности в этой области… В 1871 году Бисмарк издает закон, обязывающий предпринимателей выплачивать материальную компенсацию при несчастных случаях на производстве… Каждую социальную проблему Бисмарк рассматривал с точки зрения интересов и безопасности государства. Он был против участия частного сектора в социальном страховании, потому что такое участие, по его мнению, могло привести с собой мотивы материальных злоупотреблений и спекуляции (скорее экономической спекуляции в отличие от его собственных политических спекуляций). Кроме того, оно могло бы сделать рабочих лояльными скорее по отношению к предприятию, на котором они работают, чем по отношению к государству. Канцлер же считал, что рабочие должны поэтому обращаться за помощью именно к государству», — много интересного можно узнать из скромной книжки норвежского автора, которая практически неизвестна даже среди читающих россиян[177].

Факт остается фактом — Бисмарку удалось начать большую игру на поле противника. Есть основания считать, что Бисмарк был одним из тех, кто начал строить «капитализм с человеческим лицом». За последующие сто пятьдесят лет удалось сделать многое в этом направлении. А в СССР социализм почему-то закончился именно тогда, когда прозвучали первые призывы создать «социализм с человеческим лицом».