КалейдоскопЪ

Случайное открытие Александра Флеминга

В первые десятилетия XX в. человечество располагало автомобилями, паровозами, танками, пулеметами, подводными лодками, но не умело лечить такие болезни, как воспаление легких, дизентерия, туберкулез. Эпидемии брюшного тифа и легочной чумы уносили тысячи жизней. От пандемии гриппа (испанки) в 1918–1919 гг. умерло вдвое больше людей (около 20 миллионов), чем погибло в сражениях Первой мировой войны. В России на счету испанки были жизни 3–4 миллионов человек. От тифа, дизентерии, оспы в годы Гражданской войны в России умерло 2,1 миллиона человек.

На войне многие солдаты умирали не от пуль и осколков, а от гнойных ран. При попадании в рану миллионов болезнетворных микробов возникало нагноение и начиналась гангрена.

Еще Луи Пастер в XIX в. выяснил, что одни микробы парализуются другими. Русские врачи А. Полотебнов и В. Манассеин в 60–70-х гг. XIX в. изучили способность обыкновенной плесени поражать кокки (гнилостные бактерии).

Александр Флеминг был сыном фермера, третьим из четырех детей от второго брака. Хуг Флеминг второй раз женился в пятьдесят девять лет — жена была на тридцать два года младше. Отца Александр лишился в возрасте семи лет. Медициной Флеминг стал заниматься под влиянием старшего брата, врача-офтальмолога. В 1906 г. Александр получил ученую степень, работал в группе профессора патологии Алморта Райта. В лаборатории при больнице Флеминг проработал пятьдесят лет — вплоть до своей смерти.

Во время Первой мировой войны Флеминг служил в армии по своей специальности. В 1918 г. вернулся в госпиталь Святой Марии, где в 1928 г. стал профессором бактериологии.

Однажды Александр Флеминг простудился. Он посеял слизь из собственного носа (то есть высморкался) на чашку Петри, в которой находились бактерии. Через несколько дней он обнаружил, что в местах, где была слизь, бактерии исчезли.

В 1928 г. случайность и некоторый беспорядок в лаборатории сослужили ему хорошую службу. Бактерии находились в чашечках, которые стояли на окне. Флеминг заметил, что плесень, споры которой занесло ветром, уничтожила стафилококк. Опытным путем он определил оптимальную температуру плесневого грибка (пенициллума нотатума) и время, когда тот становится активным. «Когда я проснулся на рассвете 28 сентября 1928 г., я, конечно, не планировал революцию в медицине своим открытием первого в мире антибиотика, или бактерии-убийцы», — позже вспоминал ученый. Но затем он заметил: «Но я полагаю, что именно это я и сделал».

Так в 1929 г. Александр Флеминг получил антибактериальное вещество, которое назвал пенициллином. Он исследовал антибактериальное воздействие пенициллина на множество организмов, на бактерии, вызывавшие такие болезни, как скарлатина, пневмония, менингит, дифтерия, брюшной тиф. Но сам Флеминг не был химиком и посчитал, что получить лекарство будет очень сложно. Он продолжал свои опыты до 1940-х гг., пытаясь разработать методику быстрого выделения пенициллина. Однако это сделали исследователи Эрнст Борис Чейн и Говард Флери на деньги правительств США и Англии. Они смогли получить чистый пенициллин, который, как оказалось, мог уничтожать не только стафилококки, но и стрептококки, возбудителей гангрены и менингита. Антибиотики пенициллины в медицинскую практику вошли в 1943–1944 гг. В 1945 г. Флеминг, Флери и Чейн были удостоены Нобелевской премии в области физиологии и медицины.

Александр Флеминг был масоном достаточно высокого ранга. Он умер в 1955 г., кремирован с захоронением праха в Соборе Святого Павла.

В 2000 г. три крупных шведских журнала назвали пенициллин наиболее важным открытием тысячелетия. С помощью него были спасены около 200 миллионов жизней.

В Мадриде рядом с Плаза де Торос де Лас-Вентас по инициативе матадоров установлен памятник Александру Флемингу, изобретение которого спасло жизнь многим артистам этого жанра.

В 1949 г. бабушка автора этой книги, Евдокия Васильевна, тяжело болела. Дедушка, Сергей Степанович Фортунатов, в поисках пенициллина дошел до городского комитета ВКП(б) заполярного города Кировска, в котором и происходили описываемые события. «А вы член партии?» — спросили дедушку. Дедушка был беспартийным, и пенициллина из партийных закромов ему не полагалось. В конечном счете дедушка нашел пенициллин. Но, как оказалось, было уже поздно. Увидеть бабушку автору не довелось.