КалейдоскопЪ

Дэн Сяопин о черной кошке в темной комнате

Почему у одного народа находятся мудрецы, которые способны наметить правильный путь развития и убедить большинство в том, что надо двигаться именно в этом направлении, а у других народов с мудрецами напряженка? Как удалось Китаю, который благодаря экспериментам Мао Цзэдуна фактически оказался в тупике, не только из него выйти, но и в течение нескольких десятилетий решить большую часть имеющихся в стране проблем?

Ответить на эти вопросы вряд ли возможно, если не обратиться к фигуре Дэн Сяопина. Человек, который никогда не занимал пост руководителя страны, был фактическим вождем самого многочисленного народа на земле с конца 1970-х до начала 1990-х гг.

При рождении в 1904 г. его назвали Дэн Сяньшэн. Выходец из простой китайской семьи, пятнадцатилетний Дэн отправился учиться во Францию. Одновременно с учебой он подрабатывал пожарным, официантом, рабочим на руднике и заводе «Рено». Приобщение к марксизму привело Дэна в Коммунистический союз молодежи Китая (1921), в коммунистическую партию Китая (1923) и в Коммунистический университет трудящихся Востока в Москве (1926).

По возвращении на родину началась жизнь китайского революционера-коммуниста: подполье, руководство восстанием, участие в Великом походе, в ходе которого Дэн становится генеральным секретарем ЦК КПК. Дэн руководил рядом военных операций против японцев и чанкайшистов.

В КНР он стал одним из сподвижников Мао, но после очевидного провала «Большого скачка» вместе с Председателем КНР Лю Шаоци предложил перейти к более умеренной политике. «Неважно, черная кошка или белая кошка; если она может ловить мышей, это хорошая кошка», — сформулировал он свое кредо реформатора в 1961 г. во время одного из партийных форумов.

В годы «культурной революции» (с 1966) Дэна сняли со всех постов и отправили работать простым рабочим на тракторный завод. А Лю Шаоци погиб. Сын Дэна подвергся пыткам со стороны хунвейбинов и стал инвалидом. Но в 1974 г. Мао под давлением Чжоу Эньлая вернул Дэна на пост вице-премьера. В конце 1975 г. Дэна заставили раскритиковать собственные «ошибки», а после смерти Чжоу Эньлая (1976) «банда четырех», в которой главную роль играла последняя жена Мао Цзэдуна, пыталась добить Дэна, ставшего главной мишенью убойной критики.

Но Мао Цзэдун оказался не вечен и довольно быстро последовал за Чжоу Эньлаем (1976). Уже в следующем году началась критика «культурной революции» в рамках кампании «Пекинская весна». В ходе этой кампании противники Дэна постепенно теряли свои позиции. Председателем ЦК КПК в 1981 г. стал Ху Яобан, главой Государственного совета — Чжао Цзыян, а на скромном посту председателя Центрального военного совета ЦК КПК Дэн Сяопин продолжал реализовывать свой план.

В Китае благодаря Дэну не стали оплевывать собственное прошлое, как это неоднократно делалось в России при Ленине, Сталине, Хрущеве, Горбачеве, Ельцине. ЦК КПК в 1982 г. издал документ под названием «О некоторых исторических вопросах со времен образования КНР». Мао был объявлен «великим марксистом, пролетарским революционером, военачальником и генералом» и бесспорным основателем государства и Народно-освободительной армии Китая. Дэн заявил, что «он был плохим на 3/10, но хорошим на 7/10». Документ также возложил всю вину и ответственность за «культурную революцию» на контрреволюционные силы «банды четырех» и Линь Бяо, который был министром обороны, единственным заместителем и официальным преемником Мао Цзедуна, но погиб в авиакатастрофе над территорией Монголии при невыясненных обстоятельствах.

В начале 1987 г. сам Дэн стратегию развития страны изложил следующим образом: «Китай стремится к социалистической модернизации, а модернизация без социализма означала бы лишь одно — отказ страны от наиболее существенного элемента пути своего развития. Это основной вопрос. В последние годы Китай добился значительного развития, возрос также уровень жизни населения. Мы целиком и полностью верим в наше развитие, мы считаем, что следует быть более осмотрительными, время от времени обобщать опыт и извлекать необходимые уроки»[224]. Осенью 1987 г. XIII съезд КПК одобрил стратегию социалистической модернизации страны.

Дэн посетил целый ряд стран. Заметно улучшились (фактически установились или восстановились) отношения с США, Японией. Великобритания вернула Китаю Гонконг (1997), а Португалия — Макао (1999). С Тайванем начались переговоры об объединении на основе принципа «одна страна — две системы».

Внутри страны Дэн выдвинул стратегию четырех модернизаций: в оборонной промышленности, сельском хозяйстве, науке и гражданской промышленности. Китайскому народу объяснили, что он находится на первой стадии строительства социализма и будет достаточно долго строить «социализм с китайской спецификой» на основе «социалистической рыночной экономики». Многие аналитики усмотрели в новой стратегии развития Китайской Народной Республики творческое применение ленинской новой экономической политики, которая проводилась в нашей стране в 1921–1927 гг. Кто-то вспоминал, что похожие соображения высказывал еще Чжоу Эньлай. Учитывался и успешный опыт экономических преобразований некоторых регионов самого Китая, а также соседей — «азиатских тигров».

В сельском хозяйстве трудовые крестьянские коммуны (аналог советских колхозов) были разделены на индивидуальные (преимущественно семейные) крестьянские хозяйства. Земля осталась общенародной собственностью. Небольшие группы администраторов следили за выполнением необременительных повинностей в пользу государства. Крестьяне получили возможность самостоятельно реализовать большую часть своей продукции, приобретать сложную сельскохозяйственную технику, они объединялись в кооперативы в зависимости от назревших потребностей. В промышленности была расширена самостоятельность предприятий. В городах разрешалось создание мелких и средних частных предприятий, которые стали не столько составлять конкуренцию, сколько дополнять работу крупных предприятий. При проведении конверсии военных заводов китайцы предпочитали сначала создать новое перспективное предприятие, способное выпускать конкурентоспособную продукцию и обеспечить работой высвобождающихся работников, а уж потом ломали сам военный завод. В портовых городах были созданы свободные экономические зоны с особыми условиями для предпринимателей, прежде всего зарубежных. Исключительно важным фактором для успехов экономических реформ в Китайской Народной Республике были традиционные трудолюбие, дисциплинированность, рационализм и привычка подчиняться руководству, свойственные китайскому народу и его менталитету. Китайская медицина и фармакология вносят свой вклад в состояние здоровья нации.

Но КПК не стала отдавать власть в другие руки, когда критически настроенные люди вышли на площадь Тяньаньмэнь. В мае 1989 г. выступление оппозиции было жестоко подавлено с использованием бронетехники. Погибли сотни, возможно, тысячи людей. Дэн обозначил рубеж, до которого он был готов отступить. Вскоре он ушел со своего поста председателя Центрального военного совета, а в 1992 г. и из политической жизни вообще. Дэн сделал свое дело, Дэн ушел. В девяносто лет вполне можно позволить себе уйти на покой. «Товарищ Дэн» показал китайским «аксакалам» пример достойного ухода.

Великий китайский мудрец современности Дэн решил ряд задач.

Во-первых, он обеспечил плавный переход от одной исторической эпохи к другой. Дэна назвали «главным архитектором китайских экономических реформ и социалистической модернизации». При этом Мао Цзэдун остался в своем хрустальном гробу.

Во-вторых, Дэн сформулировал новую китайскую идею, которая получила название «социализм с китайской спецификой».

В-третьих, он сыграл важную роль в формировании нового поколения китайских руководителей, новой политической элиты китайского общества, которая взяла на вооружение разумные экономические реформы и добилась выхода Китая на передовые позиции в мировой экономике.

Дэн Сяопин умер 19 февраля 1997 г. в возрасте девяноста двух лет от легочной инфекции на фоне болезни Паркинсона. Первая жена Дэна умерла молодой, вторая отказалась от него в период гонений, а от третьей родились три дочери и два сына.