КалейдоскопЪ

Драконт и его законы

Создателем Афинского государства считают легендарного Тесея (XIII в. до н. э.). При нем произошло объединение двенадцати обособленных поселений с центром в Афинах. Тесей разделил всех граждан на эвпатридов (родовая знать), геоморов (земледельцев) и демиургов (ремесленников). Нельзя не вспомнить о том, что в марксистской теории важное место занимает понятие «общественное разделение труда», каковое происходило на протяжении дописьменного периода в истории человечества. Выделение земледельческого, ремесленного и управленческого видов деятельности было важнейшей вехой в последовательно развивавшемся процессе общественного разделения труда.

В древних Афинах только эвпатриды имели исключительное право на замещение должностей. Между эвпатридами (или родовой знатью) и остальным демосом, народом (земледельцы, ремесленники, торговцы, моряки), происходила постоянная борьба. Военными и судебными делами в Афинах руководила ежегодно избираемая коллегия архонтов. Совет старейших превратился в ареопаг. В руководящих органах господствовали эвпатриды.

В 30-х гг. VII в. до н. э. в древних Афинах шла ожесточенная политическая борьба между простыми согражданами и аристократами. Попытка государственного переворота, предпринятая победителем Олимпийских игр Килоном, не удалась. Социальные отношения требовали четкого регулирования.

Одному из архонтов, Драконту (или Дракону), было поручено оценить действовавшее обычное право и предложить первые писаные законы. Что и было им сделано в 621 г. до н. э. Результат кодификации, проведенной афинским архонтом, иногда называют драконтовской конституцией.

Драконт, как бы сказала современная молодежь, не стал сильно заморачиваться. За все преступления предусматривалось одно наказание — смертная казнь. «Даже незначительные проступки заслуживают этого наказания, а для более серьезных я не мог придумать ничего большего», — якобы сказал Драконт в ответ на критику чрезмерной суровости его законов. «Законы Драконта написаны кровью», — считали многие греки.

Драконт черпал свое вдохновение в древнем устном традиционном праве, многие позиции которого определялись принципом «нет человека, нет проблемы». Особенно в тех случаях, когда этот человек мешает жить всем остальным.

Эти чрезвычайно жестокие и пока еще очень примитивные законы имели немаловажное историческое значение. Историки считают, что законы Драконта символизировали победу формирующегося полиса над сохранявшимися элементами родового строя. Законодательство Драконта было направлено на устранение кровной мести, устанавливало определенный порядок в имущественных и общественных отношениях. Следует отметить, что по драконтовской конституции преднамеренное убийство различается с непреднамеренным. За первое предусматривалась смертная казнь, за второе — изгнание. При этом Драконт допускал возможность примирения с ближайшими родственниками убитого. При отсутствии родственников примирение могло состояться с фратрией, к которой принадлежал убитый. Убийство раба наказывалось наравне с убийством свободного гражданина. С убийцей запрещалось дурно обращаться.

Политические права в соответствии с законодательством принадлежали тем, кто имел оружие. Вооруженные граждане выбирали архонтов и казначеев из лиц, имевших определенный размер имущества, которое не было обременено долгами. На остальные должности избирались граждане, имевшие оружие, но не располагавшие установленным имущественным цензом.

Ареопаг в Афинах должен был включать в себя 401 человека. Это были граждане, избранные по жребию. Члены ареопага и другие должностные лица не должны были быть моложе тридцати лет. Одно и то же лицо не могло занимать должность вторично, прежде чем очередь обойдет всех. Ареопаг считался стражем закона. В ареопаг граждане обращались с жалобой с указанием закона, нарушенного по отношению к данному гражданину. За пропуск заседаний ареопага или народного собрания полагался штраф. Такова была «драконтова полития».

Фразы «драконовские меры» и «драконовские законы» стали крылатыми. Эти выражения указывают на очевидную суровость предпринимаемых мер или устанавливаемых законов, но степень их осуждения перевешивает понимание их необходимости. Законы Дракона были шагом вперед в развитии древнегреческого права. Обычное, традиционное право трактовалось аристократами в свою пользу. Писаные правила впервые вводили определенные ограничения, пределы произволу. «Что написано пером, того не вырубишь топором», — говорили много позже на Руси. Можно предположить, что с драконовских законов начинает формироваться фундаментальное по своей значимости утверждение, которое римляне формулировали так: «Dura lex, sed lex» («Закон суров, но это закон»). Не случайно имя Драконта еще в глубокой древности упоминалось с почтением, а сам он вошел в число лучших законодателей.