КалейдоскопЪ

Папоцезаризм Николая I Великого

Нет такого цезарепапизма, чтобы на него не нашелся папоцезаризм. Его идеологом стал папа римский Николай I, понтификат которого (858–867) пришелся на эпоху распада империи, созданной Карлом Великим.

Будущий святой родился в год коронации Карла (800), был родственником Льва IV. Он воспользовался борьбой, которая шла между детьми и внуками Людовика Благочестивого. Николаю I на руку сыграло то, что король Лотарь «не мог разобраться со своими женщинами»: он заставил его повиноваться себе и решил, что папы должны повелевать королями. Николай I также доказывал, что власть всех других епископов исходит только от папы, который может судить любое духовное лицо по своему разумению. Аргументы при этом черпались из якобы найденных древних документов. Они получили название декреталий, но позже стали называться лжедекреталиями, так как оказались ловкой подделкой. Власти много не бывает. У арабов светская власть и религиозная власть сосредоточивались в руках халифа. В Европе каждый правитель хотел повелевать своей территорией. Всем им требовался вселенский судья и духовный владыка. Николай I считал, что такую роль и должен выполнять папа римский.

В 863 г. Николай I лишил сана константинопольского патриарха Фотия, утвержденного византийским императором. Николай I стремился безусловно подчинить себе Восточную церковь. Но в 867 г. собор в Константинополе самого Николая I лишил сана и предал анафеме. Считается, что Николай I сильно опечалился и умер. Стала формироваться православная автокефальная (самоуправляющаяся) церковь. Западную церковь стали называть католической, что в переводе с латинского языка означает «всеобщая», «вселенская». Через почти двести лет, в 1054 г., Восточная и Западная церкви категорически расплевались. Среди тех, кто в этом споре первым сказал свое слово, Николай I явно претендует на первое место[68].

Идея папской теократии не встретила большого восторга у европейских правителей. В Западной Европе светские власти и католическая церковь на протяжении тысячелетия с переменным успехом искали ответ на вопрос, кто главный. В нашей стране с момента крещения Руси Владимиром I такой вопрос не стоял: церковь подчинялась светской власти и защищалась ею.